http://alisnad.com

Comments: (5)

Абу Мус’аб Ас-Сури: Ошибки движения джихада. Часть 9

Category : Манхадж

10 — Феномен под названием «Муджахид, делающий что хочет»

Теперь рассмотрим другую болезнь, свидетелем которой я стал здесь, в Афганистане. На эту проблему я уже указывал, когда говорил о присяге и отсутствии выполнения присяги, и это удивительное явление – «муджахид, делающий то, что ему приятно». Может быть, у вас в Йемене есть подобное явление, я лично был свидетелем этого в странах Шама. Но больше всего я встречал этот феномен среди арабов в Афганистане.

Как следует из названия – это человек, который не поддается никакому контролю. Иногда он привязан к какому-то джамаату или амиру, однако главным авторитетом для него является его собственное мнение. Я имею в виду, что он, когда хочет, присутствует, а когда хочет — отсутствует, приходит и уходит, когда ему вздумается, строит свои убеждения и идеологию, как ему угодно, и для него нет авторитетов в идеологии и манхадже. Для него нет примера для подражания, шейха или ученого, к которому бы он обращался. Для него не существует джамаата, приказам и запретам которого он бы подчинялся. И даже если он состоит в джамаате, то, если получит приказ, смысл которого он не сможет понять, он тут же покидает этот джамаат.

Здесь в Афганистане можно встретить братьев, которые находятся на «учебке», и если им не нравится положение в этом лагере, они покидают его и переходит в другой лагерь, где их принимают, не выясняя, почему они покинули предыдущую «учебку». А если бы стало известно, что они недисциплинированные, то их не приняли бы на новом месте. Однако в этом вопросе не наведён должный порядок.

Можно видеть, как кто-то уходит из одного лагеря и присоединяется к другому, уходит с одного фронта и отправляется на другой, работает с одним видом оружия, а затем бросает это его и берёт другое, и все это он делает без какого-либо контроля.

Затем такой человек начинает придумывать свои собственные идеи, преувеличивает значение чего-то, и принижает что-то другое, и в конечном итоге начинает от себя обвинять людей в неверии и нововведениях по своему произволу без какого-либо основания и без кого-либо соблюдения правил. В итоге появилась категория людей с ошибочным анархичным пониманием, которых могут использовать спецслужбы в своих целях, могут привлекать такфиристские джамааты, и может повести за собой любая отклонившаяся группа или идеология.

И даже если ничто такое не привлечёт за собой  такого человека, он все равно остается человеком недисциплинированным, которым сложно управлять и которого сложно контролировать, так как он совершает джихад как ему заблагорассудится. Это один из феноменов, возникших в сегодняшней джихадской среде.

11- Деятельность на благо других

Об этом мы уже говорили.

12- Отсутствие полноценных и убедительных теоретических доктрин для деятельности организаций

Следующий пункт – это то, что у исламистов нет полноценной доктрины для деятельности. Конечно, разработка такой доктрины не является задачей отдельного муджахида, это не является миссией рядового бойца: это задача движения, организации – предоставить полноценный завершенный план.

Когда мы говорим: «Мы сражаемся, чтобы отразить агрессию» — это хорошо. Когда мы говорим: «Мы — организации, и мы хотим свергнуть правителей, сменить режим и на его место установить другой» — это даже лучше. Но у сегодняшнего движения джихада до сих пор нет понимания того, каким будет форма этого государства, каким будут его отношения и связи, как оно будет взаимодействовать с людьми, как оно будет взаимодействовать с другими джамаатами. Нет социальной и экономической  теории. Движение джихада не смогло сделать этого из-за того давления, которому оно подвергалось, и это не упрек, а реальная действительность.

Сегодня в джихадском движении не хватает мощной творческой деятельности в сфере идей. У людей, которые хотят присоединиться к нам и свергнуть одно государство и установить другое, возникает много вопросов, не касающихся отражения агрессии, ответов на которые у джихадских организаций нет. Джихадские организации не сумели предоставить убедительной полноценной доктрины для своей деятельности.

Заметьте, даже у заблудших, кафирских, атеистических организаций, например, коммунистов, когда они поднимают восстания, имеются в арсенале программа и свое представление о будущем. Он кафир,  противоречащий сам себе, но он полноценен в том плане, что у него есть теория и представление о будущем. Такая же ситуация и с секуляристами, социалистами, баасистами и даже мадхалитами, поддерживающими королей – у них у всех есть представление и определенная программа. Но наше представление и программа ограничивается лишь тем, что мы будем воевать, чтобы устранить существующее положение. А  что будет дальше? Об этом никто особо не говорит, и это большой недостаток.

13 — Неудача в старании убедить Умму в обязательности джихада

Мы часто говорим о «забытой религиозной обязанности», о том, что джихад стал «забытым» фардом, и что надо призывать к нему людей. Но мы не смогли убедить Умму в важности этой обязанности, и это является результатом нашей изолированности от масс.

Я имею в виду, что по поводу этой «забытой обязанности»  переживаю я, ты и небольшая прослойка общества, которая занята ею.  Но если кого-то из нас сбросить на парашюте на территорию его страны, в которой он отсутствовал долгое время, то он увидит, что люди этой страны живут в одном мире, а мы – в другом. Если ты говоришь людям об отражении агрессии, то люди скажут: «О чем говорит этот человек?». Если ты снизойдешь сейчас до людей и начнёшь им говорить об  оккупации святынь, то люди посмотрят тебе в лицо и скажут: «О каких святынях ты говоришь?». И то же самое произойдёт, если ты заговоришь о нешариатском правлении, об отражении агрессии и тому подобных проблемах.

Хвала Аллаха, сегодня, когда последние 8 лет натиск на мусульман усилился, стало ясно, что мусульмане находятся в критическом положении. Но все равно до сих пор мы не смогли убедить в обязанности джихада не то что слой общества среди обычных мусульман, но даже среди исламистов. Мы не смогли убедить молодёжь из ихванов, салафитов, таблиговцев и людей, практикующих свою религию, в том, что вооружённая борьба является обязанностью их религии.

Также мы видем отсутствие должного внимания к неарабам. Я имею в виду, что когда арабы объясняют необходимость вооружённой борьбы, то обращают этот призыв только в свои ряды, особенно к студентам университетов. То есть даже в наших, арабских странах можно заметить, что не уделяется достаточного внимания рабочему классу, крестьянам и слоям, далёким от интеллектуальной среды.

Поэтому мы видим, что наш призыв направлен к элите, и распространяется в университетах, но не распространяется, например,  среди кочевых племен. Нет призыва к джихаду среди простого населения, чтобы облегчить и популяризировать идеи джахада, и чтобы в дальнейшем призвать их к нему.

Также у нас в арабских странах, не уделяется достаточно внимания другим общинам и народам. Большинство курдов в арабских странах стали коммунистами, и исламское движение не применяют усилий для их призыва.

Такая же ситуация в Центральной Азии, в Пакистане, на Дальнем Востоке, а также в неарабских африканских странах. Там нет централизованного призыва, связанного с вопросами противостояния международной агрессии, который бы донес бы до них, что их святыни оккупированы, и что у них, сенегальцев, нигерийцев или малийцев есть проблемы. Нет там того, кто бы объяснил им, что их святыни оккупированы, а принадлежащую им нефть грабят, и что у них, как мусульман Центральной Азии или Китая есть проблемы, и когда ты сегодня совершаешь молитву, направив свое лицо в сторону Каабы, то твоя молитва наплавляется к Каабе через американские военные базы и оккупированные территории. И даже чтобы получить разрешение отправиться в хаддж, ты вынужден пройти через все инстанции различных спецслужб.

Наша система призыва слаба и ограничена лишь арабо-язычным кругом, в котором идеи джихада распространились лишь на небольшую прослойку населения. И если мы выйдем из арабо-язычной среды, то обнаружим, что здесь нет да’вата, благодаря которому мы смогли бы возложить на исламскую Умму и миллиард мусульман обязанность вести джихад против мировой системы куфра. Сегодня арабов насчитывается по самым оптимистичным данным от 250 до 300 миллионов человек, в то время как одна Индонезия насчитывает 200 миллионов мусульман, больше 200 миллионов мусульман в Африке, а от Центральной Азии до Филиппин проживает больше 600 миллионов мусульман. И призыву в этих регионах не уделяется должного внимания. В результате мы оказались маленьким слоем в маленьком слое в маленьком слое общества,  желающим противостоять новому мировому порядку, и это невозможно.

14 — Несоблюдение прав рядовых членов со стороны джихадских организаций

Один из братьев недавно заявил, что в джихадских джамаатах есть несправедливость, а именно то, что у джамаата есть права по отношению к члену группы, а вот у члена группы нет никаких прав по отношению к джамаату. Ты говоришь, что у амира есть права перед вами, чтобы вы его слушались и повиновались, у джамаата есть права перед вами, чтобы вы оберегали его и работали на его благо.  Однако, я, как отдельная личность, жертвую для этого джамаата, а какие у меня права в этом джамаате? Можно видеть, что эти права попираются.

Дошло до того, что  одним  из печальных явлений, о которых я вспоминаю в этом разделе, стало забвение наших пленных. Муджахид попадает в плен, совершая какую-нибудь операцию, и о нем забывают, как будто его вообще не существовало. Если кто-то из нас потеряет свою шапку или куртку, то он, возможно, прилагает для их поиска больше усилий, чем для вызволения пленных!

Если кто-то погибнет или попадёт в плен, то мы часто не в состоянии присмотреть за его семьёй, многие люди, которые попали в тюрьму, после возращения домой обнаружили, что к их семье даже никто не заходил, никто не помогал и ничего не давал им. Да, ситуация на джихаде очень сложная, но тем не менее, складывается ощущение, что нет серьёзной организованной работы для решения этой проблемы.

Джихадские организации из-за непреодолимых внешних причин или по своей небрежности не смогли решить эту проблему. Можно заметить, что права рядовых членов нарушаются. Ты приехал сюда со всеми этими людьми для совершения джихада и дал им денег, а когда человек хочет вернуться, кто даст ему денег?  Если амир несправедливо поступает с ним, то кто тогда ему поможет? Ситуация, в которой находятся организации, не позволяет нам решить эту проблему, и наличие серьезных болезней делает невозможным для мусульман продолжать борьбу в рамках такой организации.

Итак, четырнадцатый пункт – это нарушение прав рядовых членов групп, и мы немного остановимся на проблеме пленных.

Все коммунисты, все радикальные  движения, такие как «Ирландская Республиканская Армия», ЭТА в Испании, «Свободная армия» – все эти организации, когда в плен попадает их человек, захватывают людей и требуют освобождения своих пленных. Даже палестинцы в шестидесятых-семидесятых годах захватывали людей и требовали освободить своих пленных. Они  оказывали давления на режимы и подкладывали взрывчатку для освобождения пленных.

Эти организации считают пленного важной своей частью, которую необходимо освобождать. Потому что, если я попаду в плен, и ты не спросишь за меня, то также, когда ты попадешь в плен, никто не спросит за тебя, и так далее, захватывать нас станет делом безопасным для врага.

Никогда не происходило взрывов в государствах наподобие Объединённых Арабских Эмиратах, Индии, Таиланда за то, что они выдают братьев, никто даже не пытается сделать это.

Посмотрите теперь на шиитов, на «Хезбалла» – этих людей уважают, потому что они, когда их человек попадает в плен, прилагают усилия для его освобождения. Они проводили операции против Саудовской Аравии, и вынуждали ее освободить всех пленных шиитов. В то время как шейхи Сафар [Аль-Хавали] и Сальман [Аль-Уда] находятся в застенках уже 6 лет, и возможно просидят еще 20 лет, но никто о них даже не спрашивает.

Где люди, которые бы потребовали ответа за них? Это шейхи, на лекциях которых присутствовало и 6, и 7 тысяч человек! И где организации и проповедники? Не было ни одной демонстрации, ни одной забастовки и одной операций или захвата. Так что забывание пленного у нас стало обыденностью. Мы не ценим наших братьев, и поэтому враги стали низко ценить нас. И это одна из проблем, с которыми мы столкнулись раньше.

alisnad.com

Comments 5 комментариев

Ассаламу г1алайкум Алх1амдулиллагь что остались его знания среди нас , хоть его самого нету, пусть Аллагь освободить его амин

Да истино: очень плохо когда нет представления что делать потом после победы. От этого все дело застаивается на одном уровне пока все не теряют силу. Программы и государственные модели обязательно нужны.

«Муджахид, делающий что хочет» — вместо тысячи слов. Проблема эта обусловлена не только тем, что рядовой делает только то, что ему нравится, но и тем, что он считает себя более компетентным (иногда последнее может быть правдой). К этому может привести и нежелание амира советоваться с остальными.

Может быть так, что ты что-то очень детально и хорошо спланировал, но ни с кем не советуясь. Ты возлагаешь на этот план большие надежды и уже не хочешь вносить изменения в него, потому-что ты считаешь его идеальным. Так бывает, если планировка проводилась долго и тщательно и ты начал искренне верить в успех этой затеи. Но ты ни с кем не советовался и когда кто-то дает тебе совет или говорит, что так не получится, ты принимаешь позицию обороняющегося и начинаешь всеми правдами и неправдами защищать свой план или идею. Как-будто тебя пытаются оскорбить.

Это фанатизм к идее или плану. Надо всеми силами воспитать в себе волю признавать невыполнимость плана даже тогда, когда ты уже вышел на амалию и вот-вот приступишь к делу. Найти в себе волю остановится и сказать, что все проделанные мероприятия бесполезны и всё нужно начать сначала. Это будет прекрасным признаком сабра и того, что тебе важна стратегия, а не какая-то одна операция.

Несогласен с автором. Говорить что только арабоязычным кругом ограничено это тотальная неправда. Будто на русском, английском, немецком, турецком, индонезийском, узбекском, уйгурском, пушту, урду, французском нету пропаганды. Разумеется есть и неменьше чем у арабрв , и тот кто читает эти строки непременно согласится со мной

Лекции Абу Мус’аба были даны в 1996 году. «Сады праведных» Ан-Навави были переведены на русский где-то в 2002-м, не говоря уже о современной джихадской литературе.

Кстати насчет Таиланда и Индии в Патани и Кашмире местные мусульмане уже на протяжении десятилетий свою лесную тему замутили не уступающую кавказской. В Кашмире миллиардная Индия треть своих войск держать вынуждена а в Патани( оккупированые буддистами тайскими исламские малайские земли) в отличие от Аракана буддисты сильно не рыпаются

Post a comment