http://alisnad.com

Comment: (1)

Абу-ль-Мунзир Аш-Шанкити: О разнице между организацией «Дауля» и государством ислама. Часть 3

Category : Манхадж

Пятый пример

Пророк, ﷺ, в своей борьбе с врагами не озабочивался лозунгами и названиями, а сосредотачивался на сущности вещей. Поэтому он пошёл на уступки курайшитам при записи документа, ратифицировавшего мирный договор, заключенный с ними в Худайбиййе, отказавшись от записи слов «Милостивый, Милосердный» и слов «посланник Аллаха».

Рассказал Анас, да будет доволен им Аллах, что курайшиты заключили с Пророком, ﷺ, мирный договор, и их представлял Сухайль ибн Амир. И сказал Пророк, ﷺ: «Пиши: Во имя Аллаха, Милостивого, Милосердного». И сказал Сухайль: «Мы не знаем что такое «Во имя Аллаха, Милостивого, Милосердного». Напиши то, что мы знаем, «Во имя Твоё, о, Аллах». И сказал Пророк, ﷺ: «Пиши: От Мухаммада, посланника Аллаха». И сказал Сухайль: «Если бы мы признавали, что ты посланника Аллаха, мы бы последовали за тобой, напиши своё имя и имя твоего отца». И сказал Пророк, ﷺ: «Напиши: От Мухаммада, сына Абдуллаха». Привёл Муслим.

В другой версии этого хадиса сообщается, что Пророк, ﷺ, приказал Али стереть это, и Али ответил: Нет, клянусь Аллахом, я не стану стирать этого. И Пророк, ﷺ, сказал: «Покажи мне, где это написано», и сам стёр эти слова.

Поистине, уступка Пророка, ﷺ, в записи этих слов – доказательство его дальновидности и отсутствия заботы о названиях и лозунгах, если они становились препятствием для достижения важных целей. И то, что эти слова не были записаны в документ, ничем не навредило ни Пророку, ﷺ, ни мусульманам.

Однако мы видим, что всё в организации «Дауля» строится на названиях и лозунгах больше, чем на сущности и неотъемлемых качествах вещей.

Аль-Багдади появился на своей хутбе с специальной «халифской» одежде, хотя для Халифа по шариату не существует какой-то особой одежды, отличающей его от людей.

И СМИ принялись обсуждать и анализировать этот специальный костюм, в котором появился «халиф», в том же стиле, как обсуждаются платья «звёзд» кинематографа!

Как это далеко от муллы Умара, которого практически невозможно отличить от его окружения, как это было и с Пророком, ﷺ!

Рассказал Анас ибн Малик, да будет доволен им Аллах: Мы сидели с Пророком, ﷺ, в мечети, когда на верблюде в неё въехал один человек. Он поставил своего верблюда на колени и спешился, а затем привязал верблюда и сказал: «Кто из вас Мухаммад?», а Пророк, ﷺ, сидел среди нас, опершись. И мы ответили: Пророк – этот светлокожий человек, который сидит опершись». Привел Аль-Бухари.

Более того, воинов Талибана почти невозможно отличить от простых людей.

Однако организация «Дауля» старается подтвердить существование своего «государства» посредством отличия своих воинов в одежде, внешнем виде, знаменах и лозунгах, а затем подтвердить термины «государство» и «халифат» путём их многократного повторения, и никто из них не чихнёт, не упомянув «Даулю», и не зевнёт, не произнеся «бакъийа», забыв, что государства и нации не строятся большим количеством флагов и многократным повторением лозунгов.

Огромное несчастье эта их приверженность к некоторым лозунгам, которая навлекает на них много бед и вреда. И порой уступки в вопросах дозволенного или там, где шариат делает возможным послабление, они воспринимают как небрежность в осуществлении закона Аллаха, как это случилось в вопросе наложниц!

Шестой пример

Пророк, ﷺ, одерживал победы, но победы не заставляли его забыть о благородных нравственных качествах. Наоборот, победы лишь усиливали его скромность, великодушие и милосердие. Завоевав Мекку, он, ﷺ, въехал в неё, опустив голову.

Он прощал тех, кто сражался и воевал с ним, сказав: «Идите, вы свободны».

Однако поведение организации «Дауля» становится всё более низменным по мере их продвижения и захвата территорий.

Мудрое государство это то, которое придя к власти, придаёт себе перед людьми чистый сияющий имидж, противоположный тому, который распространяли враждебные ему средства массовой информации. И тогда, если его власть упрочится, люди примут и полюбят это государство, а если оно потеряет силу и власть, то оставит людям хорошие воспоминания и уважение в истории.

И когда какая-то организация сумеет взять под контроль какую-то территорию, а затем окажется неспособна создать себе на этой территории хороший имидж, это означает, что этого хорошего имиджа у неё и нет.

Организация «Дауля» же пошла ещё дальше, она продемонстрировала после установления своей власти те отвратительные качества, которые ей приписывали, и словом и делом подтвердила обвинения своих оппонентов и ненавистников, поставив в тупик тех, кто ей симпатизировал и поддерживал. Так что, когда она потеряет свою силу и власть, никто не будет сожалеть о её исчезновении.

Седьмой пример

Абу Муса сказал: Посланник Аллаха, ﷺ, когда посылал кого-то из своих асхабов по делам, говорил: «Радуйте и не отталкивайте от себя, облегчайте и не усложняйте», привел Муслим.

В этом хадисе указание на то, что правители и амиры должны планировать такую шариатскую политику, которая будет привлекать людей к исламу и джихаду…

Муджахид, находясь на джихаде, практикует призыв к исламу посредством того, что руководствуется этическими нормами джихада, для того, чтобы джихад мусульман отличался от войн тагутов, тиранов и тех, кто сеет нечестие на земле.

И этого манхаджа муджахид должен придерживаться не только с мусульманами, но и с кафирами.

Примером этого может служить тот факт, что Шариат сделал «людей, чьи сердца надо привлечь к исламу» одной из категорий тех, кто получает закат рядом с остальными категориями, в которые входят мусульмане. Сказал Всевышний Аллах: «Закат предназначен для нищих и бедных, для тех, кто занимается его сбором и распределением, и для тех, чьи сердца хотят завоевать, для выкупа рабов, для должников, для расходов на пути Аллаха и для путников. Таково предписание Аллаха. Воистину, Аллах – Знающий, Мудрый» (Покаяние, 60).

Также примером служит то, что Аллах Всевышний дал правителю и военному амиру право помиловать и освободить пленных кафиров без выкупа или обмена. Сказал Он: «Когда вы встречаетесь с неверующими на поле боя, то рубите головы. Когда же вы ослабите их, то крепите оковы. А потом или милуйте, или же берите выкуп до тех пор, пока война не сложит свое бремя» (Мухаммад, 4).

И единственной целью освобождения военнопленных без выкупа может быть лишь привлечение их к себе.

Однако манхадж организации «Дауля» не учитывает того, что вменил в обязанность Аллах из привлечения сердец и улучшения имиджа ислама в общем и джихада в частности. Они представили себя и представили ислам и джихад в ужасном диком образе, в котором нет и милосердия, ни жалости. Они впервые представили людям новый вид монголов, который в войне ведут себя безобразным образом и при этом несут флаг ислама!

Они обезображивают ислам мерзкими эксгибиционистскими шоу, в которых практикуют резню, сжигание, отрезание голов и утопление!

И на этот момент не осталось для них никакой мерзкой формы убийства, которую бы они не практиковали, кроме сдирания кожи!

Похоже, что их постигла болезнь получения удовольствия от мучений других людей.

На некоторых молодых людей жестокость и несправедливость оказали такое сильное впечатление, что в них ослабли чувства милосердия и великодушия, и ими овладела ненависть и желание отомстить… Известно, что если человек в юности подвергался жестокостям, это оставляет след в его душе… Большая разница между тем, кто ведёт джихад как поклонение Аллаху, и тем, кто ведёт джихад из-за своей душевной болезни.

И я спрашиваю себя: Каков смысл запрета на мусля (глумление над трупами), если ислам дозволяет сжигание, резню, отрезание голов в том эксгибиционистском стиле как это делает организация «Дауля»?

Разве зарезание, сжигание, отрезание голов с их отвратительным зверством и чрезмерной жестокостью не более заслуживают быть запретными, чем глумление над трупами?

Некоторые воображают, что эти бесчеловечные практики подразумеваются в словах Всевышнего Аллаха: «Вы устрашаете им врага Аллаха и вашего врага…», и это явное невежество в отношении смысла аята. В этом аяте Аллах приказывает устрашать врага всем, что возможно из снаряжения и боевой конницы, и это устрашение врага тем, что дозволено в своей основе.

Что же касается устрашения врага тем, что запрещено, то это запрещено в своей основе, и может стать дозволенным в некоторых случаях по острой необходимости, когда муджахиды не имеют другого выхода, а не так, как представляют эти люди, что подобно тому, как если счесть дозволенным алкогольные напитки для утоления печали.

И существует большая разница между тем, что некоторое действие становится дозволенным по острой необходимости, и тем, чтобы оно стало устойчивым делом манхаджа, делом, к которому призывают и которое стремятся распространить.

Продолжение следует, إن شاء الله .

alisnad.com

Comments (1)

«И на этот момент не осталось для них никакой мерзкой формы убийства, которую бы они не практиковали, кроме сдирания кожи!» — eto toje uje bilo nedavno: http://ru.tsn.ua/svit/boeviki-igil-shokirovali-novym-video-muchitelnoy-kazni-507390.html

Post a comment