http://alisnad.com

Comments: (3)

Абу Мусаб Ас-Сури: Понятие командования

Category : Манхадж

As-SuriПредлагаем вашему вниманию кусочек из лекции Абу Мус’аба Ас-Сури, в которой он комментирует книгу, посвященную военному командованию.

Трусость в принятии решений в пятьдесят раз хуже, чем трусость на поле боя.

Командир, если сочтет, что следует заключить перемирие, а всё его войско будет хотеть воевать, должен заключить перемирие. И Пророк, ﷺ, в Аль-Худайбийе пошёл на перемирие и заключил мирный договор, в то время как все были недовольны. И один из сподвижников во времена фитны между асхабами остановился и сказал: «О, люди, подозревайте свои мнения. Поистине, я вспоминаю себя в день Аль-Худайбиййи, если бы я мог отвергнуть приказ Посланника Аллаха, , я бы отверг его». [Аль-Бухари и Муслим].

Также и решение о перегруппировке выходе из сражения и отступлении: если все воины хотят наступать, а командир считает, что надлежит перегруппироваться и оставить позиции, то он должен сделать это. Халид ибн Аль-Валид, да будет доволен им Аллах, во время битвы при Ярмуке разведал сирийский фронт, а завоевания мусульман достигли окрестностей Алеппо, и Халид уже брал джизью с жителей Хомса. Но пришли византийцы с огромной армией. Халид изучил положение, и не нашёл во всей Сирии, которая является равнинной страной, места, где он мог бы перегруппировать свою армию и выбрать подходящее место для сражения, кроме юга Сирии. То есть, на наш взгляд он отступил на 320-340 километров и оставил эту территорию византийцам, а это земли, которые он завоевал, с жителей которых он взял джизью, земли, в которых положение было стабильно, и которые стали дару-ль-ислам. Однако ему надлежало вывести войска с этих территорий, отступить назад, и вести сражение из тыла. Он отправился к жителям Хомса и сказал: «Мы взяли с вас джизью и теперь должны оставить вас, но затем мы вернемся к вам». И он вернул им джизью, потому что не мог защитить их, и это послужило причиной того, что многие христиане Хомса приняли ислам.

И Халид отступил и выбрал место для сражения. Думаете ли вы, что все мусульмане были согласны с этим его шагом?!

Он отошел, оставил всю Сирию, выбрав место для сражения на южной границе Шама, а затем завоевал византийские земли до Стамбула [Константинополя, название Стамбул появилось значительно позже], разбил византийскую армию, вернулся и вернул земли, которые оставил, и завоевал территории за ними. Так должен ли был Халид ибн Аль-Валид объяснить каждому кочевнику, каждому бедуину, каждому мусульманину, участвующему в завоевании Шама, каждому появившемуся вчера человеку, каждому врачу или фармацевту, каждому с дипломом информатика, что необходимо отступить? Где заканчивается эта беда? Где границы шуры? Где границы решений?

Умар ибн Аль-Хаттаб, да будет доволен им Аллах, открыл дверь в день Сакифы [в день, когда Абу Бакр был выбран халифом], и услышал крики мухаджиров и ансаров, собравшихся для выбора халифа и увидел толпу. Он спросил: «Что происходит?» И ему ответили: «Мы пришли принять участие в этом деле». Возможно, это была не толпа, а делегации племен и авторитетные люди. И он сказал – субхана-ллах, какая личность! – он сказал: «Пусть крестьянин вернётся к своим посевам, ремесленник – в свою мастерскую. Поистине, решение примут мухаджиры и ансары из жителей Медины, а люди после этого должны последовать за их мнением».

Люди следуют за элитой, а элита следует за руководством, руководство следует за амиром. Это в том случае, если мы хотим двигаться. Если только ты выбрал амира за его религиозность и его проявленные раньше достоинства, а не привёл первого попавшегося с улицы…

Если же люди приведут себе амира с улицы… Абу Абдуррахман Амин в «Алжирском вооруженном джамаате» был по профессии забойщиком кур! И он следовал этой своей профессии в отношении мусульман. И это персональная проблема такого амира, а не проблема того, что шура не является обязующей для амира.

Доктор Абу Халиль Махфуз был снят, а он был образованным человеком, воспитанным в исламском движении, участвовавшим в джихаде, создал партизанские ячейки в городах, и он был снят с поста амира, и амиром ты поставил этого [Абу Абдуррахман Амин], так что ты сам и заплатил за этот свой выбор. Так что проблема не в том, что мнение шуры должно быть обязательным для амира, и что Абу Абдуррахман Амин использовал свои полномочия и испортил всё дело, проблема не в правиле [что мнение шуры не обязательно для амира], это шариатское правило, взятое из Шариата. Мы усердно старались найти далиль на то, что мнение шуры обязательно для амира, мнение шуры в Шариате не обязательно для амира.

Командир должен иметь мужество принимать решения, нравятся они тем, кто его окружает, или нет.

Ты можешь сказать: А если командир ведёт нас неправильно?!

Командир если всё время принимает ошибочные решения, он автоматически снимается с должности, это твоя последняя возможность, когда ты не можешь повлиять на амира. Есть много людей, которые женились неудачно один, два, три раза, и в конце концов остались без семьи, не сумели создать семью. Когда ты выбираешь амира исходя из таких фундаментальных качеств, как религиозность и опытность, ты даешь ему эти полномочия, и он обязан быть смелым в принятии решений.

«Не является лидером тот, кто ждёт в тяжёлых ситуациях приказов от своих начальников».

Это очень важный момент. Ты можешь быть верховным командующим, а можешь быть, например, командиром восточного фронта, и потерять связь с верховным командованием. Если связь прервана, то полевой командир должен действовать на свою ответственность. Если есть необходимость, то полевой командир должен самостоятельно принимать решения.

Это обоюдная проблема. Иногда полевой командир не способен принять решение, он не принимает решение, и это оборачивается большими бедами. Но обычно грех лежит на высшем командире, который наказывает любого полевого командира, спешащего выйти за рамки своих полномочий, и говорит ему: «Я же не давал тебе такого приказа, как ты посмел сделать это?!». Но ведь ты не мог мне приказать, потому что у нас оборвалась связь.

Существует тип лидеров, которые убивают в своих подчинённых всякую способность к творчеству и всякую способность к принятию решений, и можно обнаружить командира, который руководит и военной подготовкой, и кухней, и судит футбольные матчи между муджахидами, командира, который вмешивается во всё, и в итоге не остаётся никого, кто мог бы принять хоть какое-то решение, каждый боится принять хоть какое-то решение, потому что чувствует над своей головой крики командира, или его палку, или его тюрьму, если он возьмёт на себя какие-то полномочия.

И это очень тонкий вопрос в делах исламского движения. Ты можешь вручить дело командирам подразделений, и они изменят планы, изменят всё и разрушать джамаат. Если же главный амир возьмёт всё под свой контроль, то это свяжет людей и лишит их любой инициативы и способности к творчеству. В этом вопросе, «подобно многим другим, две крайности и середина», как сказал Аль-Газали. Дело же в том, что должно учитываться то, что существует общий план, не подлежащий изменению, и тактические детали, которые могут быть изменены.

Я приведу простой пример. Амир приказал вам поехать из Парижа в Милан, чтобы провести операцию, и составил план с командиром, по которому вы садитесь на такой-то поезд, затем амир скрылся. Итак, каков план? План это то, что мы едем в Милан чтобы убить такого-то человека.

И вот ты, командир этой группы, узнаёшь, что все поезда подвергаются дополнительному контролю, которого не было, когда производилась разведка, ты видишь, что причина этого – это приезд президента страны в Милан. Это случилось неожиданно, и так произошло с нами, когда мы запланировали поехать и забрать бумаги, документы и кое-какую спецтехнику в Европе из одного места в другое, и вдруг ситуация полностью поменялась, как мы узнали позже, из-за приезда президента США в город, через который мы ехали. И это было результатом того, что мы не следили за новостями, и это одна из польз этой истории. И в общем ситуация поменялась.

Итак, амир приказал вам ехать поездом, однако вы вынуждены изменить план. Если вы поедете поездом, то вся группа будет схвачена. Вы должны ехать на машине. И вот командир группы говорит: «Как я поеду на машине? Мы будем проезжать контрольно-пропускные пункты без разведки?! Если мы будет ехать мимо неразведанных КПП на машине, и братьев задержат, то амир оторвёт мне голову. Он скажет мне: Кто сказал тебе ехать на машине? Так что лучше нам ехать на поезде, даже если арестуют всех».

В данном случае правильно ехать на машине, потому что если они поедут на поезде, то их всех обязательно арестуют, так как они видят своими глазами усиленные патрули на вокзалах, а машина более безопасна в данном случае, потому что усиление на дорогах может быть, а может и не быть, и в машина в таком случае меньшее из зол. Так что ты полагаешься на Аллаха и едешь на машине.

Обязанность большого амира, если случилась беда, чтобы он не хватал тебя за горло и не кричал: «Как это ты сам принял решение и поехал на машине?», когда узнает, что здравый смысл требовал изменения тактики. Ведь ты не изменил место, Милан, и не поменял цель, как если бы он приказал тебе убить министра внутренних дел, а ты убил министра туризма. То есть в план не были внесены стратегические изменения.

Поэтому это относится к очень важной части воспитания в исламском движении. Вы думаете, что подготовка это только альпинизм, пистолеты и стрельба?

Это уроки джихадского движения и примеры, которые прошли перед нами за 20 лет, как те, что мы пережили сами, так и те, о которых мы услышали или увидели или же прочитали в книгах об имевших место опытах. И моя обязанность передать мой опыт тебе, а ты должен передать свой опыт мне и так далее, чтоб это стало базовым элементом нашей деятельности.

Военное обучение это очень малая часть из подготовки воина. Я должен подготовить командира, способного распоряжаться, амира, дающего подчиненному ему командиру возможность распоряжаться, потому что если он не будет позволять ему принимать решения, это приведёт к развалу всего движения. А всё это достигается лишь воспитанием, уроками и практикой.

Вернёмся к нашей теме.

Говорит автор: «Лидер не тот, кто ждёт в тяжёлых ситуациях («тяжелые ситуации» здесь это исключительные обстоятельства) приказов от своих начальников или времени, подходящего для действий».

Такой человек не подходит для того, чтобы руководить людьми, потому что он просто передатчик приказов. Амир говорит: «Сделайте то-то», а он говорит: «Братья, амир сказал «Сделайте то-то». Это то, что делает муэдзин в большой мечети, передавая за имамом, когда имам говорит «Аллаху акбар», он говорит «Аллаху акбар», чтобы услышали те, кто находится далеко от имама, и это его занятие. Если же человек приходит, видит новую проблему и находит её решение, например, организует молитву и выравнивает джамаат, не боясь министерства по делам религии – то это уже другая личность. И мы ищем командира, который сможет распоряжаться делами, а не передавать приказы других.

Говорит он в следующем пункте: «Чтобы иметь возможность проявлять инициативу, лидер должен быть врагом рутины, общепринятых методов и застывших принципов. И сколько рутина загубила молодых людей, обладавших способностями и возможностями стать командирами, убив в них душевные порывы». И я написал рядом с этим правилом в скобках лишь «О, если бы мой народ знал», и не добавил к нему никаких комментариев.

К тебе приходит человек, в котором ты чувствуешь лидера, а потом амир принимается ослаблять его личность, разрушать его способности и убивать его инициативы, пока не превратит его в бедолагу, не могущего ничего сделать. И через какое-то время ты видишь его потухшим, неподвижным, ничего не предлагающим и не проявляющим инициативу, потому что за каждую инициативу его ругали, и за каждое самостоятельное действие наказывали. И теперь он говорит: «Оставьте меня, своё содержание я получу в конце месяца, я живу, хвала Аллаху, как мухаджир и мурабит, и нет разницы для меня, усердствую я или нет, предлагаю я что-то или нет», и в конце ему наскучивает и он убегает.

И мои слова подтверждают люди, которые прогоняли своих жен по этой причине, если жена, например, переставила стол в комнате без его разрешения. О, брат, это в её компетенции! И я участвовал в примирении супругов в некоторых семьях, и видел удивительную ничтожность мужчины в управлении своим домом. Его жена проявила инициативу, и, возможно, ошиблась, возможно, сделала неправильно, но он убил в ней всякую способность к творчеству, он не даёт ей выбрать, какую еду приготовить, не даёт ей сделать ничего без того, чтобы не подвергнуть её критике. Есть мужчины, которые доверили домашние заботы женщине и занимаются своими делами, есть женщины, которые в полном смысле слова стали госпожами в своём доме, есть женщины, которые, когда ты постучишь в дверь и спросишь: «Дома ли Абу Ахмад?», отвечают тебе стуком, и ты должен знать азбуку Морзе, чтобы понять ответ, хотя достаточно было бы, чтобы она сказала «Его нет дома, что ему передать?», и прислала ребенка с бумагой и ручкой, чтобы ты написал, что тебе надо, но она, бедняжка, никогда ничего не сможет сделать самостоятельно.

Однажды так сложились обстоятельства, что мы попали под слежку и должны были скрыться из наших домов, и на женщин легла обязанность заботиться о доме, улаживать финансовые вопросы, передавать послания, было оружие, которое надо было передать хозяевам, по необходимости появились сотни дел, и хотя женщина изначально не должна ими заниматься, однако в результате исключительных обстоятельств от неё это потребовалось.

И примером также является твой сын, который станет в будущем либо мужчиной, либо раздавленной личность. И как меня печалит, когда в гостях у кого-то из братьев я вижу, что отец бьёт своего сына и ругает его перед всеми людьми, показывает нам какой он великий отец, способный разрушить весь мир и ударить своего сына! О, брат, накажи его потом, не разрушай его личность, приучая его к унижению, от которого и так страдает эта Умма.

И с этим можно сравнить и командиров. Есть командиры, которые вызывают у тебя любовь при встрече, пробуждают в тебе богобоязненность, ты видишь, что они из числа тех, о ком говорится «Когда они появляются, люди вспоминают Аллаха».

И есть командиры, которые внушают отвращение, которые, появившись, критикуют и ругают присутствующих.

Это важнейшая проблема, проблема границ вмешательства командира и границ свободы действий подчинённого.

Говорит автор: «Существует поговорка «Выбор методов – ключ к успеху». На нас лежит обязанность сделать быстрый и благоразумный выбор, а время подобно мечу, или ты овладеешь им, или он порежет тебя». То есть обстоятельства иногда вынуждают нас принимать решения без обращения к руководству и планам.

Далее он говорит: «Десятое: способность принимать решения – необходимое качество для командования, и если лидер не наделён им, то пострадает дело, а если этой способностью будут обладать его подчиненные вместо него, то они создадут хаос». Это важная мысль. То есть если он не принимает решений, то работа будет парализована, а если каждый из его помощников будет принимать решения и менять планы, говоря: «Мы читали в книге «Командование» и слышали в записях Абу Мусаба Ас-Сури что командир должен распоряжаться», и будут распоряжаться, то приведут в беспорядок все дела.

alisnad.com

Comments 3 комментария

ас-саляму ‘аляйкум, объясните мне пожалуйста вашу надпись внизу страницы «все права принадлежат……
и…..ссылка обязательна»
почему я обязан ставить ссылку если я хочу скопировать просто текст? это ваше личное? или по каким то еще доводам это должны быть?
ответьте пожалуйста на сайт в комменты потому как почты у меня нет, а вписал я от безвыходности.
заранее благодарен.

Очень хорошая статья! Есть поучительные примеры для внимательных.
Я пожалуй бы заменил некоторые подробности на проходные слова, типа «из пункта А в пункт Б», типа «президент Амеропы»! ))) Но это лишь моё мнение.

Благодарен редакции за размещение такой действительно поучительного, полезного и актуального материала.
Шейх Абу Мусаб — вот от кого следует учиться нынешней молодёжи.

«Пусть крестьянин вернётся к своим посевам, ремесленник – в свою мастерскую. Поистине, решение примут мухаджиры и ансары из жителей Медины, а люди после этого должны последовать за их мнением».

Post a comment