Comment: (1)

Ахмад Аль-Хамдан о ситуации вокруг кавказского джихада

Category : Пресса

Предлагаем вашему вниманию отрывок из интервью с нашим братом Ахмадом Аль-Хамданом, его ответ на вопрос, касающийся Кавказа.

Почему присутствие темы Чечни в частности или темы Кавказа в общем как самостоятельной проблемы ослабло в арабском и исламском мире?

Ответ: Во-первых, без сомнения, тема Чечни (которая является главной частью темы Северного Кавказа в общем) была одной из хорошо известных тем в исламском мире, которой стар и млад симпатизировали, как исламисты, так и обычные люди, однако со временем новости оттуда вызывали всё меньше интереса. Затем в определённый момент новости оттуда вообще перестали поступать, и после длительного перерыва они опять появились в такой форме, которая, скорее всего, не давала людям глубокого представления о событиях. Новости давали возможность узнать о том, что происходит в общем виде, но невозможно было понять деталей происходящего или получать самую свежую информацию.

Почему, однако, упоминание кавказской или чеченской темы оказалось на таком спаде?

Существует много причин, которые поставили чеченскую тему вне взоров арабского мира, пока она не вернулась во второй раз на передний план, но уже не так, как раньше, и теперь, главными, кто интересуется этой темой стали исключительно джихадисты, а не так, как это было раньше, когда большая часть арабского общества поддерживала и симпатизировала [чеченским муджахидам].

Можно резюмировать причины следующим образом:

— Растущее число фронтов джихада. Когда чеченская тема достигла пика, а это случилось в середине девяностых, не существовало других заметных тем, за исключением боснийской и чеченской. Обе они были связаны с Россией или союзниками России, славянами. И так как государства Персидского залива, бывшие изначально центром влияния на остальные арабские и исламские народы, стали прямо связаны с реализацией американских интересов, то не было никакой проблемы в присматривании или поддержке этих фронтов, потому что они не были направлены против американцев. Проблемы начались после того, как  атаки 11 сентября открыли фронт сражения в Афганистане и обратили к нему все взоры. Затем через два года началась американская война в Ираке. И затем американцы сложили все джихадские группы в одну корзину, будь то Аль-Каида или кто-то другой, даже тех, кто противостоял Аль-Каиде, что привело сторонников и спонсоров чеченской темы в арабских странах к отказу от этой поддержки или страху продолжать их поддержку, чтобы их не связали с терроризмом. Многие дистанцировались от поддержки муджахидов чтобы не быть арестованными или не оказаться в тяжёлом положении или под прессингом. Увеличение линий фронта в близости к странам Залива (как в случае Ирака, например) привело к тому, что эти новые фронты оказались на первом месте по вниманию, поддержке и т.п… И появление таких новых фронтов как Афганистан, Ирак, Сомали, Мали и страны Арабской весны, поставило чеченскую тему в самый конец списка.

— Нарушение непрерывности связи: Наиболее заметной проблемой, с которой столкнулась чеченская тема, было отсутствие непрерывного поступления информации и трансляции новостей. Спервы существовал информационный комитет, который транслировал новости на арабский язык, а также аудио- и видеопубликации распространялись на арабском, например, серии «Ад русских на Кавказе», и арабские муджахиды публиковали свои книги на арабском, написанные в Чечне, используя внутренние или внешние связи, как, например, книги шейха Абу Умара Ас-Сайфа или аудиозаписи амира Хаттаба, или письма Абу-ль-Валида Аль-Гамиди, или книга «Чеченская бойня», потому что люди обычно реагируют лишь в том случае, если СМИ обращается к ним на их родном языке.  Но с катастрофическим ростом потерь среди арабских муджахидов, которые служили голосом чеченской темы для арабоговорящих, с гибелью затем кавказских муджахидов, говоривших по-арабски, количество арабоговорящих муджахидов на Кавказе значительно снизилось. Это показывает нам насколько важно сохранять в рядах муджахидов людей, владеющих больше чем одним языком[1], и то, что их следует не ставить в первые ряды, а скорее оберегать, потому что «иногда слова более опасны, чем пули!».

— Русские взяли под контроль наиболее важные территории, который были под контролем муджахидов, и те были вынуждены искать укрытие в лесах и труднодоступных районах. Это нанесло значительный удар по духу тех, кто не думал, что путь будет долгим, и что эта война это борьба с её успехами и неудачами, и поэтому такие люди потеряли интерес к этой борьбе, так как сочли её проигранной. Если такого человека спросить: «Почему ты оставил эту тему?», он может ответить: «А что, там разве до сих пор идёт джихад? Ты не в курсе, что русские захватили главные города? Джихад закончился!»[2]

— Разногласия, возникавшие между самими кавказскими муджахидами. Когда возникают и становятся жёсткими споры между группами муджахидов, когда раздаются крики, симпатизирующий наблюдатель часто бывает расстроен, потому то он должен определить свою позицию между спорящими группами: быть с одними или со вторыми. В итоге он может сказать: «Я не буду поддерживать никого из вас, а то мне придётся быть на стороне одних муджахидов против других, вместо того, чтобы быть против врагов-кафиров», и таким образом его поддержка бывает потеряна.

— Российская стратегия в Чечне сама по себе, посредство назначения муртадда Рамзана Кадырова главой Чеченской Республики. Сражение, вместо того, чтобы быть ясной борьбой против вторгшихся оккупантов, превратилось в войну против сыновей того же народа. «Даже если последние хуже в своём куфре, потому что они муртадды, куфр первых был яснее»[3]. Обычно люди не спешат присоединиться к вооруженному противостоянию между мусульманами и теми, кто кажется мусульманами, боясь быть вовлечёнными в пролитие запретной крови. Отсюда мы видим вред муртаддов, продавших свою религию, который они нанесли кавказской теме.  

— Присоединение большой части муджахидов Имарата Кавсказ к ИГИШ. Эта организация вызывает ненависть и имеет отталкивающий имидж у большинства мусульман в арабских странах. Таким образом, поддержка этих кавказских муджахидов или симпатия к ним или к их борьбе означает, что вы симпатизируете ИГ, а люди здесь ненавидят эту организацию и не хотят поддерживать их ни каким образом, даже проявлением симпатии, как будто кавказская тема была испорчена этой организацией! Отсюда можно понять, насколько важно иметь конкурирующий источник, который может стать альтернативным объектом для поддержки, чтобы ни народ, ни учёны, ни благотворительные организации не испытывали дискомфорта поддерживая их, или связываясь с ними, или  стараясь распространить их тему среди простых мусульман. Когда иракская тема была испорчена став темой ИГИШ, потому что они были единственной группой, сражавшейся с шиитами, гуманитарные организации, многие учёные и многие люди не могли поддерживать Ирак. Некоторые из-за страха быть связанными с ИГИШ, а другие говорили: Зачем мне поддерживать организацию, которая взорвала мой город и убила членов моей семьи? Если я поддержу их и их организация сохранится, то я буду их следующей жертвой! (Таково мышление некоторых людей, мы не говорим, правда это или нет. Я просто передаю это, чтобы у вас была более широкое видение). Исходя из этого, важно разрушить монополию этой организации над фронтами джихада, чтобы эта тема не закончилась неудачей.

Возможно эти причины заглушили голос СМИ в отношении чеченской или кавказской темы, и эти причины присутствуют в неарабских исламских темах. И если вы загляните в архивы заявлений и выступлений неарабоязычных муджахидов, будь то в Центральной Азии, или Юго-Восточной Азии или на Кавказе, вы увидите, что часто их выступлений и заявлений на арабском языке очень мало! И вы обнаружите, что это и есть проблема. Многие из нас не знают этих групп, не знают их манхаджа, не знают, ради чего они сражаются, и это приводит к тому, что человек, наблюдающий издалека, занимает пассивную позицию, потому что не хочет поддерживать группу, махадж которой может быть куфром и противоречить фундаментальным основам его веры! Или же он может не захотеть быть вовлечённым в тему, которая его не касается, так как многие люди (среди них амир Хаттаб) думали о чеченской теме, что это был конфликт между чеченскими коммунистами и русскими..![4]

Таким образом многие в начале не отреагировали на чеченскую тему, потому что она не была ясна. Так что другие темы должны быть прояснены по следующим пунктам:

Разъяснение самой темы и кто являются сторонам конфликта.

Разъяснение манхаджа (методологии) той группы, которая сражается.

Обновления информации, касающиеся последних новостей и развития событий.

Через эти три точки ваша тема выйдет из местных рамок на общеисламский уровень, и это приведёт к тому, что мусульмане повсюду будут поддерживать и интересоваться вашей темой. И тогда люди разных национальностей будут спешить к вам со всех концов мира, и вы сможете использовать их для распространения вашего послания на их языках для их народов, чтобы расширить количество симпатизирующих и поддерживающих вас мусульман.

[1] Если иногда в группе невозможно найти человека, владеющего арабским языком, то важную роль играет промежуточных язык, потому что тогда можно передать своё послание через этот промежуточный язык. Многие арабы обычно знают английский, потому что этот язык изучался в школе и нужен для человека, чтобы начать работать на государственной работе или в частном бизнесе. Так что когда араб находит какой-то материал на этом языке, даже если это не его родной язык, он понимает его, и если он поддерживает муджахидов и джихад, он может перевести этот материал на арабский, и таким образом довести его до арабов, которые не знают английского. Я приведу пример важности такого промежуточного языка. Моя книга «Методологическая разница между ИГИШ и Аль-Каидой: Кто отклонился?» была опубликована на арабском языке и не была переведена ни на один язык! Но когда она была опубликована на английском, она затем была переведена на девять языков. Так что иногда вам нужен промежуточный язык, который понятен людям, говорящим на нескольких языках, чтобы распространить ваше послание.

[2] Возможно, ситуация стала ещё хуже, когда большая часть муджахидов Имарата Кавказ присягнула ИГИШ, и затем ИГИШ попросило их оставить территории, которые они контролировали, и приехать сражаться в Сирию. После этого леса и труднодоступные места полностью опустели, и теперь русские, благодаря приказу этой организации, получили возможность зайти на территории, на которых боялись появляться долгие годы! [ИГИШ через какое-то время призвало своих кавказских сторонников не покидать Кавказ, но большая их часть к тому моменту уже перебралась в Сирию. От переводчика].

[3] Это стратегия «Аль-Каиды» и причина, по которой приоритет отдаётся сражению с кафирским Западом над сражением с муртаддскими правительствами. См. «Полное собрание писем и наставлений шейха Усамы ибн Ладена», стр. 785.

[4] Амир Хаттаб говорит: Начались события в Чечне, и правда в том, что мы не думали, что это исламская тема, мы смотрели телевизор, следили за этой темой и говорили, что один из тех, кто руководит этими событиям (Джохар Дудаев) коммунистически генерал. И что это коммунисты внутри России, у которых проблемы между собой! Так мы представляли это себе, и мы не смотрели на эту тему в начале как на исламскую тему. (Опыт арабских ансаров в Чечне, стр. 13).

Текущая ситуации в джихадском движении

Открытое интервью с Ахмадом Аль-Хамданом, часть 2

Май 2017

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Comments (1)

Ма шааЛлах, брат Хамдан сделал прекрасный анализ. Может, он не во всем прав, но основыне моменты он хорошо заметил и объяснил. Такие работы надо сохранять, передавая эти знания последующим поколениям. Ин шааЛлах, все это пригодится, скоро пригодится.

Post a comment

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: