http://alisnad.com

Comments: (5)

Абу Мус’аб Ас-Сури: Выход из кризиса. Часть 1

Category : Манхадж

Это шестая кассета, предыдущие пять кассет, составляющие примерно пять с половиной часов, посвящены кризису: что это за кризис, который постиг мусульман? Мы рассмотрели его с исторической точки зрения, разъяснили, как первый и второй, а затем последний третий крестовый поход подготовил мусульман к этому положению, а затем установился «новый мировой порядок».

Перед, если пожелает Аллах, мы начнём говорить о путях выхода, так как названием нашего курса лекций является «Современное положение мусульман: кризис и пути выхода», мы поговорили о современной ситуации и кризисе, а теперь постраемся поговорить о путях выхода из кризиса.

Я постараюсь сократить материал до одной кассеты, существуют некоторые вопросы, которые нуждаются в том, чтобы их разъяснили устно тем братьям, которые могут внести свою долю в выход из кризиса, но ситуация с безопасностью не позволяет нам записать их на кассету. На эти темы я поговорю после того, как запись завершится, если пожелает Аллах, сейчас же я буду говорить о том, что может принести пользу слушающему эту запись, который извлечёт из неё идею о том, как этот кризис должен быть преодалён.

Вступительные слова о выходе из кризиса

Первое вступление: Вызовы нового этапа после 1990 г:

Перейдём к вступлению, посвящённому вопросу выхода из кризиса. Из того, что мы говорили в течении пяти часов, следует вывод: с 1990 г. начался новый этап с точки зрения джихадской работы. Мы не говорим сейчас об исламской работе в общем, вся исламская работа находится в кризисной ситуации, даже сторонники демократии оказались в кризисе, и не нашли в демократии никакой возможности [тем не менее, «Ихваны» так и не поняли этого, что продемонстрировал военный переворот в Египте, свергнувший ихвановского демократического президента Мурси. Прим. переводчика]. Мы ведём речь сейчас лишь о кризисе джихадской работы и путях выхода из него, о нашем кризисе и наших путях выхода.

В 1990 г. и до 1999 г. сформировалась международная стартовая точка для атаки, названная «борьбой с терроризмом», она началась с возникновения «нового мирового порядка», и завершилась недавно Абдуллахом ибн Хусайном, который стал правителем Иордании, первыми плодами деятельности которого стало собрание арабских министров иностранных дел, где он сказал, что будет следовать за своим отцом в деле полного искоренения терроризма.

Конечно, существуют объединения на местно арабском уровне, на среднем уровне и объединения на международном уровне. Сегодня существует полная межгосударственная координация для борьбы с тем, что они называют «терроризмом», и конечно же, терроризм у них не ограничен только джихадской деятельностью, а всё фундаменталистское и исламистское считается терроризмом, но  особенно они сосредоточены на тех, кто взял в руки оружие.

В ситуации скоординированной международной «борьбы с терроризмом» проблемы джихадских джамаатов достигли своего пика. Мы выяснили, что в период 1960-1990 гг. джихад был на подъёме, возникали новые движения и проводились многочисленные операции, крупные и разнообразные операции, в том числе убийство глав государств и министров, открывались новые фронты, то есть джихадская работа была на подъёме.

В период 1990-1999 гг. джихадская работа снижалась, она впала в кризис так, что мы оказались в тупике, и мы сказали, что перед джихадскими джамаатами осталось три пути:

— Сдаться и покориться, даже если назвать это «перемирием» и «договором».

— Продолжать упорствовать в своих ошибках.

— Или же мы постараемся действовать по методу, основанному на непоколебимости, исправлении ошибок и постоянном развитие.

Второе вступление: О придаче врагом борьбе международного характера

Первое, о чём я хочу напомнить, это координация врага, которая поставила нас в такое положение, что борьба с нами приобрела международный характер, и в результате этого враги изучили каждое движение джихада: в Афганистане, в Сирии, в Египте, в Алжире. У них есть пленные, есть агенты и разведчики среди нас, есть люди, которые отправились в Европу и попросили убежище, в результате их присутствия, их рассказов, и разговоров в мечетях спецслужбам стала известна какая-то часть их деятельности. В общем все мы оказались в одной тарелке под ярким светом и под микроскопом. Враг теперь знает нашу активность и наш покой, наши методы, как мы думаем, каков наш манхадж, как мы финансируемся, как проводим операции – такова наша система безопасности, все слабые точки изучаются врагом, который получил возможность собрать информацию по всем этим вопросам. И как только, например, простые братья в Йемене, не обладая особой информацией, начинают действовать, он обнаруживают, что им противостоит правительство Йемена и спецслужбы Йемена с поддержкой и ресурсами спецслужб арабских государств, и спецслужб США, так что братья терпят поражение, потому что противостоят международной системе.

Раньше ты мог бежать из своей страны, где тебя преследовали, и найти безопасность в другой. Теперь же тебя преследуют в твоей стране и преследуют по всему миру. В общем, в период 1990-1999 гг. начал формироваться новый этап, которые вынуждает нас пересмотреть методы борьбы.

Третье вступление: Невозможно нанести поражение мировому режиму, не исправив ошибки, допущенные в предыдущих попытках

Мы убедились ранее, что кризисы касаются всех организаций: идеологический и методологический кризис оторвал нас от мусульман, и мы не смогли привлечь людей к джихаду, как я уже упоминал. Тупик в структуре, методе работы и управлении породил очень тяжёлый кризис в сфере безопасности так что каждая возникающая организация становится известна и совершает те же ошибки. Существуют проблемы в методах работы и дискурса, метода нашей работы были отсталыми, я перечислил их под заголовком «Бреши и ошибки в джихадском движении, которые следует исправить». Методы дискурса превратили нас в тонкую ограниченную прослойку и мы не смогли мобилизовать всю исламскую Умму на борьбу с врагом.

Таким образом, мы потерпели поражение на уровне одного государства в борьбе против жалких и слабых спецслужб арабских стран, и не сумели мобилизовать мусульман. Теперь же, когда нам противостоит альянс иудео-христиан с  муртаддами, то мы тем более проиграем, оставаясь в рамках наших старых ошибочных методов.

Мы сказали, что наши организации не были народными. Теперь я хочу рассмотреть каждую из наших ошибок, чтобы сконцентрировать внимание на том, что существует также кризис в манхадже, который привёл к отрыву нас от людей, кризис в структуре, который привёл нас к поражению перед службами безопасности, кризис в финансировании, из-за которого мы оказались подчинены иссыхающим источникам и оказались не способны ни на какие движения.

Четвёртое вступление: Неспособность джихадских организаций свергнуть власть, установить вместо них исламское правление и сохранить его при существующем мировом порядке

Результатом нынешней ситуации, как мы убедились в этом логически, является то, что сегодня не существует ни одной джихадской организации, способной свергнуть правящий режим, с которым она сражается. Все наши джихадские организации слабее, чем власти, с которыми они борются, а когда в эту борьбу на стороне властей вмешивается «мировой порядок», то эта слабость увеличивается во много раз.

Организации не смогли противостоять даже самым слабым правительствам, таким, как власти Мавритании, Йемена, Ливана и Сомали, что тогда говорить о режимах типа Сирии, Египта или Марокко, особенно в ситуации, когда присутствует международный режим, ведь мы знаем, что как только возникает угроза для властей какой-то страны, то немедленно следует вторжение иностранных сил для обеспечения безопасности этих властей [последние примеры это Мали, куда вторглись французские войска. Прим. переводчика]. Сегодня Восточная Африка раздроблена, «Силы по поддержанию мира» вторглись в Западную Африку, в них участвуют все государства, американские войска вторгаются, чтобы предотвратить переворот, французские войска вторгаются, чтобы предотвратить переворот.

Международный режим принуждает нас признать, что существующие джихадские организации не имеют сил свергнуть правительства своих стран, при том, что они лучше, чем организации, которые могут возникнуть в будущем, потому что они будут слабее и с меньшими возможностями.

Не могут ни ныне существующие, ни будущие организации свергнуть правительствах их стран посредством тайной организации, ведущей борьбу в рамках классической системы: когда существует тайная организация с пирамидальной иерархической структурой,  руководимой находящимися в подполье амиром, который руководит операциями партизанской войны.

Законы партизанской войны, которые мы рассмотрели, и у меня есть многочасовые лекции с комментариями к этим законам, устанавливают условия успеха партизанской войны, и во всех наших странах этих условий больше нет, потому что нет возможности для успеха партизанской войны под сенью «мирового порядка» и однополярного мира в то время, когда мы переживаем идейный и методологический кризис, когда мы оторваны от народа и испытываем проблемы с финансированием. В таких обстоятельствах старая теория партизанской войны не способна привести к свержению правящих режимов.

Так что я хочу признать, а Аллаху известно лучше, что сейчас не приходится рассчитывать на то, что под сенью «мирового порядка» возможно будет свергнуть какой-то режим путём народного восстания и партизанской войны, за исключением некоторых режимов, которые зависят от одной личности, наподобие режима Каддафи или иорданского режима, который представляют два-три члена одной семьи. Такие режимы могут пасть в результате убийства этих ключевых фигур. Но режимы, базирующиеся на стабильных организованных структурах, режимы, включающие в себя политические партии, демократические институты, систему выборов, армию, силы безопасности,  эти государства, базирующиеся на различных институтах с иерархическими структурами крайне сложно будет привести к падению посредством восстания.

Однако если мы согласимся с тем, что под сенью «мирового порядка» свержение режимов непродуктивно и невозможно за редким исключением, нам также надо категорически признать, что не существует и хотя бы одной джихадской организации, способной в случае падения режима, занять его место и управлять государством.

Так что с одной стороны невозможно свергнуть правящий режим при тех методах, о недостатках которых мы говорили, и при нынешней международной ситуации, а с другой стороны, если с нами произойдёт чудо и мы свергнем какой-то режим, то, исходя из того, что мы знаем о недостатках джихадских организаций в области идей, кадров, численности, подготовленности, мы не способны взять в свои руки власть ни в одной из мусульманских стран.

Я уже сказал вам, что даже самые большие джихадские организации насчитывают полторы тысячи членов, это организации, оторванные от народа, и если они получат власть в большом государстве, что они смогут сделать с такими ограниченными возможностями?

Вы можете мне сказать, что талибы ещё более отсталые, чем мы, и тем не менее, они взяли власть в государстве. Талибан – это костяк, включающий в себя религиозную структуру и племенную структуру, каждая из которых прекрасно организованна, и через эти религиозную и племенную структуры они смогли установить государство и управлять им, и таких структур нет в других наших странах.

Итак, мы неспособны управлять государством, у нас множество проблем: нет опыта, нет организаций, нет административного мышления, нет структур, нет шариатских авторитетов, нет брата, которого бы все слушались, нет экономических возможностей… Ты можешь взорвать мост, однако как тебе построить мост? У тебя нет ни инженера, ни рабочих, ни цемента, ни железа. У тебя есть взрывчатка, ты разрушил мост, но как ты его восстановишь? 

У нас нет никаких представлений о теории удержания власти, особенно в арабских странах, и странах, которые немного развиты. И теперь даже если у нас появятся какие-то возможности и мы скажем, что можем установить свою власть, то, безусловно, «мировой порядок»,  Международный валютный фонд, ООН, региональный режим и иностранное вмешательство – всё это будет вынуждать нас войти в эту мировую систему, и противостоять этому влиянию будет крайне сложно. 

В Иране произошла революция, и это очень мощное государство, в нём есть религиозные авторитеты, аятоллы имеют большое влияние и возможности, они унаследовали режим, который изначально был силён. Вместе с этим через 10-20 лет после революции Иран оказался вынужден отказаться от некоторых принципов этой революции, вынужден подстраиваться под «мировой порядок», вынужден входить в альянсы с США, в общем стал подобен остальным государствам.

В чем тогда смысл? Если мы создадим режим, подобный режиму Каддафи или Мубарака, то зачем нам восставать против Каддафи или Мубарака?

Итак, мы уяснили, что при наших слабых возможностях и в условиях «мирового порядка» крайне сложно свергнуть правящие в наших странах режимы. Ещё сложнее нам создать государство на развалинах этих режимов. Ещё сложнее представить, как мы сможем выжить, когда «мировой порядок», который как спрут окружает нас, будет душить нас финансово и экономически – достаточно посмотреть, как они сделали это с Ираком и с Талибаном.

Сейчас перед Талибаном в Афганистане стоит выбор: либо войти в «мировой порядок» и отказаться от принципов ислама, джихада и шариата, либо противостоять «мировому порядку» и, следовательно, подвергнуть себя блокаде и ударам, и ты не сможешь установить и удержать государство, когда никто не продёт тебе оружие, никто ничего у тебя не покупает, никто ничего не может завезти, за тобой шпионят, ты находишься в осаде и под постоянными ударами. А тут ещё угрожают нанести и ядерный удар.

Такое положение возникло после 1990 г., потому что до этого существовал  двухполюсный мировой порядок, вызванный борьбой между коммунистической и капиталистической системами. Сегодня же мировой порядок подобен спруту, он держит свои щупальца на горле народов, естественно, по предопределению Аллаха, Велик Он и Славен.

Так мы переходим к пятому пункту, и это то, что мы не можем думать об установлении исламских режимов и  сильных независимых государств, пока не будет разрушен мировой порядок: пока не разрушатся силы мирового режима и не прекратится влияние мирового режима в наших странах, мы не сможем освободиться от этого спрута.

Перед нашими глазами есть явный пример – развал Советского Союза. СССР управлял республиками Средней Азии и Восточной Европы (Болгарией, Румынией, Польшей, Восточной Германией, Венгрией, Чехословакией). Все эти государства входили в Варшавский договор, и ими управляли коммунисты. Во всех этих странах происходили революции, стремившиеся избавиться от коммунистических правительств, и все эти революции потерпели неудачу. В Чехословакии революция победила, и тогда Красная армия оккупировала страну за один день, было убито 6 тысяч демонстрантов, которых подавили танками, то есть СССР вторгся и закрыл тему окончательно.

И в Афганистане, когда люди восстали против коммунистической власти в Кабуле, и правительство было близко к свержению, пришли советские войска и разогнали их.

И как СССР играл роль международной силы, опекающей мелких диктаторов, так США сегодня представляют режим ещё более губительный и сплоченный, и что самое плохое, нет на мировой арене другой силы, которая бы противостояла ему, и это объединенный мировой режим.

Когда же развалился Советский Союз – под влиянием афганского джихада по милости Всевышнего Аллаха – а затем из-за последствий политической ситуации, через два года пал коммунистический режим в Румынии, затем в Германии и далее, и не нашлось силы, которая бы поддержала падающие диктаторские режимы Восточной Европы.

То есть когда власть оказывалась лицом к лицу с восставшим народом, побеждала революция и народ, когда же народу и революции противостоял местный режим и поддерживаемая СССР международная система, народу не удавалось освободиться от диктатур.

Сегодня если бы братьям в Йемене противостоял только режим Али Абдуллаха Салиха, они бы разгромили его. Также если бы братьям в Алжире противостоял бы только режим Зарваля, они бы разгромили его, однако как только режим Зарваля начал раскачиваться, Саудия выделила 4 миллиарда долларов на развитие алжирских спецслужб, к нему на помощь пришли силы Сирии, Египта и Туниса, чтобы сражаться вместе с ним, а французская авиация прилетала из Франции чтобы наносить удары по муджахидам в Алжире, на помощь Зарвалю пришёл «Моссад» и региональные режимы с различными мерами по поддержке Зарваля, Марокко закупило самолёты в США, чтобы наносить удары по алжирским муджахидам.

Это политическое понимание реальной ситуации – необходимо для того, чтобы выбрать правильные, подходящие к ситуации методы. Мы убеждены, что нам необходимо трудиться для того, чтобы установить Халифат, следующий пророческим путём, установить исламское правление. Однако никто не заставляет нас устанавливать его в рамках границ государства, которое создала для нас Великобритания и Франция, тем более, что в рамках границ этого государства региональный режим не позволит нам этого.

Таким образом мы признаём, что должны бороться с мировым порядком наряду с нашей борьбой против правительств мусульманских стран, более того, даже прежде этого. И я уже говорил, что сегодня агрессор – это союз иудеев, крестоносцев и муртаддов, то есть правительств, их армий и спецслужб и мунафиков, которые становятся на их сторону.

Далее, мы убедились на основании доказательств, что любое наше враждебное действие против иудеев вызывает немедленное вмешательство крестоносцев и муртаддов, любая наша атака на муртаддов немедленно вызывает вмешательство иудеев и крестоносцев, как это стало очевидно во время джихада в Сирии, Египте, Алжире и в последний раз в Йемене.

Братья в Йемене лишь начали движение, как тут же явился мировой режим, пришла Америка для совместных с армией Али Абдуллаха Салиха манёвров, пришла Франция с советами, Великобритания с экспертами, Саудия с деньгами, все режимы объединились, не говоря уже о спецслужбах Египта.

Сегодня спецслужбы Египта контролируют аэропорт Абу Даби в Эмиратах, они восполняют недостатки в работе спецслужб ОАЭ. Если бы братья в Эмиратах выступили против одного режима Эмиратов, они бы победили его, однако восстание против властей Эмиратов означает нападение на Совет взаимопомощи стран Персидского залива, то есть против режима арабской безопасности, то есть против режима региональной безопасности, то есть против «нового мирового порядка». Несколько братьев из Эмиратов не смогут противостоять «новому мировому порядку».

Поэтому я и говорю, что сперва мы должны понять, что мы восстали не против одних лишь муртаддов, мы восстали против мировой системы, состоящей из иудеев, крестоносцев и муртаддов, к которым примыкают мунафики.

 

Comments 5 комментариев

Ма шаа-Ллах. Ждем продолжения. ДжазакумуЛлаху хайран за то, что делаете эту необходимую работу. БаракаЛлаху фикум.

Однако вовсе не обязательно отказываться от всех сложившихся принципов государственного строительства. Ведь не все они противоречат Шариату. Когда пришел Ислам, не был упразднен ни институт племенной власти у арабов, ни знатная прослойка. Халифат обретал государственный черты и совершенствовался на протяжении веков своего существования. В нем тоже сложилась и сосбвтенная форма феодализма — строя который был в то время распространен по всему миру потому что это диктовалось по воле Аллаха уровнем развития мирового общества того времени. Конечно, сегодня мир гиперчувствителен и вести завоевательный Джихад как во время первого Халифата едва ли получится: против одного мусульманского государства в случае такой попытки выступит половина кафирского мира. Однако в наше время войны ведутся по другой стратегии: сильное государство вмешивается во внутренний конфликт другого и, поддержав лояльные к себе силы внутри него, приводит там к власти нужную себе политическую группу. Так могут поступать и мусульмане, приводя к власти в других странах шариатские партии.

اَلسَّلَامُ عَلَيْكُمْ وَرَحْمَةُ اللهِ وَبَرَكَاتُهُ

Администрация, братья джазакаЛЛАХУ хайран за работу этого сайта, просто можно сказать единственный источник для русскоязычных в интеренете на котором публикуют переводы работ так нужные и актуальные для мусульман сегодня.

Надеюсь что работу шейха Абу Мус’аб Ас-Сури тоже в в конце полностью в PDF файле загрузите.

«Халифат обретал государственный черты и совершенствовался на протяжении веков своего существования».
Ты брат не прав,совершенный Халифат просушествовал всего лишь 30лет а затем королевство пришло,но оно не совершенствовалась то есть не возвращалась в истинный Халифат 4х праведных Халифов а отдалалась, и постепенно шаг за шагом распространялся суфизм,ширк,любовь к этому миру,оставление Джихада итд и менне 100 лет назад рухнуло.

Я имел в виду государственное устройство, не чистоту имана. Оно прогрессировало и в течение правления праведных халифов. Настоящая государственная система в Халифате появилась только при Умаре, да будет довольство Аллаха над ним. И далее она продолжала развиваться.

Post a comment