http://alisnad.com

Comments: (0)

Имам Анвар Аль-Авляки: «Жизнь Мухаммада». Часть 44. События, предшествовашие завоеванию Мекки, часть 1

Category : История, Пресса

Во времена джахилиййи человек из племени Бану Аль-Хадрами, который был союзником племени Бану Бакр – в те времена человек из одного племени, который жил не в своём племени, а среди другого племени, становился союзником этого племени, что означало, что это племя защищало этого человека и относилось к нему, как к своему члену, то есть защищало как своего члена, — так вот, этот человек из Бану Аль-Хадрами, путешествовал в Хиджазе, и когда он оказался в глубине земель племени Хуза’а, люди из этого племени убили его и украли его деньги. И люди из Бану Бакр отомстили, убив человека из племени Хуза’а (خزاعة).

После этого Хуза’а напали на троих человек из рода Бану Асвад Ад-Дували,  который принадлежал к племени Бану Бакр, и считался самым благородным родом этого племени. За своего убитого они требовали двойную виру, выкуп за пролитую кровь, то есть в два раза большую виру, чем за любого другого члена племени Бану Бакр. И Хуза’а убили троих из них. И затем пришёл ислам, был заключён Худайбийский договор, в котором, как вы помните, в частности говорилось, что каждый, кто хочет быть союзником курайшитов, может сделать это, и каждый, кто хочет быть союзником Мухаммада, صلى الله عليه وسلم, может сделать это. И Бану Бакр вошли в союз с курайшитами, а Хуза’а стали союзниками Мухаммада, صلى الله عليه وسلم. Хуза’а были союзниками Бану Хашим во времена джахилиййи, и теперь они стали союзниками сына и лидера Бану Хашим Мухаммада, صلى الله عليه وسلم, не смотря на то, что некоторые из них были в это время мушриками. Часть Хуза’а были мусульманами, а часть оставалась неверующими, но тем не менее, все они были преданы Мухаммаду, صلى الله عليه وسلم. Даже неверующие из их числа были верны посланнику Аллаха, صلى الله عليه وسلم, по причине племенной традиции, а не из-за религии. Они были союзниками Бану Хашим в джахилиййи, и теперь считали себя союзниками Мухаммада, не смотря на то, что были кафирами.

И теперь Бану Бакр хотели отомстить за троих своих убитых, причём речь шла не о каких-то простых трёх членах племени, а о людях, относящихся к элите племени. Один из лидеров Бану Бакр, которого звали Науфаль ибн Муавийа Аль-Дийли (نَوْفَلَ بْنَ مُعَاوِيَةِ الدّيلِيّ) [Анвар Аль-Ауляки по ошибке называет его Муавийа ибн Науфаль],  не единственный лидер, как вы знаете, в племенной системе часто не было общего лидера, а у каждого рода был свой шейх, так вот, одни из лидеров этого пленени напал на людей  из племени Хуза’а.  Я говорю «людей», а не «мужчин» потому что в одной из версий этой истории сообщается, что он напал на группу, в которой были старики, женщины и дети. И как упоминается в одной из версий, это нападение произошло рядом с камнем, который обозначал начало священной, запретной территории мекканского харама. То есть эти люди были очень близко от этой отметки, но находились за пределами мекканской священной территории.

Науфаль ибн Муавия сказал своим соплеменникам атаковать.  Но члены племени Бану Бакр и их предводители отказались нападать, и только сам Науфаль и несколько его последователей совершили это нападение, а не всё племя Бану Бакр. Это важный момент, который следует запомнить, потому что это используется для пояснения ситуации, когда война врагу может быть объявлена. В данном случае ясно, что не всё племя Бану Бакр было вовлечено в это вероломство, а это было вероломство, потому что в тот момент действовал мирный договор между Мухаммадом, صلى الله عليه وسلم, и курайшитами, Худайбийский мирный договор, и Бану Бакр и Хуза’а были участниками этого договора,  потому что оба эти племени были союзниками двух сторон, заключивших этот договор, и то, что Науфаль совершил, было нарушением этого договора, этого перемирия. И поэтому многие члены его племени не последовали за ним, и, как я сказал, другие лидеры этого племени отказались участвовать в этой атаке.

Итак, они убили несколько человек из Хуза’а, а остальные бежали на священную территорию мекканского харама. Теперь они находились в запретной для кровопролития земле, святость которой признавали даже во времена джахилиййи, считая великим грехом убийство кого бы то ни было внутри харама или убийство кого бы то ни было во время священных месяцев. Существует четыре месяца в году, когда никто не должен быть убит, и территория вокруг Мекки, на которой никто не может быть убит ни в какое время, и эти правила признавались по всей Аравии.

Теперь же Хуза’а были уже на священной территории, так что люди из Бану Бакр, которые вместе с Науфалем только что убивали  их, обратились к Науфалю со словами: «О, Науфаль, твой бог, твой бог! Мы зашли на священную территорию!». Они предостерегали Науфаля, были удивлены тем, что он делает и напоминали о том, где они находятся. Что же сказал Науфаль? Он ответил им: «Нет сегодня бога, о, Бану Бакр. Отомстите за себя! Ведь, клянусь, вы воруете у людей на священной территории, так неужели вы не отомстите за себя?!» Науфаль обосновывал для них убийство в хараме, напоминая о том, что они обкрадывали людей в этой священной местности, а теперь они совершали возмездие за своих убитых.

Люди из племени Хуза’а бежали от Науфаля и его последователей, пока не добрались до Мекки, где они укрылись в доме Будайля ибн Варка Аль-Хузаи (بُدَيْلِ بْنِ وَرْقَاءَ). Это был человек из племени Хуза’а, который жил в Мекке, так что они пришли к нему в поисках убежища от того преступления, которое было совершено против них.

Амр ибн Салим Аль-Хузаи (عَمْرُو بْنُ سَالِمٍ الْخُزَاعِيّ), человек из племени Хуза’а немедленно отправился в Медину, чтобы сообщить об этом происшествии посланнику Аллаха, صلى الله عليه وسلم. Он рассказал об этом посланнику Аллаха, صلى الله عليه وسلم, в стихах, в которых напомнил ему об их союзничестве с ним, и об их союзе с его прадедом Хашимом.

Что же ответил посланник Аллаха, صلى الله عليه وسلم?

Если бы подобный случай произошёл бы с кем-то из нынешних лидеров, он бы возможно сказал: «Давайте обратимся к ООН», или «Давайте посмотрим, что скажет Совет Безопасности», или «Давайте посоветуемся с международным сообществом», или использовал бы другие пути, чтобы уйти от ответственности…

Когда Амр ибн Салим рассказал об этом посланнику Аллаха, صلى الله عليه وسلم, посланник Аллаха, صلى الله عليه وسلم, дал ему ясны, прямой и решительный ответ. Он сказал: «Тебе оказана помощь, о, Амр ибн Салим». Это всё. Он не сказал ему как, он не сообщил подробностей, он дал ему это обещание. «Тебе оказана помощь, о, Амр ибн Салим», это уже сделано, этот вопрос решён.

И затем над ними пролетело облако, и посланник Аллаха, صلى الله عليه وسلم, сказал: «Это облако сообщило мне радостную весть о помощи и поддержке для Бану Кааб», Бану Кааб – это люди из племени Хуза’а.

Вернёмся теперь ещё раз к этой истории. Ибн Исхак пишет: «Вышел Науфаль ибн Муавийа Ад-Дийли со своими людьми, лидером которых он тогда был, но не всё племя Бану Бакр последовало за ним». И не смотря на то, что не всё племя Бану Бакр приняло участие в нападении, посланник Аллаха, صلى الله عليه وسلم, счёл это достаточным, чтобы положить конец мирной договорённости и начать войну против жителей Мекки, а также он не стал сообщать жителям Мекки о своём намерении напасть на них, подготовка к этому происходила в тайне. Посланник Аллаха, صلى الله عليه وسلم, сделал следующее дуа: «О, Аллах, скрой эту информацию, закрой их глаза,  чтобы они не увидели нас и не узнали о нашем выступлении». И так и случилось, курайшиты узнали о выступлении мусульманской армии только когда муджахиды  были уже в окрестностях Мекки.

Таким образом, нет необходимости в том, чтобы всё население поддерживало действия правительства, для того, чтобы договор между ними и мусульманами можно было считать расторгнутым. Например, какие-то люди могут выходить на демонстрации против войны, и даже часть правительства может быть против войны, но до тех пор, пока какая-то часть правительства занимает официальную позицию за нападение на мусульман, лидер мусульман имеет право объявить войну и сражаться против этой нации.

Итак, посланник Аллаха, صلى الله عليه وسلم, сразу же после получения этой информации начал подготовку. Абу Бакр, да будет доволен им Аллах, пришёл навестить свою дочь Аишу и увидел, что она готовит еду для посланника Аллаха, صلى الله عليه وسلم. Должно быть, это была особая провизия, которую посланник Аллаха, صلى الله عليه وسلم, брал в походы. Увидев это, Абу Бакр понял, что посланник Аллаха, صلى الله عليه وسلم, собирается на войну, но не узнал, против кого. В одной из версий сообщается, что он спросил Аишу, собирается ли посланник Аллаха, صلى الله عليه وسلم, в нападение, и Аиша ответила утвердительно, а когда Абу Бакр спросил её: «Это римляне?», она не ответила, и он спросил её ещё, называя другие народы, но она не ответила, сохраняя секрет посланника Аллаха, صلى الله عليه وسلم. В другой версии говорится, что Абу Бакр спросил её, но она не знала. Так что Абу Бакр, да будет доволен им Аллах,  дождался посланника Аллаха, صلى الله عليه وسلم, и спросил его, и посланник Аллаха сказал ему, ведь, конечно, Абу Бакр был самым главным советником посланника Аллаха, صلى الله عليه وسلم, и он доверял ему свои секреты. Посланник Аллаха, صلى الله عليه وسلم, сказал Абу Бакру, что он собирается атаковать Мекку, атаковать курайшитов.

Посланник Аллаха, صلى الله عليه وسلم, сказал Абу Бакру: «Мне кажется, что Абу Суфйан придёт к тебе просить обновить наш договор». И, субхана-ллах, именно это и произошло. После того, что произошло, Абу Суфйан отправился в Медину.

Сообщается, что когда Бану Бакр убивали людей из племени Хуза’а, курайшиты под покровом ночи оказывали им помощь оружием, и также сообщается, что некоторые курайшиты соучаствовали в этом убийстве. Они говорили: «Сейчас ночь, никто нас не увидит, и Мухаммад не узнает о нашем участии». Они игнорировали тот факт, что Мухаммад был посланником Аллаха и получал откровения от Аллаха, Велик Он и Славен. Эта новость достигла посланника Аллаха, صلى الله عليه وسلم, и Абу Суфйан был крайне озабочен тем, что посланник Аллаха, صلى الله عليه وسلم, мог атаковать, и он немедленно отправился в Медину, чтобы буквально умолять посланника Аллаха, صلى الله عليه وسلم, обновить договор и продлить его срок.

Мы говорим сейчас о времени через семнадцать или восемнадцать после подписания Худайбийского мирного договора. Худайбиййский договор был заключен на десять лет. И теперь, когда прошло чуть больше года, они совершили преступление, нарушившее договор. Это то, что кафиры сделали, и теперь они хотели принести извинения за случившееся, как если бы это извинения могли им помочь.

Абу Суфйан по дороге встретил Будайля ибн Варка, того самого человека, в доме которого в Мекке люди из племени Хуза’а нашли убежище. Абу Суфйан спросил его откуда он ехал. Будайль ответил: «Я навещал моих соплеменников, живущих на побережье». На самом деле Будайль возвращался из Медины, он также поехал туда, чтобы рассказать посланнику Аллаха, صلى الله عليه وسلم, о том, что произошло. То есть и кафиры, и мусульмане племени Хуза’а ехали к посланнику Аллаха, صلى الله عليه وسلم, чтобы попросить у него поддержку и помощь.

Абу Суфйан не был уверен в том, что Будайль сказал ему, у него были подозрения, так что он подождал, пока Будайль уедет, а потом подошёл к тому месту, где стоял верблюд Будайля, рассмотрел помёт этого верблюда и обнаружил в нём размолотые финиковые косточки, что служило верблюжьим кормом в Медине, потому что финиковые пальмы росли только в Медине, их не выращивали в других частях Хиджаза, например, в Мекке или на территориях племени Хуза’а. Так что, когда Абу Суфйан увидел в помёте размолотые финиковые косточки, он понял, что Будайль возвращался из Медины.

Абу Суфйан приехал в Медину, и, естественно, отправился домой к своей дочери Умм Хабибе, которая была женой посланника Аллаха, صلى الله عليه وسلم, матерью верующих.

Когда он вошёл в дом, он увидел на полу коврик. Он хотел сесть на этот коврик, но Умм Хабиба оттащила ковёр от его и ударила его. Абу Суфйан сказал своей дочери: «Я не знаю, забрала ли ты этот ковёр потому что считаешь, что он не достоин меня, или считаешь, что я недостоин этого ковра». Умм Хабиба ответила: «Этот коврик принадлежит посланнику Аллаха, صلى الله عليه وسلم, а ты грязный мушрик, и я не хочу, чтобы ты садился на ковёр посланника Аллаха, صلى الله عليه وسلم».

Это демонстрирует нам почтение, которое асхабы испытывали к посланнику Аллаха, صلى الله عليه وسلم. Умм Хабиба обращалась к своему собственному отцу, но она не хотела, чтобы он, её отец, даже просто присел на коврик, который принадлежал посланнику Аллаха, صلى الله عليه وسلم. Почему? Потому что она понимала, что куфр – это нечистота. Таковы были аль-валя ва-ль-бара, дружба и непричастность, которыми обладали сподвижники. При этом Умм Хабиба общалась не с простым курайшитом, она общалась с предводителе, вождём племени курайш, и такими были слова,  сказанные ему Умм Хабибой.

Абу Суфйан был потрясен, и сказал: «О, доченька, клянусь Аллахом, тебя постигло нечто плохое».

После этого Абу Суфйан отправился к посланнику Аллаха, صلى الله عليه وسلم, и сказал: «Я хочу обновить договор и увеличить его продолжительность». Посланник Аллаха, صلى الله عليه وسلم, спросил: «Что-то случилось с вашей стороны?», имея в виду, что у нас уже есть договор на десять лет, почему вы теперь после 17 или 18 месяцев хотите его обновить? Договор уже в силе, по какой же причине ты приехал сюда? Так что посланник Аллаха, صلى الله عليه وسلم, просил Абу Суфйана: «Что-то случилось?» Абу Суфйан ответил: «Нет, всё хорошо». Посланник Аллаха, صلى الله عليه وسلم, пошёл прочь от него. Посланник Аллаха, صلى الله عليه وسلم, проигнорировал Абу Суфйана, и ничего не ответил ему.

Тогда Абу Суфйан пошёл к Абу Бакру и сказал: «Я хочу, чтобы ты поговорил с Мухаммада и попросил его обновить наш договор». Абу Бакр ответил: «Я не сделаю этого».

Тогда Абу Суфйан пошёл к Умару. Важный момент, они все знали, кто такой Умар ибн Аль-Хаттаб. Они знали нрав и характер Умара ибн Аль-Хаттаба. Я хочу, чтобы вы задумались о том состоянии унижения, смирения… Когда я говорю «смирения», я хочу напомнить о том, с какой гордыней и высокомерием курайшиты относились к мусульманам,  и теперь речь не просто о смирении Абу Суфйана, он находится буквально в унижении, упрашивая мусульман обновить договор. Я хотел бы, чтобы бы задумались об этом, и сравнили с поведением курайшитских лидеров в отношении мусульман, когда они были в Мекке, и как низко они опустились через несколько лет. Абу Суфйан, лидер, который привык считать слишком низким для себя даже говорить с мусульманами, теперь ходить от дома к дому, умоляя их пойти к посланнику Аллаха, صلى الله عليه وسلم, потому что посланник Аллаха, صلى الله عليه وسلم, проигнорировал его и просто ушёл от него.

И вот теперь Абу Суфйан идёт к Умару ибн Аль-Хаттабу, и говорит ему: «Я хочу обновить наш договор, попроси об этом Мухаммада».

Умар ибн Аль-Хаттаб ответил: «Ты хочешь, чтобы я заступился за вас перед посланником Аллаха?! Клянусь Аллахом, если бы я не нашёл ничего, кроме муравьёв, я бы воевал против вас с муравьями!»

Абу Суфйан ушёл и отправился к Али ибн Аби Талибу. Али сказал ему: «Горе тебе, Абу Суфйан! Клянусь Аллахом, посланник Аллаха, صلى الله عليه وسلم, принял решение, от которого мы не сможем его отговорить», т.е., если посланник Аллаха, صلى الله عليه وسلم, что-то твёрдо решил, никто из нас не будет даже пытаться уговорить его отказаться от этого решения. Совещание, шура, проводится до принятия решения, когда же решение принято, то вопрос закрыт. «…Когда же ты примешь решение, то уповай на Аллаха» [Семейство Имрана, 159].

Абу Суфйан посетил Али ибн Аби Талиба, и это произошло до ниспослания повеления о хиджабе, так что он увидел Фатыму (فاطمة), которая играла со своим сыном Хасаном  (الحسن), который был ещё ребёнком. Переговорив в Али ибн Аби Талибом и получив ответ, что решение уже принято, Абу Суфйан обратился к Фатыме. Он сказал: «О, дочь Мухаммада, могла бы ты попросить этого своего сына, чтобы он дал защиту людям, и это сделало бы его господином арабов до скончания веков?»

Абу Суфйан говорит Фатыме попросить Хасана этого играющего ребенка, дать защиту!

Фатыма ответила: «Клянусь Аллахом,  мой сын ещё не дорос до того, чтобы давать защиту людям! И никто не может дать защиту людям перед посланником Аллаха, صلى الله عليه وسلم!» То есть, если посланник Аллаха, صلى الله عليه وسلم, принял решение сразиться с кем-то, мы не можем дать защиту против этого его решения.

Как мы видим, Абу Суфйан совершенно потерял надежду и впал в отчаяние.  Абу Суфйан мудры и сильный лидер, но сейчас он совершал беспорядочные действия. То, что он обратился к Фатыме со столь глупой просьбой, показывает нам то состояние безысходности, в которое  Абу Суфйан и курайшиты попали.  Он сказал, обращаясь к Али: «О, Абу Аль-Хасан, наше положение очень тяжело, посоветуй мне хоть что-нибудь». Али ибн Аби Талиб не мог ему ничего посоветовать, и сказал ему: «Клянусь Аллахом, я не знаю, что могло бы вам помочь. Но ты лидер Бану Кинана, пойди в мечеть и предложи свою защиту людям, а потом возвращайся в свою землю». Абу Суфйан спросил: «Ты считаешь, что это как-то сможет мне помочь?». Али ибн Аби Талиб ответил: «Нет, я не думаю, что это как-то поможет тебе, но не могу предложить тебе ничего другого». То есть Али ибн Аби Талиб говорит ему: Мне нечего тебе посоветовать, и  я не думаю, что то, что я тебе посоветовал, хоть как-то поможет тебе. Али просто пытался отделаться от него.

Абу Суфйан, не смотря на то, что Али, да будет доволен им Аллах, сказал ему, что этот совет не принесёт ему никакой пользы, последовал этому совету. Он пошёл в мечеть, стал там и сказал: «Я гарантирую защиту людям».

Скажем несколько слов по вопросу такой гарантии защиты. Во времена джахилиййи лидер племени мог сказать людям: «Я даю мою защиту такому-то и такому-то», и благодаря авторитету этого человека, его силе и силе его племени, люди принимали эту его защиту и не причиняли вреда тому, кому она была дана.

Таким образом Абу Суфйан пришёл в мечеть Пророка и предложил свою защиту. Но кто такой Абу Суфйан в Медине? Кому есть дело до Абу Суфйана? Да, Абу Суфйан лидер Бану Кинана, но это не значит ничего в Медине. В Медине лидер это Мухаммад, صلى الله عليه وسلم. У Абу Суфйана не было здесь никакого веса и авторитета. Так что люди просто проходили мимо, полностью игнорируя его.

Продолжение следует, إن شاء الله

Post a comment