Comment: (1)

Несколько советов муджахидам на пути Аллаха. Часть 2. Обновлённая версия

Category : Пресса

ЧАСТЬ 14. ПОДГОТОВКА ‘АМАЛИИ

Нельзя планировать ‘амалию на время проведения в городе спортивных мероприятий, выборов, религиозных и национальных праздников, во время приезда главы государства и иностранных делегаций, то есть тогда, когда спецслужбы ожидают совершение терактов и по этой причине находятся в повышенной боеготовности.

‘Амалию следует планировать простой в исполнении, чтобы не запутаться. На её проведение нельзя экономить средства и надо покупать всё самое лучшее.

Из опыта криминального мира известно, что большинство налётов, когда налётчикам удавалось забрать большие суммы денег, было совершено при участии самих сотрудников этих объектов. Можно заранее устроиться на разрабатываемый объект. Ограбления инкассаторских машин в основном совершаются самими инкассаторами или они имеют к этому отношение, например: открывают изнутри двери.

Если мы планируем саботаж или диверсию на стратегическом объекте, то на него также заранее можно устроиться на работу электриком, пожарником и т.д.

‘Амалия не должна повторять почерк предыдущих, чтобы следствие не могло связать их между собой и понять, что это работает одна и та же группа.

‘Амалию, расчитанную на четырёх человек, нельзя проводить втроём, потому, что может не хватить сил на её реализацию. Или наоборот, проводить впятером, потому, что лишний человек будет только мешать.

На тренировках следует отработать кто и что будет делать на ‘амалии. Для этого нужен макет здания или похожее помещение. Также следует отработать отход.

Необходимо иметь запасной план на тот случай, если по каким-то причинам сорвётся основной план ‘амалии.

Необходимо узнать, какое охранное подразделение (ЧОП, вневедомственная охрана и т.д.) должно будет приехать на вызов, его местоположение и то время, которое ему для этого понадобится. Чтобы задержать их приезд, надо продумать, что для этого можно сделать. Это может быть заложеная мина (или хотя бы муляж) перед воротами этого подразделения,  инсценировка ложной ‘амалии в другой стороне, чтобы они сперва поехали туда или какой-то другой отвлекающий манёвр. Для этого надо выяснить, сколько экипажей это подразделение может одновременно отправить на разные объекты.

Чтобы отвлечь внимание полиции, можно на каком-нибудь объекте, например, на вокзале, оставить муляж взрывного устройства и сообщить им об этом.

Перед ‘амалией необходимо проверить исправность машин и наличие в баках топлива, исправность оружия и наличие боеприпасов, а также исправность и зарядку раций, если мы собираемся ипользовать их на ‘амалии.

Многие стараются использовать револьверы, потому, что гильзы остаются в барабане, и у следствия нет возможности идентифицировать оружие путём баллистической экспертизы.

Если в наличии есть пистолет, то его можно держать внутри толстого пакета, взяв за ручки и пакет и пистолет. Во-первых, гильзы останутся в пакете. Во-вторых, силуэт пистолета будет скрыт пакетом.

На близком расстоянии очень эффективен обрез охотничьего ружья. Главные его недостатки небольшая дальность стрельбы и необходимость перезаряжать. Его можно использовать при ликвидации. Если его зарядить крупной дробью и выстрелить в упор, то у жертвы практически нет никаких шансов выжить, если только Аллах по своей Мудрости не пожелает другого.

Каждый участник должен приготовить себе алиби, где он находился в момент совершения ‘амалии, а также легенду, что он делает на месте ‘амалии, если только не поймают с оружием в руках, тогда сложно будет что-то придумать.

Для ‘амалии обязательно надо приобрести одноразовые одежду и обувь. Только покупки надо делать в другом регионе. Если брат одиночка, то обувь у него должна быть на пару размеров больше, чтобы ввести следствие в заблуждение.

Надо заранее достать две левые машины. Одна для того, чтобы подъехать на само место ‘амалии, авторая для того, чтобы на неё пересесть уже после отъезда с места ‘амалии. В первой машине должна быть канистра с бензином, чтобы после ‘амалии, если будет возможность,  сжечь её. Для второй машины надо заранее приготовить гараж или какое-то другое место, куда её можно будет поставить после ‘амалии (потом её тоже надо будет сжечь).

В машинах должны быть приготовлены стальные «ежи», на тот случай, если придётся уходить от погони. В Швеции, раскидывая за собой такие «ежи», налётчики смогли оторваться от погони после ограбления банка. Они также прикрепили к полицейскому гаражу снаружи муляж взрывного устройства, и  полицейским пришлось ждать прибытия сапёров, что дало налётчикам дополнительное время, чтобы скрыться.

Полезно ознакомиться с теми налётами, которые уже были, и узнать, как их готовили, совершали и что предпринимали, чтобы уйти от погони и ввести следствие в заблуждение.

Сейчас в интернете есть много видеороликов о налётах на «чёрных» курьеров, банки, инкассаторские машины и ювелирные магазины, во время которых налётчики смогли забрать миллионы долларов.

Кроме роликов про удачные налёты есть так же роликии про  неудачные, во время которых налётчики были убиты или арестованы, и в которых полицейские рассказывают, по каким уликам они смогли выйти на след налётчиков и многой другой полезной информации, которая может пригодиться при планировании ‘амалий.

У следователей время и средства на раскрытие каждого дела ограничены, и если они в них не уложатся, то дело отправляют в архив. Поэтому наша задача — не попасться на самом месте ‘амалии. Практика показывает, что чем больше времени проходит после ‘амалии, тем меньше у следствия шансов её раскрыть. Поэтому надо обязательно проработать ложный след, который запутает следствие, не жалея  для этого средств.

Если это ликвидация какой-то одиозной личности, приносящей вред Исламу и мусульманам, то надо узнать, с кем у него есть вражда и ликвидировать его от имени этих людей.

Если у него таких врагов нет, то надо постараться такую ссору ему организовать с такими же врагами Аллаха, как и он, например, через интернет. Если он либерал, то его самые злые враги — скинхеды. Вот среди них и надо будет найти ему врага. 

После каждого убийства любой следователь пытается найти ответ на вопрос: кому это было выгодно? Ещё в древнем Риме знаменитый судья Кассий Лонгин Равилла рекомендовал при разборе дела всегда искать, кому может быть выгодно данное преступление, и такой подход может помочь обнаружить или самого преступника или того, кто за ним стоит, направляя его действия.

Будет несколько версий, кто мог его убить, но эта будет основной, как самая очевидная.

Заранее надо приготовить ложные улики: окурки сигарет, волосы, банку из-под пива и т.д., которые надо будет оставить на месте ‘амалии.

Надо узнать волну, на которой разговаривает полиция, чтобы быть в курсе того, о чём они говорят.

ЧАСТЬ 15. ‘АМАЛИЯ

Перед тем, как выехать на ‘амалию, обязательно надо совершить молитву в два рака’ата и попросить у Великого и Могучего Аллаха содействия в этом деле.

После этого надо послушать на полицейской волне по рации о чём они говорят. Возможно, что в городе кого-то ловят и по этой причине на дорогах стоят усиленные посты, тогда ‘амалию надо отложить.

Если в районе проведения ‘амалии повышенная активность полиции по рации, то возможно, что там засада и тогда ‘амалию тоже следует отменить.

На место ‘амалии заранее надо отправить братьев для разведки обстановки, чтобы они постарались выяснить, есть там засада или нет. У этих братьев должна быть соответствующая легенда что они делают в этом месте в это время и они должны быть одеты соотвествующе. Если ‘амалия проходит там, где рыбаки ловят рыбу, то пусть у них будут удочки, а если возле спортивного стадиона, то пусть наденут спортивные костюмы, и т.д. Во время ‘амалии эти братья должны контролировать подходы к месту ‘амалии, и если увидят какую-то опасность, то сразу должны дать сигнал об этом тем, кто непосредственно участвует в ‘амалии. После ‘амалии, когда приезжает полиция и начинает осмотр места происшествияи опрос свидетелей, они должны постараться выяснить, нашло ли следствие какие-либо улики, и кто что видел или слышал.

Перед началом ‘амалии можно взять под контроль расположение охранного подразделения, которое должно приехать на вызов, и когда они начнут выезжать, то взорвать мину. Это их задержит на какое-то время.

Если это охранное подразделение небольшое, то можно устроить ложную ‘амалию в другом месте, чтобы они поехали сперва туда.

Одну машину незадолго до ‘амалии поставить в нескольких кварталах от места ‘амалии в безлюдное место, где нет видеокамер, а на второй машине подъехать на саму ‘амалию. В этой машине должен остаться кто-то из братьев, и она должна быть заведённой. Ни в коем случае нельзя использовать свои личные машины, потому что кто-то их может увидеть и в дальнейшем опознать.

Если эта ‘амалия – захват трофеев, а на объекте есть охрана и обслуживающий персонал, то надо объяснить им, что не стоит умирать за чужое имущество.

Нельзя брать эксклюзивные или приметные вещи, например, антиквариат, которые легко опознать.

Стоит иметь в виду, что многие скупщики работают на спецслужбы или полицию. Поэтому самый оптимальный вариант – наличные деньги.

Если на ‘амалии нами были произведены выстрелы, то, если будет возможность, надо  собрать гильзы, чтобы у следствия не было улик.

Следователь находит преступника по той информации, которую он о себе оставляет, поэтому нельзя оставлять отпечатки пальцев и ладоней, для этого надо использовать перчатки, а если ‘амалия в таком месте, где их использование – проблема, так как сразу вызовут подозрение, то можно пальцы и ладони смазать клеем БФ или чем-то подобным.

На ‘амалии нельзя плевать или ходить в туалет, потому что по выделениям можно определить ДНК человека.

Для того, чтобы помешать визуальному определению надо использовать маски, парики, накладные бороды и усы, грим, капюшоны и т.д. Известен случай, когда налётчики надевали необычные маски, чтобы отвлечь внимание персонала банка и случайных прохожих от других деталей своего внешнего вида. При опросе в их показаниях было только описание этих масок.

Сейчас во многих местах стоят видеокамеры, которые ведут не только видеосъёмку, но также записывают и голоса, поэтому их надо постараться сразу вывести из строя, но, так как возможно есть видеокамеры, о которых мы не знаем, на ‘амалии надо стараться не говорить или изменить свой голос. Сейчас спецслужбы на всех людей заводят голосовую базу данных и, если человек общается по телефону, то, скорее всего, его голос в этой базе уже есть. На ‘амалии можно использовать заранее написанные на бумаге свои требования.

На месте ‘амалии надо оставить ложные улики: окурки, чьи-то волосы и предметы одежды, и т.д., чтобы направить следствие по ложному следу.

Если на проведение ‘амалии есть только одна минута, то нельзя задерживаться дольше этого времени, иначе можно не успеть уйти с этого места. И отсчёт времени должен начинаться с того момента, как только вышли из машины, потому, что возможно кто-то из прохожих это увидел и уже позвонил в полицию.

Несколько налётов, которые произошли в реальности, и которые можно использовать как пример для ‘амалий:

В Москве, в 7 часов вечера три человека в масках и капюшонах  зашли в ювелирный магазин. Первый сразу же направил на охранника пистолет, второй стал разбивать молотком стеклянные витрины, а третий доставать из этих витрин ювелирные украшения и складывать в большую сумку. Примерно через 2 минуты, забрав золотых изделий на сумму 50 миллионов рублей, налётчики покинули магазин.

В Москве, при выходе  пассажира из аэропорта «Внуково», к нему подбежало несколько человек с автоматами, в маскахив форме одного из подразделений полиции и крича: «Полиция», забрали у него сумку с 75 миллионами рублей. После чего сели в две машины и быстро уехали, поломав при этом шлагбаум. Потерпевший не стал подавать заявление в полицию, так как деньги, скорее всего, были «чёрным налом». Ограбление явно не обошлось без наводчика, который знал, когда  будут перевозить деньги.

В Москве, на светофоре к инкассаторской машине подошёл человек и прикрепил ко дну взрывное устройство, которое взорвалось и машина начала гореть (по другой версии, он бросил в машину бутылку с зажигательной смесью). После того, как охранники выскочили из машины, к ним подбежало пять человек в масках и после выстрелов в воздух, они начинают выгружать сумки с деньгами из инкассаторской машины и переносить в свою машину. После чего они скрылись на двух машинах. Ущерб «Альфа-банка», которому принадлежала инкассаторская машина, составил 55 миллионов рублей. По словам очевидца, налёт длился около 30 секунд. Следствие подозревает инкассаторов в причастности к этому ограблению.

В Перми, во время перевозки денег, инкассатор Александр Шурман направил пистолет на двух других инкассаторов, после чего закрыл их в отсек, который имеется в инкассаторской машине и запустил своего сообщника, который ехал за ними на машине. Забрав250 миллионов рублей, они уехали.

Это не самые большие суммы, которые налётчики когда-либо забирали, но здесь важно само разнообразие методов, которые нам также можно использовать на ‘амалиях.

После отъезда с места ‘амалии, надо пересесть на вторую машину и уезжать второстепенными дорогами, где нет видеокамер.

После ‘амалии первую машину, если позволяют обстоятельства, лучше всего сжечь в каком-нибудь безлюдном месте. Если в машине просто стереть отпечатки, то возможно, что все равно останутся какие-то улики, которые могут вывести следствие на группу.

Тоже самое касается одежды и обуви. Известен случай, когда группу налётчиков, совершавших много лет удачные налёты на банки, смогли вычислить из-за того, что они все вещи, используемые при налёте, выкинули в мусорный бак. Эти вещи подобрал бомж и отнёс в полицию, в результате чего были установлены их личности.

Если применяли оружие, то его следует разобрать, протереть отпечатки и раскидать по разным водоёмам, или уничтожить каким-то другим способом. И ни в коем случае это оружие уже нельзя применять на другой ‘амалии, потому что часто следствие могло объединить разные эпизоды в одно дело, именно по причине оружия.

При ликвидации оружие сбрасывается на месте ‘амалии, главное, чтобы на нём не остались отпечатки, поэтому в руки его брать надо в перчатках. В девяностые годы прошлого века, это практиковали практически все киллеры, чтобы не быть пойманными.

После ‘амалии необходимо «залечь на дно». Самые большие ошибки случаются уже после удачной ‘амалии, потому, что до ‘амалии и во время её проведения все собранные и внимательные к мелочам, а когда всё заканчивается, начинается «эйфория». Поэтому в это время надо делать как можно больше азкаров, благодарить Великого и Могучего Аллаха за то, что Он дал нам возможность сделать эту ‘амалию, потому, что всё получилось только по Его Милости и только потом вследствие наших причин. И если есть трофеи, то просить Его, чтобы Он дал в них баракат.

После взятия трофеев на крупную сумму, даже, если есть необходимость, не должно быть никаких изменений в нашей жизни в течение нескольких месяцев, потому что спецслужбы в это время отслеживают все большие переводы денег и дорогостоящие покупки.

После ‘амалии необходимо временно прекратить всё общение между собой. Если кто-то из братьев внезапно куда-то пропал, то остальным лучше перейти на нелегальное положение до выяснения обстоятельств, так как возможно, что его арестовали.

ЧАСТЬ 16. НЕЛЕГАЛЬНОЕ ПОЛОЖЕНИЕ

Чем больше совершается ‘амалий, тем больше вероятность того, что рано или поздно группа будет раскрыта, потому, что после каждой ‘амалии все равно остаются какие-то улики или показания очевидцев.

Если есть все предпосылки для того, чтобы тебя арестовали, то, во-первых, надо много читать девятый аят суры «Йа син»:

وَجَعَلْنَا مِنْ بَيْنِ أَيْدِيهِمْ سَدًّا وَمِنْ خَلْفِهِمْ سَدًّا فَأَغْشَيْنَاهُمْ فَهُمْ لَا يُبْصِرُونَ

«Мы установили преграду перед ними и преграду позади них и накрыли их покрывалом, и они не видят».

А также делать другие ду’а, чтобы Великий и Могучий Аллах скрыл тебя от врага.

Во-вторых, уходить надо резко, не собирая вещи. Например, пошёл в тапочках за хлебом и не вернулся. Или оставил заведённой машину и зашёл в чей-то подъезд. Или оставил в кафе на столике вещи или в гардеробе одежду и пошёл в туалет.

Вариантов может быть много, главная их задача в том, чтобы у группы наблюдателей сложилось впечатление, что ты сейчас вернёшься.

Для этого надо заранее изучить такие места в городе, где можно оторваться от слежки. Это могут быть какие-то проходные дворы, дома с «чёрным» выходом, от которого у тебя есть ключ, окно в туалете в кафе, чердак какого-нибудь дома с заранее приготовленной верёвкой, чтобы спуститься вниз с другой стороны, и т.д.

Все эти ключи и верёвки должны быть заранее приготовлены, чтобы, если в них появится необходимость, лихорадочно не думать, где их взять.

Надо научиться изменять свою внешность. Джонни Менез, бывший руководитель отдела ЦРУ, занимающегося изменением внешности агентов этого ведомства, рассказала о маскировке, которую они используют. Её интервью опубликовано на канале издания Wired в YouTube.

По её словам, часто бывает достаточно парика, очков или растительности на лице, однако в некоторых случаях требуется полное перевоплащение, причём маскировка должна быть долговременной и незаметной даже при близком общении. В таких случаях помогают специальные маски.

Мендез показала фотографии, сделанные во время встречи в Белом доме, на которую она пришла в такой маске. Президент Джордж Буш–младший сидел на расстоянии вытянутой руки от неё и ничего не заметил. Кроме масок в ЦРУ используют накладки, которые меняют форму скул, лба, подбородка и носа, а также зубные накладки и искусственные нёба, влияющие на очертания лица и манеру речи.

Каждая примета в словесном портрете агента, который составит противник, должна быть неверной. Кудрявую шевелюру нужно спрятать под париком с прямыми волосами, молодого – состарить, стройного – превратить в толстяка, а женщину – в мужчину. Мендез признаёт, что сделать наоборот гораздо труднее.

Важна не только внешность, но и поведение. По словам Мендез, американца может выдать то, как он обращается с ножом и вилкой, как держит сигарету и как держится, когда стоит. И это, по её признанию, самое сложное, потому что находится в подсознании.

Она советует менять походку, положив камешки в обувь или перевязав бинтом колено.

Мендез добавила, что агентам, уходящим от слежки, на быструю смену внешнего вида даётся 37 секунд. Именно столько по стандартам ЦРУ отводится на то, чтобы агент поменял свой внешний вид в толпе, выйдя из неё совсем другим человеком.

У мусульман, конечно, нет таких возможностей, как у ЦРУ, но что-то из их методов маскировки можем использовать и мы.

С самого начала работы должен быть составлен план перехода на нелегальное положение, а также подготовлено то, что для этого необходимо – левые документы и квартира, а также достаточная сумма денег, потому что нелегальное положение требует больших затрат.

Следует дорожить легальным положением, потому, что на нелегальном приходится больше думать о самосохранении, чем об ‘амалиях. И если есть вероятность того, что группу раскроют, то лучше на какое-то время ‘амалии прекратить, пока всё не успокоится.

На нелегальном положении следует чаще менять жильё и машины. На каждом новом месте называть себя другим именем.

Нельзя селиться в небольших городах и сёлах, где все друг друга знают и в курсе всего того, что происходит у соседей. В таких местах не получится остаться незамеченным.

Если жить в больших городах, то нельзя селиться возле объектов, за которыми ведётся усиленный контроль спецслужб, это аэропорты, вокзалы, военные заводы, объекты стратегического значения, правительственные и дипломатические кварталы, а также районы, где проживает много иностранцев и т.д.

Нельзя селиться в таких районах, где продают наркотики, процветает преступность или проживает много гастарбайтеров, потому, что в таких местах полиция часто проводит рейды и делает облавы.

Желательно селиться в новостройках, где ещё никто никого толком не знает.

Жильё следует снимать не через агентства по недвижимости, а через частных лиц, потому, что многие такие агентства сотрудничают со спецслужбами и получают ориентировки на тех, кто находится в розыске.

Надо постараться найти такое жильё, чтобы окна выходили на разные стороны, и также желательно наличие запасного выхода.

После заселения необходимо провести разведку близлежащей территории и узнать все пути подхода и отхода.

Если есть возможность, то надо поставить камеры, чтобы контролировать те места, откуда спецслужбы могут начать штурм или вести слежку.

Обязательно надо знать всех, кто живёт во дворе, чем они занимаются, знать их машины.

Отношения с соседями и хозяином квартиры должны быть хорошими, для чего необходимо вовремя выплачивать квартплату и не приводить гостей.

Надо стараться избегать дворников, потому что им обычно дают ориентировки на тех, кто находится в розыске.

Нельзя ставить машину возле дома и точно также нельзя, если едешь на съёмную квартиру на попутке, называть водителю свой адрес, а надо проехать пару кварталов дальше и посмотреть со стороны, какая обстановка возле дома. То же самое касается и общественного транспорта.

Поездок на такси следует избегать, потому, что многие таксисты сотрудничают со спецслужбами и получают розыскные ориентировки.

В другой город следует ехать автостопом, но не на такси и не на поездах, междугородних автобусах, пароходах и самолётах. Во-первых, в России существует база данных «Розыск-магистраль», в которую вносят данные всех тех, кто находится в розыске, и если такой человек покупает билет на свой паспорт, то информация о нём автоматически попадает диспетчеру. Во-вторых, многие проводники и стюарды в этих видах транспорта сотрудничают со спецслужбами и получают розыскные ориентировки.

Если всё-таки приходится ехать на поездах или автобусах, то надо садиться на них не на вокзалах, где полно патрулей и видеокамер, а через несколько остановок и покупать билет у проводника. И сходить с них надо также за несколько остановок до вокзала.

Если в городе объявлен чей-то розыск, то за вокзалами, аэропортами, гостиницами и ресторанами устанавливается усиленный контроль.

И если на вокзалах и в аэропортах розыск производится в основном при помощи патрулей и камер, то в гостиницах и ресторанах этим занимаются администраторы и обслуживающий персонал.

На вокзалах, в аэропортах и других местах массового скопления людей в первую очередь обращают внимание на тех, кто избегает патрулей и тех мест, которые просматриваются видеокамерами, а также на тех, кто постоянно оборачивается и у кого сосредоточенный взгляд.

Нельзя ходить к своим родственникам и близким знакомым, потому, что спецслужбы там могут устроить засаду. То же самое касается и мест постоянного посещения. Муджахиду необходимо избавиться от своих привычек, иначе они могут привести к его аресту.

ЧАСТЬ 17. ШТУРМ

Не факт, чтоспецслужбы смогут вычислить группу, но начиная это дело, надо быть готовым ко всему, в том числе и к штурму.

Спецназ проводит штурм в основном в то время, когда человек расслаблен, то есть, во время секса, алкогольного или наркотического опьянения, а также под утро, когда у человека самый глубокий сон.

Обычно  перед началом штурма снайперы спецназа располагаются на крышах соседних домов или на каких-то других возвышениях (водонапорные башни, высокие деревья и т.д.),с которых они могут вести стрельбу.

Если в подъезде городские службы начинают что-то ремонтировать или грузчики носят мебель, то возможно, что под видом этого спецназ блокирует выход. Поэтому хорошо поставить снаружи видеокамеру, чтобы точно знать, что там происходит, потому что, если на двери есть глазок, то его чем-нибудь закроют.

Одним из признаков того, что дом окружён и готовится штурм, является отключение воды, света и телефонной связи, чтобы тот, кто в окружении, не мог сообщить об этом своим сообщникам.

В «Сахихе» Муслима приводится ду’а, которое делал мусульмани, когда кяфиры хотели убить его, для нескольких мусульман оно будет звучать так:

اللهُمَّ اكْفِنَاهُمْ بِمَا شِئْتَ

 «О, Аллах ! Избавь нас от них как пожелаешь»

/Аллохумма-кфинахум бимаа ши’та/

Если пытаться вырваться из окружения, то это надо делать сразу, пока не подогнали дополнительные силы. Как бы тяжело это ни было в начале окружения, через какое-то время, когда окружение станет более плотным, сделать это уже будет практическиневозможно.

Переговоры, по крайней мере в России, всегда ведутся для того, чтобы выиграть время для более плотного окружения.

Если квартира находится на первом этаже, то это облегчает как прорыв из окружения, так и штурм, а если она находится на верхних этажах, то это затрудняет и прорыв и штурм. Поэтому, если есть намерение вести бой до шахады, то лучше селиться на верхних этажах (только не на самом последнем, спецназ использует крышу для штурма), а если есть намерение прорваться из окружения, чтобы продолжать вести джихад и наносить урон кяфирам, то тогда чем ниже этаж, тем лучше.

Надо приобрести дымовые шашки, использование которых облегчит прорыв. Лучше всего военные, но если нет такой возможности, то можно сделать самим. В интернете есть много видеороликов, как сделать такие шашки из подручных материалов.

Чтобы отвлечь внимание спецназа во время прорыва из окружения, можно в нескольких местах поставить мины, чтобы взорвать их, но если будет заблокирована связь, то это, скорее всего, не поможет.

Поэтому надо заранее продумать, что можно сделать для отвлечения внимания тех, кто находится в оцеплении.

В России спецназ применяет газ только в исключительных случаях, как это было в 2002 году при штурме братьев, которые захватили заложников в «Норд-Осте», но все равно, неплохо иметь противогазы или респираторы.

Если окна выходят на разные стороны, то первый штурм, как правило – отвлекающий. Основной штурм, скорее всего, будет с другой стороны.

ЧАСТЬ 18. АРЕСТ

Если Аллах испытал тем, что взяли в плен, то надо выдавать себя за обычного преступника, потому, что в этом случае работают другие службы и правила, чем в случае с муджахидами, которых сразу переводят под статью «терроризм».

Есть несколько статей в Конституции и УПК РФ, которые надо знать:

Статья 51 Конституции РФ.

«Никто не обязан свидетельствовать против себя самого, своего супруга и близких родственников, круг которых определяется федеральным законом.

Федеральным законом могут устанавливаться иные случаи освобождения от обязанности давать свидетельские показания».

Статья 14 УПК РФ. Презумпция невиновности.

«Обвиняемый считается невиновным, пока его виновность в совершении преступления не будет доказана в предусмотренном настоящим Кодексом порядке и установлена вступившим в законную силу приговором суда.

Подозреваемый или обвиняемый не обязан доказывать свою невиновность. Бремя доказывания обвинения и опровержения доводов, приводимых в защитуподозреваемого или обвиняемого, лежит на стороне обвинения.

Все сомнения в виновности обвиняемого, которые не могут быть устранены в порядке, установленном настоящим Кодексом, толкуются в пользу обвиняемого.

Обвинительный приговор не может быть основан на предположениях».

В реальной жизни всё происходит наоборот — и это обвиняемому приходится доказывать свою невиновность, но, по крайней мере, эти статьи хотя бы надо знать.

И уж тем более, все эти статьи не распространяются на муджахидов, поэтому, чтобы выяснить отношение задержанного к Исламу в общем, и к джихаду в частности, при нём могут ругать религию, чтобы посмотреть на его реакцию, или, наоборот, хвалить муджахидов, говорить, что они на Истине. Всё это делается только для того, чтобы понять: перед ними муджахид или обыкновенный преступник.

Когда человека только задерживают, ему обычно сразу же предлагают бесплатного адвоката. Его задача – дать тебе «добрый совет» во всём чистосердечно признаться. На него не надо смотреть как на того, кто хочет тебе помочь. В этом спектакле у него своя роль и он такой же враг, как и остальные.

Надо знать, как правильно использовать своё алиби. Если у задержанного следователь летом спрашивает, где он был полгода назад 17 февраля в 6 часов вечера, и он сразу же отвечает, что он был у своей бабушки, которая может это подтвердить, то никто этому не поверит, потому, что большинство людей затруднится сразу же ответить, где они были неделю назад в 6 часов вечера. Поэтому такой быстрый ответ вызовет больше подозрений.

Главная задача следователя, это – втереться в доверие к задержанному и он всякими способами старается этого добиться. Он может рассказывать о своей жизни, что он в принципе такой же, как и ты. Может помочь организовать свидание с родственниками и так далее. На это не стоит обращать внимания, потому что это всего лишь его работа, и в их учебных пособиях описывается, как войти в доверие к подозреваемому.

Одним из распространённых методов следователей является спектакль «злой — добрый», когда один из них оказывает на задержанного психологическое и физическое воздействие, а потом ему на смену приходит «добрый», «готовый выслушать и помочь» и своим «сочуствием» пытается его разговорить. Многие люди ведутся на этот трюк, и начинают всё рассказывать «доброму» следователю.

При допросе следует контролировать все свои ответы, потому что вопросы часто задают в разном порядке, а потом ответы сравниваются.

Надо стараться избегать при ответах подробностей, потому, что именно на них и ловят. И ты лишаешь себя возможности манёвра при последующих ответах. Всегда должна быть возможность трактовать свой ответ так, как это потом окажется более целесообразным.

Часто следователи серьёзный вопрос задают как бы между прочим, среди других, незначительных вопросов. Например :

«Как у тебя дела? Погода сегодня дождливая, голова не болит? ТЫ С АБДУЛЛОЙ НА ОЗЕРО ЕЗДИЛ? Дома что нового? Жена ещё не родила?» Расслабившись на обыденные вопросы, можно не заметить и ответить на главный вопрос: «Ты с Абдуллойна озере ездил ?» утвердительно, хотя до этого ты утверждал, что не знаешь его. Поэтому, надо каждый вопрос следователя обдумывать и не торопиться с ответом.

Следователь может сказать, что остальные уже всё рассказали и даже показать их письменные показания, в это верить не надо, это их обычная практика. Надо требовать очную ставку, потому, что, скорее всего, другим тоже сказали, что ты уже всё рассказал и точно также показали твои письменные показания.

Однин из самых распространённых методов следствия, это подсадить к тебе своего агента или, наоборот, тебя к нему. Поэтому, какой бы хороший брат, симпатизирующий муджахидам, ни сидел с тобой в одной камере, никому ничего нельзя говорить, и тем более, какому-нибудь «авторитетному» преступнику, который может помочь тебе советом как «соскочить» с этого дела, но которому для этого надо знать некоторые подробности.

Кто-то из сокамерников может предложить свой телефон, чтобы ты мог позвонить домой или помочь отправить записку знакомым. Или кто-то выходит на свободу и может заехать «куда надо» и передать «что надо». В основном всё это является уловками следствия и все эти сообщенияещё до того, как попасть к адресату, проходят через следователя.

Если в ходе задержания или следствия были допущены какие-то процессуальные нарушения, то до суда о них лучше не говорить. Если о них сказать на следствии, то следователи постараются эти ошибки исправить.

Были случаи, когда из-за процессуальных ошибок следствия дела на суде полностью разваливались и подследственных освобождали прямо из зала суда. Разумеется, если дело не было связано с терроризмом.

Всегда надо помнить, что если это с нами произошло, то это и не должно было нас миновать. И это всего лишь испытание от Аллаха, которое Он послал нам и теперь смотрит с высоты семи небес, как мы пройдём его.

Надо больше просить у Великого и Могучего Аллаха прощения, и чтобы Он не испытывал нас тем, что мы не в силах вынести, и дал нам стойкости и терпения.

Это испытание на пути Аллаха, которое рано или поздно закончится, и если мы пройдём его достойно, то за это нас ждёт награда от Великого и Могучего Аллаха, Господа Великого Трона.

РАЗДЕЛ 3. МАЙДАН ДЖИХАДА

ЧАСТЬ 1.ВСТУПЛЕНИЕ

Если по каким-то причинам мусульманин не может делать джихад у себя на родине, то ему надо выехать на один из майданов джихада, чтобы там выполнятьсвой индивидуальный фард джихада.

Прежде, чем везти свои семьи на майдан джихада или звать туда других братьев,  надо сперва отправиться туда самим, чтобы узнать дорогу, посмотреть какие есть трудности, сколько уйдёт денег и т.д.

На самом майдане джихада также надо посмотреть обстановку, пообщаться с местными и приезжими муджахидами, узнать, можно ли переселиться туда с семьями или нет, какие вещи надо взять с собой и т.д.

И только после этого тудауже можновезти свои семьи и звать других братьев.

ЧАСТЬ 2. СОЗДАНИЕ ДЖАМА’АТА

Не стоит набирать людей в джама’ат, пока не налажен внутренний низам, нет постоянного обеспечения братьев финансами и работой, иначе джама’ат может развалиться, а у руководства основная часть сил и времени будет уходить на решение внутренних разногласий и бытовых проблем.

Джама’ат должен находиться на самообеспечении и не зависить от внешних спонсоров, которые могут навязывать своё мнение, как и с кем работать, то есть надо создавать свои предприятия и бизнеспроекты, прибыль от которых будет идти на обеспечение джама’ата.

Если джама’ат может содержать только тридцать семей, то не надо набирать пятьдесят. Сперва это не заметно, но со временем, в дни финансовых испытаний, это может стать большой проблемой.

Не надо брать тех братьев, для которых пока нет работы, потому, что от безделья возникают дурные мысли и такой брат может начать сеять фитну.

Не стоит брать тех, кто часто меняет джама’аты, потому, что этот брат и из вашего скорее всеготоже уйдёт, но так как он уже знает внутренний низам, разногласия между братьями, кто недоволен руководством и т.д, то он уже будет представлять определённый риск для безопасности джама’ата. Если его решили всё-таки взять, то с ним надо сразу заключать договор в письменном виде, что, если он от вас тоже уйдёт, то никому не будет рассказывать о том, что он видел и слышал в джама’ате.

Надо стараться набирать таких, у кого есть рекомендации хотя бы от двух проверенных братьев.

Прежде чем взять нового брата в джама’ат, надо постараться узнать о нём как можно больше. Если он ушёл из другого джама’ата, то надо связаться с его бывшим руководством и узнать, по какой причине он ушёл, распросить о его характере, умении уживаться с другими братьями и т.д.

Новеньких надо селить отдельно от остальных на испытательный срок на три – четыре месяца, чтобы они никого не видели из джама’ата, пока не пройдут проверку и их тоже не видели.

За это время надо выяснить, что это за люди и посредством небольших проверок определить их сильные и слабые стороны, какую им можно доверить работу и т.д.

Для этих целей очень хорошо подходит му’аскар (учебный лагерь), где брат не только овладевает военными навыками, но и также в полной мере раскрывается его способность подчиняться амирам, уживаться с другими братьями и т.д.

Это обязательно надо выяснить, потому, что, если брат уже в му’аскаре начинает спорить с инструкторами и не хочет выполнять их приказы, то и дальнейшем он вряд ли будет слушаться амира.

То же самое касается и его способности уживаться с другими братьями, потому что джихад в своей основе – дело коллективное, и каким бы брат ни был специалистом в военном деле, если он не может ужиться с другими братьями, где-то пойти на уступки, где-то закрыть глаза на проступок какого-то брата, то от него вреда может быть больше, чем пользы.

Часто случалось так, что некоторые из тех братьев, которым Аллах по своей Милости дал знание в какой-то  военной области вместо того, чтобы благодарить Его за это, требовали к себе какого-то особого отношения, что в результате выливалось в большую проблему. Так что если такому человеку братья не хотят предоставлять какие-то особые привилегии, которых, по его мнению, он заслуживает, то ему лучше найти для себя другой джама’ат, где ему такие условия смогут предоставить.

Поэтому все новенькие братья обязательно должны пройти му’аскар.

Всем новеньким надо давать новые имена и  обьяснить им, что нельзя рассказывать о своей прошлой жизни и точно также не надо расспрашивать других братьев об их прошлой жизни, чтобы не вызывать к себе подозрений. Потому что кто-то, возможно, хочет сохранить в секрете своё пребывание на майдане джихада и беспокоится о том, чтобы дома спецслужбы не создавали  проблемы его родственникам. Да и мало ли по каким причинам брат не хочет, чтобы кто-то узнал о его прошлом.

Целесообразно на весь джама’ат составить базу данных, о которой знает только руководство. В ней указать военную специальность, сильные и слабые стороны характера и т.д.

ЧАСТЬ 3. ВНУТРЕННИЙ НИЗАМ

В джама’ате обязательно должны быть братья с шари’атскими знаниями, которые будут давать другим братьям уроки, потому что муджахид без шари’атских знаний может превратиться в простого бандита.

Чтобы были братские отношения руководство постоянно должно интересоваться нуждами братьев и по мере возможностей их решать.

Несколько братьев должны заниматься обеспечением вдов и сирот, а также семей тех братьев, которые уехали на рибат или на ‘амалию.

Всем надо пройти медицинские курсы, потому что иногда на ‘амалиях  некоторые братья становятся шахидами по той простой причине, что им не смогли во время оказать первую медицинскую помощь. И хотя бы один брат должен изучить хирургию, чтобы в джама’ате был свой хирург.

Каждый брат должен стать специалистом в какой-то области и постоянно должен совершенствовать свои навыки.

Если в джама’ате есть такой брат, который по каким-то причинам ничем не занят, то его надо отправить или в му’аскар, или на шари’атские уроки, или на медицинские курсы, или найти какую-нибудь работе на макаре (базе). Главное, чтобы он не сидел без дела. Потому что если муджахид не занят чем-то полезным, то он может начать заниматься бесполезными делами. Было много случаев, когда от безделья некоторые братья начинали сплетничать, обсуждать амиров и целые джама’аты, впадая тем самым в грех. Мало того, они становились разносчиками панических настроений среди муджахидов.

Если есть такой брат, который создаёт фитны, то ему надо найти какую-нибудь работу подальше от джама’ата, чтобы до минимума сократить его общение с другими братьями, пока его настроения не перекинулись и на них. Надо, чтобы кто-то из братьев, обладающих шари’атскими знаниями или джихадовским опытом, сделали ему насыху и напомнили ему об Аллахе, и о том, ради чего он приехал на майдан джихада. И если он приехал ради Довольства Аллаха, то надо проявлять терпение и благодарить Аллаха, что Он выбрал именно его и облагодетельствовал Джихадом. А если быть неблагодарным к этой Милости Аллаха, то Он может заменить его на другого, потому, что Аллах не нуждается в нашем джихаде, это мы в нём нуждаемся.

В основном такие, которые сеют панику, живут вне джама’атов, и руководству следует предостерегать братьев от общения с ними, потому, что от их разговоров и панических настроений у других тоже падает дух и появляются дурные мысли.

Если кто-то распространяет панику среди братьев, то ему надо объяснить, что по всем четырём мазхабам паникёров даже на поле боя нельзя пускать, а если по каким-то причинам они всё-таки приняли участие в сражении, то на них трофеи все равно не распределяются, потому, что их участие там было незаконно.

Спецслужбы тратят большие суммы денег, чтобы посеять панику в рядах муджахидов, а  некоторые муджахиды сами, не осознавая этого, облегчают им эту работу.

Только сильный джама’ат может себе позволить держать в своих рядах тех, кто сеет фитну, слабому джама’ату от таких лучше сразу избавляться, пока проблема не разрослась.

Масъулию (отвественные посты) следует давать не раньше чем через два-три года, когда брат  уже полностью себя проявит. Если брату дали небольшую масъулию и он сделал что-то неправильно, то руководству нельзя порицать его при всех братьях, потому, что это может подорвать его авторитет и стать причиной того, что его никто не будет слушаться. Ему следует сделать насыху наедине, но если ошибки будут повторяться, то значит, что он не подходит для этой масъулии и его надо поменять.

‘Умар ибн аль-Хаттаб, да будет доволен им Аллах, показал нам пример, как надо распределять деньги из бейту-ль-маль. Он не давал всем одинаково, а выдавал каждому по мере его заслуг перед Исламом. Так и руководство джама’ата должно выдавать деньги, учитывая, сколько лет брат  на джихаде, какую пользу он приносит и т.д. А чтобы из-за этого не было фитны, деньги надо давать в конвертах, чтобы другие не видели, кому сколько дали и объяснить братьям, что не надо друг друга об этом распрашивать. Или раздать всем братьям одинаковые суммы денег, а уже потом, чтобы этого не видели другие, дать таким братьям то, что больше этого, но чтобы они об этом никому не говорили.

Нельзя допускать групповщины, создания внутри джама’ата ещё одного джама’ата, это может привести к расколу.

Если с кем-то назначена встреча, то необходимо предупредить кого-то из братьев, где и с кем эта встреча.

Машину желательно ставить в охраняемые места, а если она стоит в общедоступном месте, то перед поездкой обязательно надо проверить, не заминировали ли её во время нашего отсутствия.

В машине, в разных местах (на полу возле ног, в бардачке, на задем седении) надо положить гранаты, на тот случай, если кто-то захочет произвести захват.

Нельзя без крайней необходимости ездить в ночное время, а также на дальние расстояния по одному. В такие поездки желательно ехать на двух транспортных средствах, соблюдая между собой дистанцию 50 – 100 метров, на тот случай, если в дороге кто-то захочет устроить засаду.

Руководство должно дорожить жизнями братьев и не отправлять их на бессмысленные и непродуманные ‘амалии. Для этого надо самим проводить разведку, а не полагаться только на слова местных муджахидов, потому что наше и их понимание того, что такое качественные разведка и ‘амалия, часто не совпадают.

Если в какой-то местности пропадает связь, то возможно, что кяфиры готовят там операцию и поэтому братьям надо быть наготове.

В целях безопасности периодически следует менять макары, машины, номера телефонов, частоту рации и имена.

Нельзя без разрешения братьев снимать их на видео или фотографировать, потому что неизвестно, где эти братья и фотографии могут оказаться в дальнейшем и эти фотографии могут стать причиной их ареста.

Тем более, что спецслужбы по заметным ориентирам на снимке могут определить то место, где он был сделан.

Надо стараться избегать популярных среди муджахидов мест, таких как кафе и магазины, потому, что эти места часто находятся под усиленным контролем спецслужб.

Если на майдане джихада действуют какие-нибудь международные благотворительные или медицинские организации, то надо иметь в виду, что они практически все связаны со спецслужбами и занимаются сбором информации.

Также многие журналисты или связаны со спецслужбами, или сами являются кадровыми разведчиками.

Руководство должно определить, что можно рассказывать за пределами джама’ата, а что нельзя.

Нельзя, чтобы братья рассказывали о том, кто откуда родом и кто чем занимается в джама’ате. И также нельзя без разрешения брата давать кому-то его номер телефона.

Одним из основных требований должен быть апрет на обсуждение по телефону или рации дел джама’ата: кто куда поехал и так далее, потому, что сейчас средства связи являются основным источником получения спецслужбами информации о муджахидах и их планах.

По этой причине во многих джама’атах запрещено пользоваться телефонами, а если возникает необходимость позвонить на родину, то для этого в джама’ате есть специальные места.

Известная ещё с советских времён поговорка «болтун – находка для шпиона», актуальна и сейчас, и спецслужбы могут о нас узнать только то, что мы сами рассказываем другим.

Поэтому, надо не людей делить на тех, кому можно рассказывать и на тех, кому нельзя, а именно информацию. На ту, которую можно всем говорить и на ту, которую можно говорить только тем, кому она нужна для работы. И только в таком количестве, которое для этого требуется.

В случае утечки секретной информации надо определить не только круг тех, кто ею владел, но также выяснить, обсуждалась ли эта информация по телефону, в интернете или, может, при разговоре рядом лежали телефоны.

Поэтому брать с собой телефоны на встречу нельзя. А для более безопасного пользования телефоном, из него надо выпаять микрофон, камеру и GPS.

Если утечка информации была несколько раз, то служба безопасности джама’ата должна определить в каждом случае тех, кто имел к ней доступ. Если во всех случаях фигурирует одно и тоже имя, то надо сбросить ему дезинформацию и посмотреть на результат.

Если на брата нет достоверных доказательств, что он шпион, то надо под каким-нибудь благовидным предлогом отстранить его от работы с секретной информацией.

Необходимо разъяснять братьям те ловушки, которые практикуют спецслужбы для вербовки муджахидов. Особенно это касается молодёжи.

Известно много случаев, когда спецслужбы подстраивали такие ситуации, которые подталкивали молодых муджахидов к совершению прелюбодеяния, которое записывалось на видеокамеры. И затем этими видеозаписями их шантажировали, что их всем покажут, если они не будут с ними сотрудничать. Братьям надо объяснить, чтобы они старались избегать ситуаций, когда есть опасность совершить грех, ну, а если шайтан смог обмануть их и они его совершили и их этим шантажируют спецслужбы, то надо обо всём рассказать амиру, потому что шпионаж против мусульман является большим, чем прелюбодеяние, грехом, и вообще выводит из ислама. Пока на таком брате ещё нет крови мусульман, ещё как-то можно решить эту проблему. Но если он пойдёт на сотрудничество со спецслужбами, то он попадёт к ним на такой крючок, с которого уже не сможет сорваться.

ЧАСТЬ 4. СЛУЖБА БЕЗОПАСНОСТИ

В службу безопасности нельзя брать тех, у кого слишком богатое воображение и они в каждом слове или движении братьев видят признаки шпионажа, а также тех, кто на людей смотрит через призму своего личного отношения к ним, и если у кого-то с ним плохие отношения, то он сразу попадает в разряд подозреваемых.

В эту группу надо брать богобоязненных братьев, которые понимают, какой строгий спрос в Судный День будет за пролитую не по праву кровь. Поэтому они должны проходить шари’атские уроки чаще, чем кто-либо другой из муджахидов.

Тех, кто входит в эту группу, должно знать только руководство джама’ата, и у них должна быть какая-то работа, которая бы прикрывала то, чем они на самом деле занимаются.

Амниятчики (работники службы безопасности) должны уделять особый контроль тем братьям, кто задаёт много вопросов или наоборот, много рассказывает о себе, потому что это старый способ побудить человека рассказать о себе. Получается, что рассказчик тебе доверяет и ожидает от тебя взаимности.

Также следует обращать внимание на тех, кто уклоняется от ‘амалий.

Всё это ещё ни о чём не говорит, брат может быть с детства любознательным или не видит проблемы в том, чтобы всё о себе рассказать, или приехал на джихад под воздействием видеороликов, а уже здесь понял, что ‘амалии ему не по плечу.

Следует также уделять внимание тем, кто сеет панику и вражду между муджахидами, а также тем, кто необоснованно обвиняет братьев в шпионаже, потому что это один из методов работы спецслужб, хотя само по себе это тоже ещё не говорит о том, что человек работает на спецслужбы.

Особое внимание надо уделять специалистам-одиночкам, которые пользуются спросом и их зовут во все джама’аты для временной работы. Такие специалисты обычно в курсе всех дел, которые происходят в джама’атах. Если в джама’ате есть в чём-то или в ком-то нужда, и спецслужбы об этом знают, то они могут послать человека, который в состоянии решить эту проблему и которого с радостью возьмут в джама’ат. Если есть нужда в финансах, то это может быть кто-то с деньгами, если в джама’ате нехватка военных специалистов, то это может быть тот, кто обладает военными знаниями и т.д.

Часто джасусы (шпионы) узнают информацию об интересующем их брате не у него самого, чтобы не вызывать подозрений, а у его окружения. У одного узнают откуда он родом, у другого – сколько ему лет, у третьего – чем он занимается, у четвёртого – номер телефона, и т.д. Так по крупицам они получают всю интересующую их информацию.

Если на кого-то есть подозрение, что он джасус, то можно при нём сообщить дезинформацию и посмотреть на результат. Или сказать при нём, что вышли на след джасуса и посмотреть на его дальнейшие действия.

Можно сделать тумбочку, а напротив неё установить скрытую видеокамеру и «проговориться», что в тумбочке лежат паспорта братьев или какие-то другие вещи, представляющие интерес для спецслужб.

После обнаружения джасуса какое-то время его лучше не трогать, а постараться выявить его сообщников и сбросить через него дезинформацию.

Следует немедленно прекратить работу на родине всем тем братьям, кого он мог знать.

Если принято решение его брать, то делать это надо без огласки, чтобы информация об этом не дошла до его возможных сообщников. Можно пустить слух, что он куда-то уехал.

Допрашивать его надо сразу, пока он не пришёл в себя, так как через какое-то время он оправится и начнёт думать, как выкрутиться.

Нельзя пытать по подозрению, к тому же под пытками основная масса людей признается хоть в чём, поэтому такой метод допроса можно применять только тогда, когда человека поймали с поличным, есть полная уверенность, в том, что он джасус и надо узнать о его задании, сообщниках и т.д. Но если он и укажет на кого-то, как на своего сообщника, это ещё не является далилем на то, что тот человек на самом деле тоже джасус. Это обычная практика джасусов – тянуть за собой как можно больше братьев. Каждое такое дело требует тщательного расследования, чтобы по наговору джасуса незаслуженно не пострадал никто из братьев.

В случае ликвидации джасуса надо всё подстроить так, как будто его убили на ‘амалии или он погиб в аварии, и т.д., чтобы не вспугнуть его возможных сообщников.

ЧАСТЬ 5. МАКАР (БАЗА В НАСЕЛЁННОМ ПУНКТЕ)

Руководство должно постараться расселить братьев по макарам небольшими группами, не более пяти человек в одном макаре, на тот случай, если кяфиры решат нанести по нему удар, чтобы много братьев сразу не стало шахидами.

Братьям, живущим в макаре, необходимо знать близлежащую территорию, все пути подхода и отхода, а также всех соседей и их машины.

В стороне от макара надо поставить внешнее наблюдение из братьев, одетых в местную одежду, чтобы не бросаться в глаза, или видеокамеры, которые будут скрытно контролировать ситуацию возле макара.

Не надо говорить посторонним, где находится твой макар, особенно это касается местных.

Нельзя делать из макара проходной двор, куда заходит каждый, кто пожелает, а если кто-то в макар всё-таки зашёл, то нельзя ему разрешать ходить там, где ему вздумается, чтобы он не узнал, где что находится.

Встречи, му’аскары и другие мероприятия следует проводить за пределами макара.

Если есть необходимость, чтобы какой-то брат пришёл на макар, то не надо ему говорить по телефону или по рации, где именно находится макар, а назначить встречу возле известного обоим места и уже оттуда привести его в макар.

Нельзя оставлять машины и обувь перед макаром, чтобы со стороны не было видно, сколько там человек и кто именно. Одной из задач джасусов является узнавать размеры обуви братьев и кто в какой ходит.

Нельзя заводить макар возле дороги, когда любой проезжающий может увидеть, кто туда заходит.

Заходить в макар и выходить из него надо по 1–2 человека, чтобы не привлекать внимания окружающих и желательно в той одежде, в которой ходят местные.

Телефонами в макаре пользоваться можно только с разрешения руководства.

Мусор лучше выбрасывать подальше от макара, в разные места, чтобы местные не смогли по нему определить, сколько именно человек живёт в макаре и что именно они едят, если по Милости Аллаха они могут себе позволить хорошую еду.

Нельзя, чтобы макар оставался без присмотра, постоянно в нём должен быть кто-то из братьев, а также периодически надо менять на нём замок.

Иногда на макар можно приводить женщин и детей, чтобы местные думали, что там живут семейные братья.

Если есть возможность, то макар надо менять раз в два–три месяца.

Отдельная тема, это – женские макары. Если братья ещё как-то могут ужиться между собой, то женщины, даже лучшие подруги, особенно, если у них есть дети, даже после непродолжительного сожительства в одном доме с одной кухней, потом долгие годы неприязненно относятся друг к другу. При расселении женщин это надо учитывать.

ЧАСТЬ 6. ОТНОШЕНИЯ С МЕСТНЫМИ

Мухаджиры не должны вести себя на той земле, на которую приехали делать джихад, как хозяева, потому что как бы хорошо ни относились к нам местные, такое наше поведение может превратить их в наших врагов.

Нельзя сразу пытаться навязать местным своё мнение, даже если оно более правильное, потому, что они все равно нас вряд ли послушают. Так мы можем с самого начала испортить с ними отношения. Если мы видим у них что-то порицаемое, то лучше всего с этим вопросом подойти к местному имаму или к тому, кто пользуется у них авторитетом, чтобы они сделали им насыху. А вот когда мы своими делами сможем добиться их доверия, то тогда они уже сами будут спрашивать нашего совета и воспринимать наши насыхаты. Но на это требуется время.

Примером такого мудрого отношения мухаджиров к местным, может послужить история амира Хаттаба, да смилуется над ним Аллах, которого полюбило всё население Чечни.

Необходимо изучать язык и обычаи местного населения, а также межклановые взаимоотношения, чтобы они не смогли нас использовать в своих разборках, используя красивые лозунги. Вступать в такие разборки никогда не стоит, потому что они скоро помирятся, а мухаджиры останутся крайними. Наша цель на этой земле, это – только помочь им вести джихад и возвысить Слово Аллаха.

Если мазхаб, которого придерживаются местные, отличается от нашего мазхаба, то кто-то из братьев, обладающих шари’атскими знаниями, должен углублённо изучить этот мазхаб и надо стараться практиковать именно его, потому что во многих странах простые мусульмане невежественны и очень фанатичны в отношении своего мазхаба.

Местных, которые ещё не проверены временем, стоит держать на расстоянии, не отдаляя, но и особо не приближая к себе. По мере возможностей им надо помогать в решении их бытовых проблем, а также иногда делать небольшие подарки и оказывать уважение их предводителям, старикам и имамам, то есть всем тем, чьё мнение может  принести нам как пользу, так и вред. Но никогда нельзя давать им деньги, чтобы они не стали относиться к нам, как к «дойной корове».

Надо стараться не выделяться одеждой, поведением и едой от местных. При них лучше не есть ту еду, которую они не могут себе позволить, чтобы не вызывать в них чувство зависти.

При местных нам следует особо проявлять уважение к своим командирам и не выказывать при них наших разногласий.

В совместных с местными ‘амалиях над нашей группой надо ставить масъулем того, кто знает их язык, обычаи, межклановые отношения и может найти с ними общий язык. Такой брат должен быть больше политиком, чем военным.

Если знаешь язык местных, то иногда есть смысл не показывать им этого, так можно узнать, какого они на самом деле о тебе мнения и не затевают ли что-то против тебя. И не стоит обучать местных своему языку, чтобы они не узнали те наши тайны, которые им знать не обязательно.

ЧАСТЬ 7. РАБОТА НА ВАТАН (РОДИНУ)

Если ведётся работа на ватан (на свою родину), то она не афишируется даже в джама’ате, и о ней знают только те, кому это необходимо.

Для этой работы нельзя брать добровольцев, чтобы избежать провокаций со стороны спецслужб, а надо выбрать из джама’ата самим, тщательно подбирая кандидатуры.

Для большей безопасности к этой работе можно подключить тех братьев, которые внешне никак не связаны с джама’атом, и о которых знает только ограниченный круг лиц.

Для тех, кто участвует в этом деле, должно быть какое-то прикрытие, то есть какая-то работа, которой он занимается на майдане джихада.

Каждый брат знает только то, что ему надо знать для работы и только в таком объёме, который ему для этого необходим.

Му’аскар для такой работы лучше всего устраивать в третьей стране, потому, что приехав на майдан джихада, брат скорее всего уже попадает в поле зрения спецслужб и отправлять его обратно на родину уже рискованно. И это не должна быть такая страна, которая граничит с майданом джихада, а лучше всего даже и немусульманская, чтобы не вызывать подозрений у отечественных спецслужб. Желательно, чтобы эта страна была туристической, в которой иностранцы не вызывают у местных удивления.

Для выезда в третью страну для прохождения му’аскара должен быть благовидный предлог: учёба, работа, лечение и т.д.

Если с ватана поступают предложения о совместной работе, то надо быть очень осторожным, потому, что спецслужбы, особенно российские, известны созданием легендированных организаций, и поэтому лучше работать самостоятельно.

Кроме диверсий на стратегических объектах и уничтожения одиозных личностей, также необходимо вести работу и в информационном пространстве, направленную на:

Призыв практикующих мусульман к джихаду.

Призыв этнических мусульман вернуться к основам своей религии.

Призыв немусульман к Исламу.

Внесение раскола в ряды существующих групп кяфиров:

— между народом и правительством;

— между русскими и евреями;

— между православными и протестантами;

— между националистами и коммунистами,  и т.д.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Comments (1)

Ассаляму Алейкум!
Как вы считаете, 11 сентября это дело рук самих США или шейха Усама?

Ва алейкум ас-салам. Атаки 11 сентября на США одназначно организованны Аль-Каидой и лично Усамой ибн Ладеном, думаю, в этом нет никаких сомнений для того, кто владеет арабским языком.

Post a comment

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: