http://alisnad.com

Comments: (0)

Ахмад Аль-Хамдан: Тенденции в глобальном движении джихада, часть 4

Category : Трибуна

4 РОЛЬ ИДЕОЛОГОВ

 

Интервьюер: Часть борьбы между ИГ и Аль-Каидой происходит через идеологов, принадлежащих или симпатизирующих одной из этих двух организаций. Аль-Каиду всегда поддерживали такие крупные идеологи как Абу Мухаммад Аль-Макдиси, Абу Катада Аль-Филястыни и Хани Ас-Сибаи, в то время как ИГ опиралось на более молодых людей, самый известный из которых Турки Аль-Бан’али. Какой ты видишь роль этих идеологов в углубившейся борьбе внутри джихадийской салафии?

Ахмад Аль-Хамдан:

На самом деле этот вопрос сформулирован неверно.

Следует понимать, что проблемный характер ИГ не ограничивается лишь разногласиями с организацией Аль-Каида среди арабоговорящих мусульман, чтобы мы ограничивали влияние лишь арабоязычными авторитетными для движения джихада источниками, ведь организация «Дауля» влияет на разноязычные народы! Она вступила в конфликт и с неарабскими организациями. И у этих народов и организаций есть своим авторитетные люди, которые говорят на их языках и влияют на них больше, чем арабоязычные авторитеты.

Приведу тебе пример. У говорящих на английском языке шейх Анвар Аль-Ауляки считается одним их крупнейших идеологов джихада, а арабоговорящие считают его лишь одним из джихадских полевых командиров. Почему? Потому что все шариатские заявления шейха Анвара публиковались на английском языке, а на арабском было опубликовано лишь 4 его выступления, и все это были выступления наставительного характера.

Таким образом, если мы сравним влияние шейха Анвара Аль-Ауляки на англоязычных мусульман с влиянием на них таких шейхов как Абу Мухаммад Аль-Макдиси и Абу Катада Аль-Филястыни, то, без  сомнения, влияние шейха Анвар будет значительнее.

Ты можешь сравнить это даже с американским шейхом Ахмадом Джибрилем. Например, я и некоторые занимающиеся вопросами джихада в арабоязычной среде никогда не слышали о нём до недавнего времени, пока не завязали контакты с англоязычными джихадскими СМИ, и лишь тогда мы узнали, что этот человек широко известен и влиятелен, не смотря на то, что мы вообще ничего не слышали о нём раньше. 

Это общее правило: Чем больше материалов появляется у человека на каком-то языке, тем больше его влияние на говорящих на этом языке.

Сколько, например, переведено работ арабских идеологов джихада на туркестанский язык? Возможно две или три. Достаточно ли этого для того, чтобы повлиять на туркестанцев и побудить их к борьбе с «Даулей»? Ответ: нет.

Однако уход из Даули такой личности, как, например, муфтий Абу Зарр Аззам и публикация им короткого выступления с критикой ИГ оказывает больший эффект, чем перевод некоторых статей Аль-Макдиси и Аль-Филястыни, в которых они критикуют ИГ, на туркестанский, даже если оно будет менее ценным с научной точки зрения, чем работы этих шейхов. Почему? Потому что Абу Зарр известен среди туркестанцев, он говорит на их языке, он проводил среди них уроки и лекции. Так что не только шариатские знания, но и то, что они знали его раньше, а также общий язык – это влиятельный фактор в борьбе.

Кто является в Европе главным идеологом джихада и джихадских движений?

Мы не знаем, возможно, какой-то молодой шейх, говорящий на французском, оказывает большее влияние, чем шейх Абу Мухаммад Аль-Макдиси или Абу Катада Аль-Филястыни на джихадистов, говорящих по-французски!

Так что человек, который непосредственно обращается к тебе и постоянно вводит тебя в курс дела, будет оказывать большее влияние, чем человек, обладающий шариатскими знаниями, который обращается к тебе не напрямую, а через переводчиков, которые иногда запаздывают с переводом или переводят не всё.

Однако по причине международной борьбы с организацией «Дауля» появились мосты между организациями, которые борются с ИГ на разных языках, например, мы увидели, что выступления доктора Аймана Аз-Завахири переводятся на русский язык исламским Имаратом Кавказ[1], или на туркестанский Исламской Партией Туркестана[2]. Мы увидели, что доктор Айман старается обращаясь к этим организациям, упомянуть их достоинства, и мы увидели, как идеологи и лидеры арабских джамаатов публиковали заявления в поддержку Исламского Имарата Кавказ перед лицом попыток ИГ расколоть его ряды[3], и видели, как Исламская Партия Туркестана, когда опубликовала выступление своего верховного амира в опровержение ИГ, оставляя на заднем плане арабских шейхов джихада[4].

По этой причине я думаю, что перед нами ситуация, которую можно описать как «глобализации джихадских организаций» в ответ на «глобализацию организации ИГ».

Это привело к установлению связей и взаимной открытости по причине наличия общего противника. И если раньше Россия воевала с кавказцами, Китай с туркестанцами, США с Аль-Каидой, большинство членов которой арабы, то сейчас эти организации обнаружили перед собой общего единого соперника – организацию «Дауля», которая старается развалить их. В итоге это привело к объединению усилий для борьбы с этим новым врагом, который угрожает крепостям джихада изнутри в отличие от других врагов, которые несут угрозу снаружи этих крепостей.

Это другое правило: Каждый раз, когда появляется общий враг, это служит поводом для большего взаимодействия и взаимопомощи.

В результате стали распространяться тексты с опровержениями ИГ, активизировалась работа по переводу на разные языки материалов, посвящённых одной лишь проблеме – ответу на сомнительные доводы ИГ, и я думаю, что такое произошло впервые.

Это один вопрос. Второй вопрос: почему более молодые идеологи склонились к ИГ, в то время как их учителя склонились к Аль-Каиде?

Я ответил на него, отвечая на предыдущий вопрос: чем старше человек, чем больше у него жизненного опыта, тем более осторожно он будет относиться к любому новому явлению, в отличие от того, у кого нет опыта, кто чаще всего действует необдуманно, и у кого эмоции превалируют над логикой.

Во-вторых, эти ученики взяли на себя инициативу в тот период, когда эти шейхи находились в тюрьме, я имею в виду шейхов Абу Мухаммада Аль-Макдиси и Абу Катаду Аль-Филястыни. Я, например, предполагаю, что они сказали себе: «Мы должны занять место, которое оставили наши шейхи», возвели самих себя на уровень своих учителей, и начали высказываться по крайне сложным современным проблемам в стиле, отличном от взвешенного и спокойного стиля их шейхов. Позволь мне здесь привести историческое свидетельство:

Турки Аль-Бан’али ездил в Сирию дважды, в первый раз утверждая, что хочет отправить гуманитарную помощь, а второй раз когда уже больше не вернулся. Когда он ехал в первый раз, его попросили, чтобы он не слушал только одну сторону, особенно в спорных вопросах между Джабхой и ИГ. Однако когда он вернулся из Сирии и мы поговорили с ним, оказалось, что акценты в его высказываниях о Джабхе изменились и стали гораздо более жёсткими[5], когда же его спросили: «Попробовал ли ты послушать, что говорит Джабха, когда был в Сирии, чтобы понять их точку зрения?», он ответил: «Нет, но ИГ и его представители честны и не будут врать! Так что нет нужды выслушивать обе стороны».

Это то, что мне не рассказывали, а я видел и слышал собственными ушами. Затем он построил все свои книги, статьи и выступления, в которых поддерживает ИГ на этом фундаменте – слушать лишь одну сторону, которая, как он заявляет, не врёт. Затем со временем мы увидели, что эти представители врут даже в официальных заявлениях, так что посмотрите, что бывает, когда неквалифицированный ученик становится на место учителя!

С другой стороны шейх Абу Катада был спрошен через 20 лет, извлёк ли он какую-то пользу из алжирских событий, когда был молод? Он ответил: «Я извлёк очень много полезного, одно из самых важных: не дать себя обмануть той формой, в которую спрашивающий облекает свой вопрос, потому что иногда человек может лгать, вводить в заблуждение и формулировать вопросы так, что они будут противоречить реальной ситуации, делая этого для того, чтобы получить от тебя фатву, которая поддержит его позицию в споре с его оппонентом. И если я чувствую это в ком-то,  я игнорирую его вопросы, чтобы мои фатвы не были использованы неправильно»[6].

Однако человек с маленьким опытом впадёт в эту ошибку и будет симпатизировать тому, кто сформулирует свой вопрос, представив себя жертвой, и даст фатву в соответствие со своими симпатиями и желаниями.

Иногда человек забывает, кто он такой и начинает себя переоценивать из-за тех, кто его окружает, особенно когда студента много хвалят и возвеличивают, называя «шейх, алим» и т.п. Использование таких выражений получило распространение, и человек начинает в самом деле думать, что он стал шейхом, учёным, компетентным для глубоких разговоров по самым сложным проблемам. Поэтому человек не должен обманываться подобными похвальными выражениями и не должен забывать свой уровень. Если он будет знать свой уровень, то не поддастся этому влиянию и не возьмет на себя право высказываться по важным вопросам, не будучи достаточно квалифицированным для этого, потому что будет знать себе цену, и не последует за теми, кто его хвалит, потому что будет знать, что они преувеличивают его значение.  Возможно даже что некоторые делают это именно с целью поймать тебя в эту западню, так что будь внимателен. В общем, человек с маленьким опытом обычно бывает наивен и неосторожен.

И последний вопрос: как может разрыв между поколениями повлиять на поддержку различных организаций? Несомненно, влияние учителей значительно больше, и уровень их известности и авторитет их позиций выше, чем уровень этих учеников, которые заняли лидирующие позиции благодаря интернету. Так шейхи Аль-Макдиси и Аль-Филястыни это личности, известные самым выдающимися амирам и всем лидерам джихадского движения,  например, они воспринимаются как авторитетные источники по шариатским вопросам в Аль-Каиде[7]. В отличие от этих неизвестных учеников, многие из которых писали под псевдонимами и некоторые из них до сих пор не раскрыли своих личностей.

Поэтому некоторые чувствуют неловкость из-за возвеличивания или упоминания людей, личности которых неизвестны, и многие из них воздерживаются от написания после того, как присоединились к ИГ (этому есть две причины, во-первых, занятость этих людей обучением, так как Дауля установила контроль на обширных территориях в Ираке и Сирии, и нуждается для заполнения вакуума в шариатских учителях, которые бы проводили лекции, проповеди и уроки, а для того, кто занят такой деятельностью, сложно писать опровержения и исследования в интернете. Во-вторых, это то, о чём мне рассказал шейх сам Аль-Макдиси, получив эту информацию от людей в ИГ: недавно убитый министр информации Даули запретил этим людям писать под их настоящими именами боясь, что их статус поднимется, а затем они отколются от ИГ, что будет использовано как пропаганда для отвращения людей от присоединения к Дауле). Даже не смотря на это нет сомнения, что учителя более влиятельные и заслуживают большего доверия, чем ученики, и они опережают их по следующим причинам:

1 Их шариатские знания и понимание религиозных вопросов больше, чем у учеников.

2 Они знаменитые люди, известные своей позицией,  своей жертвенностью и стойкостью на протяжении трех поколений, в отличие от многих учеников, которые пишут под псевдонимами, и которые появились на сцене всего несколько лет назад, и кто они вообще такие знает лишь маленькая группа. Неизвестны их позиции, их жертвенность, их стойкость, а из-за имевших ранее место проблем с безопасностью существует опасность в выдвижении на ведущие роли неизвестных[8], и поэтому многих из них люди уже просто игнорируют.  Что же касается учеников, имена которых известны, то они не знакомы широким слоям муджахидов, и их жертвы ничто по сравнению  с теми испытаниями, которым подвергались их учителя.

3 И последнее это, что стилистика ответов у шейхов в большинстве случаев ограничивается научной сферой, в отличие от опровержений этих учеников, которые они делают в адрес своих учителей. Ученики в них переходят от научной методики к манере, включающей нахальство, дерзость, использование скверных слов, насмешек и издёвок. Всё это сделало их позицию более слабой в глазах нейтрального наблюдателя.

«Дауля», конечно, знает, что учителя более влиятельны, чем их ученики, и поэтому даже после того, как некоторые ученики присоединились к ИГ, не удовлетворилась этим, а приложила все усилия для дискредитации шейхов, искажая их имидж. Примером может служить опубликованный «Даулей» материал «Разрушение идола Аль-Макдиси» после того, как шейх Аль-Макдиси посредничал между ИГ и властями Иордании по делу иорданского лётчика Муаза Аль-Касасба, и ИГ постаралась сознательно смешать между «посредничеством» и «представительством», обрисовывая ситуацию так, будто Аль-Макдиси выступал представителем властей, которые он считает кафирскими, и, раз он стал представителем, то, значит, отклонился от своего манхаджа в непричастности к этим властям, не смотря на то, что в самой этой записи есть слова, указывающие на то, что он не являлся их представителем, например, его слова о том, что этот иорданский пилот – муртадд!

И последнее: они перешли от стадии преднамеренного смешивания понятий к стадии преднамеренной лжи. Так ИГ упоминает в одном из своих журналов, что шейх Абу Катада стал лоялен тагутам![9], не смотря на то, что за неделю до публикации этого журнала шейх Абу Катада написал в своём твиттере: «Мусульмане продолжают совершать ошибку своих предшественников: преступление вхождения в альянс с тагутами»[10].

Однако почему ИГ так усиленно старается дискредитировать этих учёных? Потому что знает, что того, что к «Дауле» присоединились ученики, недостаточно, и что их учителя более влиятельны.

Поэтому-то «Дауля» и старается нейтрализовать влияние этих шейхов, и когда их влияние прекратится, тут же и возвысятся их ученики. Как правильно сказал один из шариатских лидеров Аль-Каиды в исламском Магрибе шейх Абу Ахмад Аль-Джазаири: «За дискредитацией авторитетных людей обязательно следует возвышение рувайбида[11]. Сказал посланник Аллаха, صلى الله عليه وسلم: «… и когда не останется знающего, люди возьмут себе в лидеры невежд, они будут давать фатвы не имея знаний, они заблудшие сами и введут в заблуждение других[12]«[13].

КРАТКИЙ АНАЛИЗ ОТВЕТА, СДЕЛАННЫЙ ТОРОМ НЭММИНГОМ

В сфере идеологии борьба между Аль-Каидой и ИГ может быть представлена как борьба между учителями и их учениками. Утратят ли учителя свой  авторитет в результате жестоких нападок или продолжат влиять на многих последователей джихада? Или же такие новые элементы, как язык, приведут к тому, что новые идеологи засияют во всё более глобализирующейся джихадийской среде?

На самом деле речь идёт главным образом о языке. Это с лёгкостью может быть первоначальным выводом Аль-Хамдана в его оценке влияние современных салафийско-джихадийских идеологов. Известность идеолога не обязательно зависит от его знаний или культурного капитала, но в большой мере от его манеры устанавливать контакт со слушателями. Интересно услышать от такого проницательного джихадийского исследователя как Аль-Хамдан, что он совсем недавно узнал о существовании Ахмада Джибриля, хотя тот  широко известен в джихадийских кругах на Западе.

Вышесказанное о важности языка верно лишь до некоторой степени. Не смотря на то, что большинство их заявлений на арабском, иорданские «учителя» Абу Катада и Аль-Макдиси, которые широко изучаются в нескольких статьях на сайте » Jihadica » остаются доминирующими голосами среди тех, кто симпатизирует джихадскому проекту во всём мире.

В дискуссии, которая была у меня с живущим в Лондоне Абу Махмудом Аль-Филястныни о важности идеологов в фитне между Аль-Каидой и ИГ, он сказал мне, что идеологи безоговорочно оказывают самоё большое влияние на людей. «Даже больше, чем любой военный командир», — сказал Абу Махмуд. Поэтому тоже так интересно следить за тем, как эти идеологи  вмешиваются в фитну, чью сторону они принимают, и как они справляются с влиянием на «массы». В результате не является неожиданны, что джихадские группы и медиа-организации прилагают много усилий на перевод выступлений, заявлений, видео и т.д. Почти каждый раз, когда я проверяю мой «телеграмм», я обнаруживают обновление на новом языке, добавленном в каком-то канале.

Соревновательная природа отношений между Аль-Каидой и ИГ воздействует на логику всего джихадского поля. Самый последний яркий пример – случай Джунд Аль-Акса. Конкурентная обстановка и гибкая позиция многих групп не только воспринимается как риск с точки зрения Аль-Каиды или ИГ, но и как потенциал. Это центральный вопрос джихадских идеологов и поддерживающих их СМИ, так как они стараются предостеречь людей против группы своих соперников, в то же время делая рекламу своему собственному лагерю. В случае Аль-Макдиси, Абу Катады и Хани Ас-Сибаи они все имеют более 50 000 подписчиков в твиттере, и их заявления интенсивно обсуждаются и слушаются. Эта мобилизующая сила остаётся важной для Аль-Каиды и является тем, чему ИГ может завидовать.

Первоначально ученики доказывали свою способность заменить учителей, но со временем, как мне кажется, учителя начали восстанавливать свое значение в глазах джихадистов по всему миру.

[1] Речь идёт об обращении «Действующий учёный» из серии «Возьми оружие шахида», которую перевело информационное агентство Вилаята Дагестан.

[2] Речь идёт об обращении «Туркестан: стойкость, а затем победа» из серии «Исламская весна», которую перевёл «Голос ислама», информационный орган Исламской Партиии Туркестана

[3] Это совместное заявление «Заявление о последних событиях вокруг Кавказа», опубликованное 28 января 2015 г., в котором приняла участие группа учёных, наиболее заметными из которых являются Ибрахим Ар-Рубайш, Харис Ан-Наззари, Халид Батрафи, Сами Аль-Урайди, Абу Марийа Аль-Кахтани, Абдуллах Аль-Мухайсини

[4] Речь идёт об эксклюзивном интервью, которое дал «Голосу ислама» амир Исламской Партии Туркестана шейх Абду-ль-Хакк в феврале 2016 г.

[5] Естественно, раньше Турки Аль-Бан’али говорил о Джабхат ан-нусра по-другому. Когда я написал ответ одному из противников, перед публикацией я послал его Турки Аль-Бан’али на его аккаунт в фейсбуке 20 октября 2013 г., и он ответил мне в личном чате: «Да благословит тебя Аллах, прекрасные замечания, жаль, что есть разногласия между Джабхой и Даулей, мы вместе с Джабхой против тагутов и их прихвостней, но порицаем между собой ошибку Джабхи по поводу её выхода из Даули». Однако когда он вернулся из Сирии, его позиция поменялась, и он был недоволен даже если ты публиковал информацию об операциях Джабхи против тагутов и их прихвостней, требовал от тебя определить свою позицию и поддерживать Даулю а затем враждовать с каждым, кто враждует с ней, в первую очередь с Джабхат ан-нусра.

[6] Шейх Абу Катада сказал на третьей встрече в группе «Фаджр» в PalTalk 22 апреля 2015 г.: «Мы извлекли огромную пользу из алжирских событий. Самая важная – это проблема лжи и разницы в терминах. Например, если какой-то суннит из джамаата джихада в одной из стран напишет тебе: «Шейх, у нас есть человек-бид’атчик, мы обнаружили у него записи, что он связывается с властями, чтобы примириться с ними, и что он планирует бунт против командования для пользы властей и отклонения джихада…», и ты думаешь, что спрашивающий – человек, придерживающийся сунны, то что ты ответишь, если ты студент? Ответ: что этот человек распространяет нечестие на земле, и как минимум ему надо запретить его деятельность, а если невозможно остановить его бид’а другим способом, него следует убить —  так пишут учёные. А потом выясняется, что бид’а этого человека не такая, как описал спрашивающий, так где ошибка – в твоей фатве или во лжи спрашивающего? Поэтому я месяцами не отвечаю на вопросы некоторых братьев, они, может быть и честны, но передают истории как им хочется, или как они их видят»

[7] Шейх Айман Аз-Завахири в книге «Оправдание» упоминает, что шейх Абу Мухаммад Аль-Макдиси является одним из авторитетных учёных Аль-Каиды (стр. 44), а также шейх Абу Катада Аль-Филястыни (стр. 47). Турки Аль-Бан’али написал книгу «Прекрасные слова о достоинстве нашего шейха Аль-Макдиси» и книгу  «Украшение о восхвалении нашего шейха Абу Катады», и в этих книга Аль-Бан’али собрал свидетельства лидеров джихада с разных фронтов джихада об этих двух учёных. Ученики этих шейхов не имеют и малой доли того доверия, которое питают к их учителям лидеры джихада.

[8] Лидерство в джихадских организациях получает лишь тот, кто прошёл через трудности и испытания и проявил стойкость. Шейх Усама ибн Ладен так определяет требования, обязательные для лидера: «Необходимо, чтобы верховное руководство формировалось из тщательно проверенных и испытанных людей» (Документы из Абботабада, номер SOCOM- 2012-0000016). К формам такой проверки и испытания относится отправка для участия в боях, потому что шпион обычно продаёт свои принципы за деньги чтобы жить, а в сражениях есть большая вероятность быть убитым, и таким образом он проявляет свою истинную сущность. Шейх Усама ибн Ладен говорит: «Например, здесь мы чувствуем себя более уверенно в отношении тех людей, кто отправлялся на линию фронта и был испытан там» (Документы из Абботабада, документ номер SOCOM-2012-0000003). Из предыдущих джихадов джихадские джамааты извлекли ту пользу из тех проблем, которые создавало назначение на ведущие посты неизвестных, неопытных и не подвергавшихся испытаниям людей. Так Мухаммад Сурур Зайну-ль-абидин (по имени которого называется течение «сурурийа», одна из школ «саляфиййи»), который имел контакты с некоторыми участниками сирийского джихада в восьмидесятых годах, упоминает историю проникновения в командование человека по имени Абу Абдуллах Аль-Джисри. Этот человек много читал Коран, совершал много ночных молитв, будил братье на молитву и из-за этого оказался в руководстве, не смотря на то, что был неизвестен и его не знал никто из исламских джамаатов. Затем он принял участие в захвате Аднана Аль-Укаля [один из ключевых амиров] и руководства «Авангарда» [основная организация джихада в Сирии] и провале вооружённого движения, (см. книгу «Как нам сохранить исламские ряды от мунафиков», стр. 77).  Эту же информацию подтвердил шейх Абу Мус’аб  Ас-Сури в книге «Исламское восстание в Сирии – опыт и урок», стр. 150

[9] Журнал «Rumiyah», 1-ый номер, сентябрь 2016, стр. 29-30

[10] Личные аккаунт шейха в твиттере (sheikhabuqatadh), 25 августа 2016, ссылка

[11] отсылка к словам посланника Аллаха, صلى الله عليه وسلم: «Рувайбида – глупый ничтожный человек, высказывающий своё мнение по глобальным вопросам» (Ахмад, Ибн Маджа). Прим. переводчика

[12] Аль-Бухари и Муслим.

[13] личный аккаунт в твиттере (ahmed_karim25), 15 мая 2016 г., ссылка

Post a comment