http://alisnad.com

Comments: (7)

Ахмад Аль-Хамдан: Тенденции в глобальном движении джихада, часть 3

Category : Трибуна

3 ТРЕЩИНА МЕЖДУ ПОКОЛЕНИЯМИ

 

Интервьюер: Одно из разногласий между ИГ и Аль-Каидой это трещина между поколениями: ветераны джихада находятся в лагере Аль-Каиды, а более молодое поколение привлекает ИГ. Как ты думаешь, сохранилось ли это положение не смотря на то, что ИГ теряет импульс? И что по твоему мнению произойдёт с более молодым поколением джихадистов-суннитов: оставят ли они джихад? Или же перейдут к Аль-Каиде? Или постараются создать новую организацию?

Ахмад Аль-Хамдан:

Ответ на этот вопрос будет сложным и включает наложенные одна на другую проблемы. Да, большинство молодёжи склоняется к ИГ, и это потому что большинству молодёжи свойственна сильная импульсивность, склонность к  жёсткости, а также лёгкое отношение к отмщению, убийствам и  репрессиям без обдумывания и учёта пользы и вреда, исходящих из этих их поступков, которые часто и не  соответствуют шариату, а происходят из простого желания получить моральное удовлетворение. От этого предостерегал др. Айман Аз-Завахири шейха Аз-Заркави, говоря в своём письме:

«Одна из самых опасных вещей для командования это энтузиазм сторонников, особенно жизнерадостной молодёжи, горящей желанием помочь религии Аллаха. Этому энтузиазму должна придавать форму мудрость»[1].

Эти слова разъясняет шейх Усама ибн Ладен в послании шейху Абу Басыру Аль-Вухайши:

«Энтузиазм молодёжи необходимый для победы в сражении элемент, однако он ни в коем случае не должен определять течение войны, когда командование бежит за энтузиазмом молодёжи. Как сказал поэт Аль-Мутаннаби:

Размышление предшествует смелости у отважного. Оно первое, а она идёт следом»[2].

Вопросы в Аль-Каиде решаются не на основании энтузиазма, а исходя из рассмотрения возможных результатов.

И не я первый обратил внимание, что молодёжь в большинстве своём склоняется к сторонникам более жестких и суровых мнений. Даже шейх Аль-Макдиси говорит:

«У большинства молодых людей не хватает воспитания и душевной чистоты из-за того, что они мало времени проводят в общении с учёными и слабо знакомы с нравственными качествами Пророка,ﷺ, его благородных асхабов и наших праведных предшественников. Поэтому среди них распространяются недуги и болезни и плохой нрав, и они устремляются к чрезмерности, причина которой главным образом это невежество и их предположение, что  лучший путь – это самый жёсткий путь»[3].

Раньше перед охваченной энтузиазмом молодёжью была лишь Аль-Каида, которая своей политикой, о которой мы только что сказали, не выпускала эту молодёжь из узды, вынуждая её адаптироваться и пресекая её своеволие. Однако теперь существует другая структура, которая позволяет людям воплощать их садистские наклонности, снимая с себя все ограничения, и не задумываясь ни о каких возможных последствиях и результатах, не задумываясь о пользе и вреде. Поэтому многие из охваченных энтузиазмом молодых людей нашли то, что искали в этом «Государстве».

Во-вторых, большая часть молодёжи не имеет джихадского опыта, в отличие от старшего поколения муджахидов, которые участвовали во многих войнах джихада и видели причины их неудач, и видели, что те же самые причины создаются ИГ, наподобие  провоцирования всех против себя, начала боевых действий одновременно со всеми, сражение против исламских джамаатов вместо сражения с общим врагом, чрезмерность и отдаление от Уммы и т.п., что удержало их от поддержки этого «Государства», чтобы не повторять снова свои прежние ошибки, ведь Пророк,ﷺ, предостерегал от повторения ошибок, говоря: «Верующего не ужалят два раза из одной норы«. Это отличает ветеранов от нового поколения, которое не знает о джихаде ничего, кроме аудиозаписей или видеороликов, которое не имеет опыта участия в настоящем джихаде в реальной жизни, что дало бы им возможность различить между правильным и ошибочными.

И последнее, что сделало ИГ для молодёжи более притягательным, чем Аль-Каида, это интенсивность пропаганды в СМИ, направленной на молодёжь и постоянная связь с ними. Я имею в виду тех, кто не говорит по-арабски. Например, ИГ старается переводить свои публикации и релизы, затем распространяет выступления выходцев из какой-то страны (например, Великобритании), направляя послание и побуждая молодёжь этой страны к выступлению, а также официальный журнал ИГ издаётся на английском, и открыт канал информационного агентства «Аль-А’мак» на английском языке. ИГ всеми силами старается привлечь к себе молодёжь, и возможно, его пропаганды так много на английском языке, потому что это мировой язык, который понимает большое количество народов, так что они убивают одним выстрелом нескольких зайцев. Напротив, мы видим очень большое отставание со стороны Аль-Каиды в плане призыва молодёжи для привлечения её в свои ряды. Аль-Каида не переводит свои последние публикации, у неё нет постоянной прямой связи на английском языке, её журналы, выходящие на английском языке, выходят нерегулярно, иногда может пройти два месяца между выпусками. Всё это приводит к тому, что большая часть молодёжи связывает себя с теми, кто занимается её и старается поставить её в центре событий.

Не говоря уже об упомянутой раньше задержке Аль-Каидой ответа ИГ, которая была вызвана надеждой на улучшение ситуации и которая внесла свою долю в привлечение многих молодых людей к рядами ИГ. Далее эти люди постепенно дошли до того, что стали её фанатичными сторонниками в её ранний период, затем они перешли на этап пропаганды и привлечения своих товарищей или тех, кто только что вышел из тюрьмы к поддержке или вступлению в ИГ. И если бы, например, я вышел из тюрьмы и увидел, что подавляющее большинство моих товарищей поддерживают ИГ, то я бы тоже стал его поддерживать и отдавал бы предпочтение их словам при принятии решений по противоречивым событиям, происходящим в Шаме.

Следующий вопрос: даже если ИГ растратило свой первоначальный импульс, остались его старые пропагандистские материалы, которые будут оставаться мобилизующим фактором долгое время. Приведём пример: шейх Анвар Аль-Ауляки был убит в 2012 году, но его слова продолжают побуждать и мобилизовывать не смотря на то, что шейх ушёл из жизни 4 года назад!!!

Единственный выход для Аль-Каиды это использование имеющихся кадров для того, чтобы сравняться с усилиями ИГ в сфере исламской пропаганды, в противном случае ИГ будет единственным выбором для тех, кто хочет присоединится к джихаду.

Однако есть и другой феномен, который может помочь Аль-Каиде без того, чтобы ввязываться в ежедневную информационную войну с ИГ.  Дело в том, что многие арабы и неарабы, которые присоединились к ИГ в результате информационных релизов и идеализированного представления, которое создавало ИГ о себе, когда вошли в ИГ, были потрясены господством органов безопасности. Это господство органов безопасности начало проявляться не сразу, после того, как ИГ взяло контороль над Раккой и Шаркиййей и после того, как Аль-Аднани заявил, что тому, кто «захочет отколоться мы разнесём голову». У них возник страх того, что кто-то отколется от ИГ, а затем отколовшийся поделится записью своего личного свидетельства, в котором упомянет ошибки и недостатки ИГ, и это станет фактором, мешающим привлечению в свои ряды и пропаганде. Поэтому ИГ предприняло упреждающие шаги, в частности ограничило роль многих известных людей, которые присягнули ему, например Аль-Бан’али, доктора Саада Аль-Хунайты, Махди Зайдана и других людей, которые до этого имели значительное присутствие в медиа-сфере. Сделано это было из-за страха, что в будущем они могут отколоться от ИГ. Так что это люди, находясь под контролем ИГ практически перестали появляться в эфире. Вторым шагом стало появление инициаторов, распространяющих сомнения, эти сомнения рассматриваются как попытка отколоться, и это делается для выявления людей, которые действительно могут отколоться, чтобы заняться ими на ранней стадии. Из-за наличия этих сомнений поступки некоторых людей могут быть иногда неправильно интерпретированы. Имеет место произвол и преувеличение в интерпретации некоторых поступков, что ведёт к их неправильной оценке. Например, один из бойцов спросил о биографии Аль-Аднани и Аль-Багдади, потому что они являются амирами его государства и он хотел побольше узнать о них, и попал под подозрение в шпионаже.  Эта мания привела к тому, что многие бойцы испытывают досаду, особенно когда их верность начинает ставиться под сомнение. По этой причине многие хотят выйти из ИГ, потому что видят себя живущими под тиранией. Это что касается парней. А что касается девушек, то многие из них стараются уйти из ИГ по причине принудительных браков. Девушку, которая совершает хиджру в халифат без вали, не оставляют в таком положении, а выдают замуж, причём даже если она была раньше замужем, её разводят и выдают замуж. Также женщина, которая совершила хиджру с мужем, если её муж погибнет, её выдают замуж, согласна она или нет, и это случилось со многими женщинами.

Теперь я хочу дать слово бывшему амиру Джабхат ан-нусра в Аль-Букамаль, чтобы он рассказал нам те истории покинувших ИГ, свидетелями которых он был:

Один из них прислал мне аудиозапись лидера мухаджиров в Джабхат фатх аш-Шам Абу Хаджара Ат-Туниси, в которой он говорит:

«Я расскажу тебе некоторые истории некоторых женщин и мужчин, которые прибежали ко мне. Некоторые из них смешные, а некоторые заставляют плакать, они разные и их много. Одни из них я расскажу

Две британки пришли ко мне, одна из них сейчас под защитой Джабхи. Они убежали. Они рассказали мне, что там был большой дом, куда они поселяли овдовевших женщин и тех женщин, которые убежали от их родителей, после того, как они убеждали их в том, что их родители были кафирами, живущими в западных странах и в муртаддских государствах. Эти женщины приезжали и люди ИГ поселяли их в этом доме и говорили им: «Для вас обязательно выйти замуж. Ни одна не должна оставаться не замужем, ни вдова, ни вновь прибывшая».

Они говорили: «В этом доме было тесно. Некоторые квартиры были над другими, и было тяжело жить, есть, пить, ходить в туалет, мыться, потому что на все сто женщин было только две ванных».

Они рассказали, что там с ними была женщина из Ирака, которая хорошо говорила по-английски, она была из Ирака и была похожа на Аль-Анбари своими криминальными замашками и грубостью, и она плохо себя вела с другими женщинами. Она приводила мужчин, которые были в основном иракскими амирами, и выбирала самого красивого из них, и ей насильно открывали лицо перед ними. Если он хотел жениться на ней, она должна была выйти за него замуж. Браки были в основном под принуждением, в противном случае женщина должна были сидеть в этом доме среди всех этих трудностей до тех пор, пока не скажет себе: «Я выйду замуж, это нормально».

Эти две женщины убежали около полутора лет назад, когда ситуация была более лёгкой. Они договорились с таксистом, заплатили ему, и он вывез их. Он перевозил их, говоря, что это его жёны. В конце они добрались до места, где я встретил их и привёл к себе домой. Со мной были моя жена, её мать и сёстры. Было очень холодно и они дрожали. Они спросили у меня про одного брата, который был женат на сестре из Британии, которую они знали раньше. Они также знали его, он жил раньше в Британии. Я привёз их в мой дом с моей женой, накормил и напоил их, а затем отвёз к этому брату.

Они провели у этого брата несколько дней, а затем они сделали ему такфир. После того, как они уехали, этот брат сказал мне: «Тебе они тоже вынесли такфир». Конечно, они говорили, что ИГИШ тираническое и преступное, и мы думали, что они раскаялись. Но стало ясно, что они были такфиристками, и этот брат сказал мне: «Они сказали, что ты кафир». Я спросил: «За что они вынесли мне такфир?», и он ответил: «Они сказали, что ты поддерживаешь сионистов». Я спросил: «Как я поддерживаю сионистов? Разве у меня есть оружейный завод?». Он ответил: «Нет, они вынесли тебе такфир, потому что ты покупал пепси-колу, и одна из них сказала: «он муртадд, он и его жена, потому что они напоили нас пепси-колой», а другая сказала «Он муртадд уже только за то, что он принёс нам пепси-колу».

Что касается молодых людей, которых я вывез, один из них был арестован «Ахраром». И когда амир «Ахрара» Мухаммад Наджиб спросил его: «Что ты думаешь об ИГИШ?», он ответил: «Они муртадды». Наджиб начал смеяться и спросил: «Как же они муртадды?». Я поехал забрать этого молодого брата, потому что знал его в Тунисе, и я знал, что это очень простой и наивный человек. Поэтому я вывез его. Однажды я спросил его: «Ты считаешь Аль-Багдади кафиром?», и он ответил: «Да, я считаю его кафиром». Тогда я спросил: «Почему же ты считаешь его кафиром?», и он сказал: «Он один из пяти главных тагутов, который призывает людей поклоняться ему!»

Так что вы чувствуете, а хвала принадлежит Аллаху, что они странные люди. Мы можете обнаружить, что кто-то из них выносит такфир всем людям и потерял веру во всех людей. И первые, кому они выносят такфир, это ИГИШ! И они верят, что самые плохие люди на земле, худшие, чем Израиль, это ИГИШ!..

Естественно, больше 90% из них убеждены, что все группы – муртадды и кафиры, даже если они относятся к ним по-доброму и даже если ССА, которые помогли им выбраться из ИГИШ, были добры к ним.

Однажды я помог одному из них выбраться вместе с семьей из ИГИШ, и он плакал. Когда он покинул территории ИГИШ, он оставался три месяца в Азазе, то есть он провёл 5 месяцев прежде чем покинул Сирию. И один из братьев сказал мне, что когда этот человек добрался до Турции, он сказал: «В Абу Хаджре много добра, но он по прежнему муртадд, потому что остаётся в Джабхе» Хвала Аллаху. Странные мысли! Я думаю, что если бы двери для них были открыты, никто бы из них не остался (в ИГИШ). Сейчас очень много дезертировавших из ИГИШ в Файлак и ССА, один Аллах знает, сколько их. Сотни, возможно, тысячи ушли от них, и если бы дверь была открыта, то с ИГИШ не осталось бы никого.

Более того, очень большое число мужчин и женщин разговаривало со мной и хотело уехать, но, как известно, если кто-то пытается уехать и будет схвачен, то его ждёт либо тюрьма, либо казнь, так как они считают это подстрекательством против Исламского государства.

Их тюрьмы полны, и у них много заключённых, большая часть их – мухаджиры. Был человек, которого звали Абу Харис Ат-Туниси, который знал меня, и чьи друзья уехали раньше него, и я послал ему мой номер. Но когда он захотел уехать, они схватили его. И позже я получил известие, что они убили его.

Как то раз двое молодых людей из Туниса ушли от них, и один из них находился у одного из братьев пять дней, и эти пять дней он не совершал молитву, потому что лишь недавно начал серьезно интересоваться религией. Когда они были в Идлибе, они курили попивая кофе и играя в бильярд, как если бы они околачивались в столице Туниса. После они уехали в Турцию, и я слышал, что один из них уехал в Европу, и у него были подружка, сторонница ИГИШ, которая тоже убежала от них, и он поехал к ней в Швецию.

Конечно, тех из них, кто не испорчен извращенными такфиристскими умонастроениями, очень мало. Один из них был бизнесмен из Туниса, ему было 24 или 25 лет, и он не был сильно испорчен такфиристскими идеями. Но с другой стороны большинство тех, кто ушёл от них, убеждены, что ИГИШ – муртадды, и некоторые из них делают такфир даже тем, кто не выносит такфир ИГИШ.

Ими овладела странная безнадёжность и они больше не верят в том, что есть джихад.

Некоторые из них уехали в Судан, а некоторые в Европу. Также есть те, кто сдался, и очень много их в Турции. Естественно, они выносят такфир всем людям и говорят, что раз все люди кафиры, то лучше оставаться с кафирами в Турции, чем с кафирами в Сирии или ехать в другую страну».

И как мы узнали из свидетельства этого брата, что многие из них по разным причинам оставили джихад, будь то из-за дополнительной чрезмерности, которая делает в их глазах всех людей кафирами («Кафиры воюют с кафирами, зачем мне тогда воевать?»), или же противоположной реакции на идеализированные мечты, которые испытывал отколовшийся относительно того, что Дауля действительно является тем самым желанным Исламским государством, под сенью которого мы будем благоденствовать, но увидел то, что разбило его мечты, и это разрушило его убеждения, его постигло разочарование и он решил оставить всё и стать таким, каким был раньше. Такое происходило раньше и даже чуть не случилось с одним из выдающихся лидеров Аль-Каиды шейхом Атыййату-ллах, если бы его вместе с его братьями не укрепил Аллах. Он рассказывал, что после участия в джихаде в Алжире и того, как сторонники чрезмерности разрушили этот джихад, его постигла большая слабость и упадок: «Я лично прошёл через тяжелое испытание в Алжире и вышел из него живым, но думая, что больше в обозримом будущем не увижу джихада. Я был близок к отчаянию, меня постигла такая грусть, печаль, тоска и такое близкое к разочарованию чувство, которые трудно описать! Если бы только Всевышний Аллах не защитил меня, дав мне твёрдость,  не облагодетельствовал меня поддержкой братьев и утешением со стороны опытных благих людей!»[4].

Все эти люди вредят ИГ, если они вернутся к себе на родину и расскажут о том, что видели и пережили, о той большой разнице между пропагандой и реальностью, особенно если вернувшийся или отделившийся от ИГ будет авторитетным человеком, то это приведёт к тому, что многие из них могут начать задаваться вопросами и менять свой путь.

ИГ боится, что его заменит Аль-Каида, и поэтому прибегло к другому превентивному шагу: оно сделало Аль-Каиду основной целью своих нападок и попыток дискредитации. Если ты заглянешь в  журнал ИГ «Дабик», то почувствуешь, что Аль-Каида становится его мишенью чаще, чем Америка, рафидиты и нусайриты с точки зрения пропагандистских атак на эту организацию. И если ты насытишься этой пропагандой, без разницы, основана она на правде или лжи, то, даже если отколешься от ИГ, не присоединишься к Аль-Каиде. Это идеальный пример применения лживой пропаганды, о которой шейх Абу Катада говорит в серии лекций о глобализации: одна из групп может постоянно настойчиво обманывать своих сторонников, и в итоге эта ложь станет для них абсолютным убеждением, и когда они дойдут до такой степени, то даже если для них откроется истина, это никак не повлияет на них, потому что сжились с этой ложью и достигли с ней такой степени, что не способны отказаться от неё и пересмотреть свои убеждения. Мы можем резюмировать эту теорию словами Йозефа Геббельса, министра пропаганды нацистской Германии, который сказал: «Лги и продолжай лгать до тех пор, пока люди не поверят тебе».

У нас есть выбор между тремя вариантами:

1 Присоединиться к Аль-Каиде и возобновить этап джихада.

2 Оставить полностью джихад и всё, что связано с ним и вернуться к этапу до хиджры и прихода в религию (это в том случае, если власти допустят это, иногда ты можешь решиться на этот шаг, но из-за того, что ты участвовал в джихаде власти скорее всего бросят тебя в тюрьму, когда ты вернёшься домой, и вместо того, чтобы начать новую жизнь, ты вынужден будешь постоянно жить рядом с джихадистами в тюрьме вместо того, чтобы избавиться от них).

3 Формирование нового образования, отдельного от Аль-Каиды, которое соберёт вокруг себя всех тех, кто одинаково потерял доверие к Аль-Каиде и ИГ.

Однако какой из этих вариантов будет наиболее популярным, сейчас сказать сложно.

КРАТКИЙ АНАЛИЗ ОТВЕТА, СДЕЛАННЫЙ ТОРОМ ХЭММИНГОМ

Я добавлю к этому короткое замечание о разделе по поводу раскола между поколениями.

Молодёжь всегда выбирает присоединится к самой «дерзкой» современной джихадской группе. Мы знаем из записей Синджара, что во времена Аль-Каиды в Ираке средний возраст присоединявшихся к ней людей был между 24-мя и 25-ю годами. Во внутренних документах ИГ, опубликованных СиТиСи под заголовком «Глобальная рабочая сила халифата» мы видим почти тот же средний возраст у людей, присоединившихся к ИГ, между 26-ю и 27-ю годами.

ИГ таким образом становится стандартным выбором молодёжи, желающей присоединится к джихадскому проекту. Оно предоставило молодёжи поле, где они могут путём насилия изливать свою неудовлетворённость, особенно с учётом того, что их СМИ играют важнейшую роль в привлечении людей. Аль-Каида надеется, что, хотя пропагандистская машина ИГ эффективно привлекает людей, но то, что они видят внутри ИГ, приведёт их к тому, что они покинут эту организацию. В любом случае, большой вопрос куда они пойдут после этого? Присоединятся ли они к Аль-Каиде, оставят ли джихад полностью, или же возникнет новое движение в то время, как ИГ теряет импульс?

Сейчас ещё рано отвечать на этот вопрос. Аль-Каида, конечно, будет делать всё возможное, чтобы привлечь людей, потерявших иллюзии в проекте ИГ – и Аз-Завахири, и  Аль-Макдиси оставили открытыми двери для тех, кто захочет присоединиться к Аль-Каиде. Руководство Аль-Каиды подвергалось критике за его «долгие и скучные» лекции, так отличавшиеся от более агрессивной риторики лидеров ИГ. В любом случае, Аль-Каида сейчас переживает возвращение популярности. Аз-Завахири ведёт прекрасное наступление в своём недавнем видеообращении, и более молодое поколение таких симпатизирующих Аль-Каиде идеологов как Абдуллах Аль-Мухайсини помогает поднять в глазах молодого поколения тот факт, что это движение сохраняет хладнокровие и спокойствие.

Целое поколение вырастает сейчас, воспринимая насилие как норму.  Некоторые из них в конечном счёте продолжат путь джихада, но не факт, что они обязательно выберут либо ИГ, либо Аль-Каиду.

[1] Послание Абу Мус’абу Аз-Заркави, стр. 14

[2] Сборник посланий и наставлений шейха Усамы ибн Ладена, стр. 771

[3] Ответы спрашивающему о современных проблемах, 1/16

[4] Аджвибату-ль-хисба, стр. 14

Comments 7 комментариев

На самом деле, читая истории сестер британок, не знаешь, смеяться, или плакать. Джазакуму Ллаху хайр братья, весьма актуальный материал.

Барака-ллаху фикум!

Ассалам алейкум.
Читаем но думаю,о хадисе, и о той сестре в Идлибе,как она страдает,переживает за детей и ищет помощи и подобных тысячи ей и,что Мусульмане как единый организм….
Все знаете этот хадис.
Если бы у всех нас там были бы родные маленькие дети,тогда мы вели бы себя по другому а так стало МОЯ ХАТА С КРАЮ
Никто о них не пишут,хотя их очень много и в Сирии и в Ираке,женщины и дети.
Все молчат а они страдают и умирают.
Пока переживания за них,планы о всесторонней помощи о них итд итп,думаю позитивного не будет.
Они испытания-женщины с детьми,для всей Уммы а Умма то спит,хотя бы для нас,которые поняли Ислам
Нопонятное молчание

Даже тем, кто прочитал я советую прочитать повторно эту статью. Какая мудрость и зрелость отражается в словах Аймана Аз-Завахири и Усамы Бин Ладена о энтузиазме. И в словах поэта об этом же.

Склонность молодежи к более жестким мнениям ученых обусловлена как желанием противопоставить себя мурджиитам, но также и нежеланием вникать в тонкости тех или иных вопросов, не говоря уже о следовании этим тонкостям Шариата. Это банальная лень в изучении 1илма. Легче «обрубить концы», а потом обливать всех несогласных разными обвинениями. Сюда прибавляется красивая пропаганда с напыщенной речью и обезумевший новобранец (насколько они лешаются разума как раз рассказывает в этой статье Абу Хаджар Туниси) готов резать всех (и кафиров, и мусульман, последних, порой, ненавидя даже больше).

Как нам известно, самый лучший ният в Джихаде — желание установить Слово Аллаха. Для его установления возможно только два варианта:

— либо ты знающий и соответственно делаешь всё то, что необходимо для установления Слова Аллаха;

— либо ты незнающий, в таком случае для тебя возвышением Слова Аллаха является завоевывание территории и обеспечание всех условий для работы знающих.

Если же тебе лень учится до конца и ты не являешься знающим, но при этом прислушиваться к знающим ты не желаешь, то зачем ученым 1илм, тогда как они должны подстраиваться под твои прихоти?!

Я думаю, что один из многих уроков, которые нам нужно извлечь из фитны Даули, — это необходимость серьезно относится к медиапространству. В медиа пространстве людей сейчас просто зомбируют и хотя бы ради противодействия этому зомбированию надо привлекать способных братьев к пропаганде.

Совершенно согласен с тобой, брат. Обидно когда в итоге объектом гнева становятся мусульмане а кафиры остаются на втором плане

Ассаламу 1алейкум, Админ!

Ва алейкум ас-салам ва рахмату-ллахи ва баракатух. Джазака-ллаху хайран.

«Неугомонные мусульмане»

Афганистан переутюжив,
Глядя на Йемен и Ирак,
Походу США не нужен
Горящий в Сирии «бардак».

И русский был в Афганистане,
Затем — Чечня и Карабах.
Везде виновны мусульмане.
Теперь и в Шаме их рука.

И реки Индии багровы —
Там тоже «любят» миру мир.
Слезяться за права коровы
И режут медленно Кашмир.

Как и пуштун позвал уруса,
Народ в Мали и Сомали
Американцев и французов
К себе в пустыню заманил.

И только «мирные» буддисты
Прекрасно знают толк в делах.
Там нет иного террориста,
Везде успеет сам монах.

Куда не глянь, в любом канале,
В глаза кидается, как сыпь, —
Неугомонны мусульмане
Себе устроить геноцид.

PS: Конечно, я здесь перечислил не все горячие точки и «подвиги» кафиров в исламском мире.

Post a comment