Comments: (16)

Халид Аш-Шишани: Причины поражения муджахидов в Чечне

Category : Трибуна

بسم الله، والصلاة والسلام على رسول الله وعلى آله وصحبه ومن والاه

Дорогие братья и сёстры, предлагаем вашему вниманию работу нашего брата Халида Аш-Шишани, посвященную ошибкам, которые были допущены муджахидами в Чечне. Работа объёмная, и, естественно, не избавлена от недостатков, тем не менее, важность её сложно переоценить. Насколько мы можем судить, это первая работа такого плана. Безусловно, она требует критического анализа и продолжения и углубления. В любом случае мы просим Аллаха Всевышнего чтобы Он воздал Халиду благом за его труд и сделал его полезным исламу и мусульманам. Надеемся, что этот труд будет полезен мусульманам в Чечне и на Кавказе, да и всем русскоговорящим мусульманам.

Халид Аш-Шишани является автором следующих опубликованных на нашем сайте статей:

О фитне между Хайату Тахрир аш-Шам и Аль-Каидой

О последних важных событиях в Сирии

О последних событиях на севере провинции Алеппо

Призыв и наставление для людей джихада относительно информационной работы

Об отношении русскоязычных мухаджиров к народу Шама

Письмо одному из амиров муджахидов Кавказа

С краткой биографией Халида Аш-Шишани можно познакомиться по ссылке

Админ

Причины поражения муджахидов в Чечне

 

С Именем Аллаха, Милостивого, Милосердного. Хвала Аллаху, Господу миров. Мир и благословения Аллаха Его посланнику, нашему предводителю Мухаммаду, его семье, его сподвижникам и их последователям.

Данный текст является разъяснением причин нашего поражения в Чечне. Ошибки будут рассматриваться в хронологическом порядке. Это будет достаточно откровенный разговор, который, скорее всего, будет тяжел для сердец многих наших братьев и сестер, потому что все мы — чеченцы — потеряли очень многое в ходе этих событий, что оставило глубокие шрамы в наших сердцах. 

Некоторые братья уговаривали меня не публиковать этот текст, будучи согласными с его содержанием, однако аргументируя свои уговоры тем, что, по их мнению, основная масса наших братьев и сестер не готовы к правде, и что люди не смогут принять ее и просто возненавидят меня даже из-за простой констатации фактов.

Однако я вижу своей обязанностью перед Аллахом разъяснение моим братьям и сестрам этого крайне важного вопроса. Наша молодежь и народ нуждается в правде, чтобы они знали об ошибках, которые непозволительно повторять впредь. Если мы не уясним эти ошибки, то в будущем они будут повторяться, и мы вновь потерпим поражение, так и не поняв истинных причин. 

Этот текст предназначен для искренних людей, которые имеют достаточно имана, мужества и ума для справедливого суждения и признания своих ошибок.

Прошу Аллаха даровать нашим дорогим братьям и сёстрам искренность и ясность мышления, чтобы принять истину, какой бы горькой или удивительной она ни была и от кого бы ни исходила. И прошу Аллаха даровать пользу мусульманам от этого текста и защитить от неправильного понимания. Также прошу Аллаха принять шахидами всех тех, кто погиб трудясь на Его пути, и тех невинных, кто был убит агрессором и оккупантом — Россией.

В 1999 году началась вторая война между Российской Федерацией и Чеченской Республикой Ичкерия. После начала этой войны войска мусульман Чечни (не только чеченцы, но и кавказские, арабские и другие добровольцы) были разгромлены, а в Чечне была установлена российская оккупационная власть. И с тех пор наш народ живет в унижении и бесправии под сапогом путинского режима. Остальные же мусульманские народы Кавказа находятся в состоянии униженных бесправных колоний России уже веками.

После поражения во второй войне муджахиды продолжили сопротивление уже в подпольном режиме. Но после многих лет борьбы подпольное движение джихада также было уничтожено по многим причинам.

Нам необходимо выявить причины тех поражений, прежде чем наступит очередной исторический этап сопротивления, чтобы не повторять эти ошибки снова во время нашей борьбы. Поистине, очень много потерь было понесено мусульманами Чечни в прошлых войнах без достижения цели, и произошло это, несомненно, не из-за численности и мощи врага, а из-за отклонений и ошибок самих муджахидов.

Всевышний Аллах говорит в Коране:

«Когда несчастье [поражение в битве при Ухуде] постигло вас после того, как вы причинили вдвое большее несчастье, вы сказали: «Откуда всё это?». Скажи: «От вас самих»» (Áлю Имран (Семейство Имрана), 165-й аят);

«Любое бедствие постигает вас лишь за то, что приобрели ваши руки, и Он прощает вам многое». (Совет, 30).

И поистине, Аллах дарует победу тем, кто ведет джихад в соответствии с Его шариатом. И сколько раз мы видели в нашей богатой исламской истории, как малочисленные силы муджахидов побеждали в войнах против огромных империй и армий врагов.

«Те, которые были убеждены в том, что встретятся с Аллахом, сказали: «Сколько малочисленных отрядов победило многочисленные отряды по воле Аллаха!». Ведь Аллах — с терпеливыми». (Корова, 249).

Полное поражение настигает мусульман лишь тогда, когда ослушиваются Аллаха и отходят от Его законов. И речь идет не о битвах, поражение в которых бывает порой испытанием и очищением, а о полном поражении в войне, когда над мусульманской страной и народом устанавливается вражеская кафирская власть, мусульманская армия уничтожается, мусульманский народ унижен, Шариат заменяется на кафирские законы. Подобное полное поражение является наказанием за великую несправедливость людей по отношению к самим себе, заключающуюся в ослушании Всевышнего Аллаха и отдалении от Его шариата. И речь идет не о каких-то личных грехах людей, которые, несомненно, мешают в деле победы, однако речь идет об основах манхаджа (методологии, пути), которые нарушаются лидерами джихада и народа, что приводит к полному краху государства, организации и поражению всего народа.

Отклонения и ошибки, из-за которых нас постигло поражение, начали проявляться уже после победы Чечни над Россией в 1996 году. В том году Аллах даровал нам победу, потому что мы сражались едиными рядами под единым командованием, как того и требует Шариат. Страна была освобождена от оккупантов. Но после этого различные группы муджахидов и лидеры, которые были едины во время первой войны, разделились, и каждая группа стала заниматься своими делами, не способствовавшими единству. 

РАСКОЛ

У большинства лидеров и основных амиров (вне зависимости от национальности) отсутствовали минимальные шариатские и политические знания для построения чего-то большего, чем военная группа. Кто-то был ослеплен жаждой власти, кто-то обидами, кто-то такфиризмом, а кто-то был просто некомпетентен. И вместо того, чтобы после победы вместе двигаться к построению шариатского государства, группы отдалились друг от друга, и различные районы Чечни были взяты под контроль независимыми от правительства ЧРИ и друг от друга группами. 

В начале 1997 года прошли выборы президента (слово президент значит глава, и не является запрещенным в исламе). Зелимхан Яндарбиев, являвшийся после гибели Джохара Дудаева исполняющим обязанности президента, пытался договориться с другими лидерами чеченского джихада, такими как Аслан Масхадов, Шамиль Басаев и т. д., чтобы они выдвинули его едиными кандидатом. И в таком случае это по сути были бы не запрещенные Шариатом демократические выборы, а нормальное шариатское избрание собранием лидеров чеченского народа (ахлю-ль-халли ва-ль-акд). Но они отказались от предложения Яндарбиева и один за другим выдвинулись в кандидаты на пост президента, и превратили это в демократические выборы, где участие принимают все подряд, в том числе далекие от политики и Шариата простолюдины, некомпетентные для выбора правителя.

Среди кандидатов помимо Яндарбиева были Шамиль Басаев, Аслан Масхадов, Мовлади Удугов, Ахмед Закаев и многие другие. Некоторые из кандидатов не стеснялись в использовании взаимных публичных оскорблений, унижений, сбора компромата друг на друга и взаимных обвинений. И доходило просто до абсурда, например, один из известных кандидатов тогда обвинил Аслана Масхадова в «ваххабизме». 

Спустя годы один из бывших кандидатов скажет, что стремился стать президентом потому, что знал, что порядок в республике можно навести только силовым путем, и что он знал, что никто из чеченских лидеров, кроме него, не был готов сражаться против других чеченцев, мешающих установить порядок и строить государство. Но в действительности, для этого ему не нужно было становиться президентом. Ему было достаточно стать одним из высокопоставленных государственных должностных лиц, что ему было гарантированно обеспечено, и он мог бы с такой позиции от имени государства законным образом наводить в стране порядок силовыми методами, тем более что у него и без должностей было собственное войско, являвшееся одним из самых боеспособных в Чечне, и достаточное для наведения порядка.

По итогам выборов правителем был избран Масхадов. После этого другие кандидаты вместо того, чтобы объединиться вокруг президента, избранного на признанных ими законными выборах, помогать в построении государства и вместе исправлять ошибки, стали действовать против правительства. Некоторые, в лучшем случае, просто отошли в сторону и не стали ничем помогать. Кто-то из лидеров был обижен на остальных по некоторым причинам, и поставил личные обиды выше построения шариатского государства. Другой не смирился с тем, что власть досталась не ему.

Таким образом эти лидеры разъединили чеченцев на различные противодействующие друг другу лагери. Устраивались митинги друг против друга, захватывались административные объекты, случались перестрелки.

Всевышний Аллах сказал в Коране: «Крепко держитесь за вервь Аллаха все вместе и не разделяйтесь». (Семейство Имрана, 103);

«Повинуйтесь Аллаху и Его Посланнику и не препирайтесь, а не то вы падёте духом и лишитесь сил. Будьте терпеливы, ибо Аллах — с терпеливыми» (Трофеи, 46). 

Лидеры народа были обязаны объединиться вокруг Яндарбиева до выборов, не разжигать фитну, не разделять ряды и не превращать всё это в демократические игры и борьбу за власть. Затем, когда они отказались от объединения вокруг Яндарбиева и выдвинули каждый свою кандидатуру, и захотели решить этот вопрос путем всенародных выборов, и на этих выборах победил Масхадов, и уже сделали то, что сделали, то они должны были в этой ситуации уже объединиться вокруг победившего Масхадова, так как теперь уже он стал официальным главой народа и государства как в глазах народа, так и в глазах России и международного сообщества. И обязаны были работать для построения шариатского государства все вместе, поддерживая друг друга в благом и исправляя ошибки, искать компромиссы, акцентируя внимание на том, что объединяет, а не на разногласиях. 

Что касается демократических методов, то, конечно же, чеченские лидеры должны были отказаться от этой демократической игры и сразу же еще 1996 году после окончания войны утвердить Яндарбиева президентом, и сразу провести шариатскую реформу государства, немедленно приведя конституцию и государственное устройство в соответствие Шариату. Но они не видели ничего шариатски запретного в тех демократических методах. 

Чеченских военно-политических лидеров того времени можно условно разделить на две категории: первую категорию, по сути, можно отнести к «ихванам» — они были фактически последователями манхаджа движения «Аль-Ихван аль-Муслимин», — к ним можно отнести, например, Зелимхана Яндарбиева и Джохара Дудаева; вторая категория была так называемыми «джахилями» (незнающими), которые имели отдаленное представление о каком-либо манхадже вообще, и руководствовались больше своим личным видением целесообразности того или иного шага.

Также была другая значительная сила, которая, однако, была далека от политики вообще — так называемый «Джамаат». Это слово в то время в Чечне объединяло под собой группы, называвшиеся «ваххабитами». Надо отметить для молодежи, что ни Басаев, ни Хаттаб, ни Гелаев, ни Радуев не относились к «Джамаату». 

Если основателей чеченского государства можно отнести к «ихванам», то «Джамаат» можно отнести к так называемым «саляфитам-джихадистам». 

Среди них было большое влияние такфиристов, которые считали ЧРИ тагутом, и отказывались от подчинения чеченскому правительству. 

Амиры «джамаатов» должны были вести диалог с Масхадовым и другими лидерами, чтобы постараться найти компромиссы для общей работы в направлении построения государства, но вместо этого «джамааты» тоже стали саботировать чеченское государство.

Лидеры чеченского народа были мусульманами, более того, лидерами успешного и победного джихада. И ваджибом (обязанностью) каждого муджахида было подчиняться и помогать правителю-мусульманину в дозволенном, и делать всё, что в его компетенции для исправления ошибок. Я понимаю, что такфиристы не согласятся с этим и найдут за что ухватиться для такфира и Дудаеву, и Масхадову. Даже Докке Умарову некоторые дагестанские бойцы «Имарата Кавказ» в 2016 году выносили такфир за его слова «наши братья» в адрес правительства Турции, и я лично дискутировал с ними на эту тему, после чего у них не было доводов для такфира ни Докке, ни Джохару, ни Аслану Масхадову, потому что эти дагестанские братья не были слепыми упрямцами, и приняли мои доводы. Но это уже другая объемная тема. Говоря коротко: такфир личностям и группам, позиционирующим себя мусульманами, достаточно сложная и очень опасная тема, которой не имеют права заниматься рядовые муджахиды и амиры групп, не имеющие должного шариатского образования, и порой даже ученые ошибаются в вопросах такфира и разногласят между собой в этой теме. 

БЕЗЗАКОНИЕ 

После окончания первой войны до начала второй было 3 межвоенных года, за которые не было сделано должных шагов для установления Шариата и наведения порядка в республике, где после окончания войны разгулялся бандитизм и анархия. Созданные шариатские суды, «Шариатская гвардия», Служба Национальной Безопасности и другие структуры не могли быть эффективны без единства среди основных лидеров. Вчерашние муджахиды, вместе добывшие победу, стали раздробленными группировками, враждующими друг с другом.

Что касается функционирования Шариата, то в своё время Джохар Дудаев, затем и Зелимхан Яндарбиев, затем Аслан Масхадов — каждый во время своего правления объявлял Шариат. Также, например, Масхадов постановил привести в соответствие нормам Шариата все сферы государственного устройства ЧРИ. Но объявление Шариата ничего не давало в тех условиях, когда отсутствуют или нет в достаточном количестве людей, обладающих достаточным шариатским образованием, чтобы судить и выносить решения по Шариату, и когда у правителя нет политической воли для решительных действий для установления порядка, и когда разобщенные группировки во главе со вчерашними героями джихада разделяют ряды, не подчиняются правителю и потворствуют анархии.

Различными преступными группировками отнимались квартиры у мирных людей, совершались грабежи.

Повсеместно происходили похищения людей с последующим требованием выкупа. Похищались как чеченские мусульмане, так и мирные русские немусульмане, пожелавшие остаться жить в свободной Чечне. Похищенным порой отрезались пальцы и уши. Убивались иностранные волонтеры, помогавшие народу. Например, 17-го декабря 1996 года в 4 часа утра в селении Новые Атаги были расстреляны из пистолетов с глушителями шесть сотрудников Красного Креста, пятеро из них — женщины. 

Сегодня некоторые братья любят приписывать абсолютно все эти деяния российским спецслужбам. Но в таком случае значит ли это, что амиры «джамаатов» тоже были агентами спецслужб? Ведь нам, чеченским муджахидам, которые трудятся сегодня рядом с ветеранами чеченского джихада, в том числе «Джамаата», доподлинно известно, что этими бандитскими деяниями, помимо различных «джахильских» банд, занимались и «джамаатовские» группы. Конечно же они не были никакими агентами спецслужб, — во время второй войны и после нее во времена подполья эти амиры «Джамаата» вместе с другими амирами сражались до конца, вплоть до своей смерти, перенося тяжелые условия жизни в горных лесах — агенты спецслужб так себя не ведут. Эти люди были искренними, однако, к сожалению, были из числа невежественных, чрезмерствующих преступников.

Однако были ли рядом с этими амирами люди, которые советовали им различные деяния, дискредитирующие чеченское сопротивление и выгодные для врага, и которые после покидали ряды сопротивления? — Были. Использование агентов, внедренных в группы сопротивления, и использование преступных группировок на территории врага для дестабилизации обстановки является одним из методов российских спецслужб. Но часто такая вредная для джихада и полезная для врага бандитская деятельность велась вчерашними муджахидами без участия каких-либо спецслужб — они считали дозволенной и даже поощряемой такую деятельность, и им даже давали фатвы на подобные преступления. Это обычное дело для такфиристского манхаджа, который главенствовал в «джамаатовских» группах. И даже многие «джахильские» бандитские группы, многие из которых и не участвовали в войне и любили называть себя «мафией», ссылались на фатвы такфиристов, оправдывая свою преступную деятельность.

Похищения людей с целью выкупа были одобрены близким Арби Бараеву «муфтием», которого звали Джунейда. Но они не остановились на этом, и этот «муфтий» дал фатву о дозволенности взятия наложниц из числа немусульманского населения Грозного. Они дозволяли брать наложниц из числа немусульман, которые жили в ЧРИ, которых по Шариату, наоборот, нужно было взять под защиту как граждан государства мусульман, а не грабить, похищать и брать из них наложниц. (Подчеркну на всякий случай, что это происходило после первой войны. До нее к русским в Чечне относились хорошо). Тема наложниц сложнее, чем думают многие братья, и, коротко говоря, сегодня никто из мусульман где бы то ни было в мире не имеет шариатского права брать наложниц. И лучше бы братья сегодня заботились об освобождении наших сестер из плена кафиров, чем об удовлетворении личных страстей.

Надо отметить, что многие чеченские исламские студенты и шариатские деятели, например, Абдуррахман Гойтинский, были против вышеописанных явлений.

Происходили разборки между различными группировками, доходившие до взаимных убийств. Иногда доходило до того, что боевик одной группировки наведывался во двор к боевику другой группировки и производил выстрел из гранатомёта прямо в окно его дома, где могла находиться и вся его семья. Всё это делалось как бандитскими группировками, не участвовавшими в войне, так и бывшими участниками войны. Многие из этих преступников были известны, некоторые являлись криминальными авторитетами, они не скрывались и совершали свои преступления открыто и безнаказанно. 

Шариат, объявленный в Чечне, действовал лишь частично, и в основном только в отношении мирных людей, у которых не было своей вооруженной группировки, которая сделала бы его неприкосновенным. Да, на кого угодно можно было подать в шариатский суд, и даже над президентом Асланом Масхадовым в 1998 году проходил шариатский суд, где обвинителями были некоторые другие лидеры, и Аслан подчинялся суду. Но если командир, имеющий свою вооруженную группу, отказывался от суда, то никто не арестовывал его и не ликвидировал его группировку. Такие люди были фактически неприкосновенны. Также сами решения шариатского суда не исполнялись в адрес влиятельных командиров.

Имевшиеся шариатские структуры не были систематизированы и были неоднородны. Например, в одних случаях судьями (кадиями) были такфиристы, которые с легкостью расстреливали мирных мусульман на основе своих решений, принятых ими исходя из своего невежества и заблуждения. В других случаях судьями, выносящими смертный приговор в отношении мирных людей, могли быть военные командиры, которые не имели даже представления хотя бы об основах Шариата. И порой даже те судьи, имевшие какое-то шариатское образование и являвшиеся имамами мечетей, были некомпетентны и не знали элементарных вещей. 

СУФИИ И ВАХХАБИТЫ 

В дополнение к расколу среди лидеров и разделению на различные группировки произошёл еще и раскол на суфиев и ваххабитов, которые до победы были едины в своём джихаде, но после войны началась настоящая вражда между ними. И причины этого были в том, что обе эти группы в Чечне и на Кавказе были невежественными приверженцами крайностей, за редким исключением. В дополнение к этому, вероятно, в обоих этих течениях работали агенты России, которые усугубляли вражду между ними, а невежественные люди легко поддавались провокациям и верили в слухи, распускаемые некоторыми людьми. 

Прекрасным примером нормальных отношений между разными течениями суннитского ислама является пример отношений шейха Ибн Таймии с суфийской армией мусульман Египта под предводительством Сайфуддина Кутуза, которые вместе остановили монгольские орды и спасли от окончательного разгрома исламскую Умму, и в последующем освободили от монгольской оккупации Шам. 

Также прекрасный пример в сегодняшней Сирии на освобожденных территориях — в Большом Идлибе, где суфийские имамы призывают к джихаду вместе с саляфитскими и просто суннитскими имамами. Всё это потому, что и те и другие — одна Умма мусульман. И саляфиты, и суфии-ашариты и суфии-матуридиты являются составными частями Ахлю-с-Сунна ва-ль-Джамаа, хоть многие необразованные в Шариате братья и не знают об этом, и обвиняют друг друга в сектантстве. И братьям стоит знать, что такие общепризнанные Уммой герои, как Саляхуддин аль-Айюби, Мухаммад Фатих, завоевавший Константинополь (Стамбул), имам Шамиль, и известный предводитель ливийского джихада Умар аль-Мухтар были суфиями. И сегодняшний «Талибан» — пример успешного джихада — является суфийским.

Та взаимная вражда между двумя течениями, что была в Чечне, стала следствием невежества и крайности тех суфиев и ваххабитов. Поэтому они стали врагами вместо того, чтобы вместе строить шариатское государство в Чечне.

ОТСУТСТВИЕ ДИАЛОГА И РЕФОРМ

Необходимо было изменение Конституции ЧРИ и приведение ее в соответствие Шариату. В ней была статья о том, что ЧРИ демократическое государство. Из-за этого ваххабиты, контролировавшие значительную часть Чечни, отказывались от подчинения правительству. И это была вина всех сторон, ваххабитов в том числе, потому что каждый сидел у себя и дистанцировался от остальных, не пытаясь вести диалога и искать решения проблем между собой.

СОЦИАЛЬНО-ЭКОНОМИЧЕСКОЕ ПОЛОЖЕНИЕ 

После войны народ был брошен выживать сам по себе. В Сирии, где уже 9-й год идёт война, сирийские муджахиды в лице ХТШ («Хайъат ат-Тахрир аш-Шам» — организация, являющаяся одним из двух примеров правильного джихада современности наряду с «Талибаном») уже как минимум пятый год работают в социально-экономической сфере (до объединения в ХТШ в 2017 году, эту работу делала «Джабхат Фатх аш-Шам», ставшая инициатором создания ХТШ, и бывшая с 2012 до 2016 года «Джабхат ан-Нусра»): ремонтируют дороги; занимаются образованием детей и взрослых; организуют поставки гуманитарной помощи от разных благотворительных организаций и стран; занимаются вопросами медицины, сельского хозяйства и торговли; делают да’ват населению; обеспечивают функционирование шариатских судов; эффективно борются с преступностью; и занимаются другими заботами населения. И всё это во время войны. А в ЧРИ не делалось на должном уровне ничего из этого на протяжении мирных 3-х лет. 

Одной из причин, из-за которых мусульмане победили в первой войне, была народная поддержка муджахидов. Но через некоторое время после победы народ ощутил, что они фактически брошены на произвол — не делалось должных шагов для улучшения условий его жизни. Более того, один известный чеченский информационный деятель того времени сказал, что не надо восстанавливать фабрики и заводы, что они не нужны, и вместо этого надо напасть на Россию и начать новую войну. А в то же время некоторые амиры, которых молодежь сегодня идеализирует, построили себе шикарные и огромные на то время двухэтажные дома, вместо того, чтобы строить государство. А государственные чиновники, призванные улучшать жизнь народа, преследовали цель что-нибудь где-нибудь своровать, а не делать свою работу. 

ВОЕННО-ОБОРОННАЯ ОБСТАНОВКА

За три года мирного времени чеченскими лидерами не было предпринято мер для обеспечения обороноспособности страны.

Как минимум необходимо было строить многоуровневую систему фортификаций, начиная от границ с РФ, заканчивая высотами в горах Чечни. Это делается лопатой и киркой, и делается не труднее, чем строительство двухэтажных домов амирам. 

Вместо военной подготовки многие были заняты растрачиванием боеприпасов на свадьбах и в бандитских разборках.

Данная тема может быть весьма объемной, однако все программы военной подготовки государства требуют наличия единых вооруженных сил, которые в нашем случае распались после первой войны. И, соответственно, проблема военно-оборонной сферы была следствием раскола между лидерами Чечни.

НАРУШЕНИЕ МИРНОГО ДОГОВОРА С РФ

Очень многие братья считают, что мирный договор между РФ и ЧРИ был нарушен русскими. Многие чеченские лидеры, политики, общественные деятели и СМИ утверждали так, и многие молодые братья сегодня верят этому. Но это неправда. Договор был нарушен ещё в 1997 году группировками из Чечни. «Джамаатовские» группы Чечни периодически проводили боевые диверсионные операции в России после заключения мирного договора между РФ и ЧРИ. Также в том же 1997 году была проведена резонансная военная диверсионная операция под командованием амира Хаттаба на воинскую часть в дагестанском Буйнакске. Если кто-то из читателей не знает или не понимает: Дагестан фактически и юридически являлся тогда и является сейчас частью РФ, хотим мы или нет. И нападение на Дагестан было нападением на РФ, несмотря на то, что это земля мусульман и её нужно освобождать от оккупации. На то время ЧРИ имела законный договор с РФ и не имела права по Шариату проводить военные операции даже на оккупированных землях мусульман на территории РФ, потому что договор подразумевал фактические официальные границы России и ЧРИ, а не те, которые мы хотели бы видеть. Дагестан на время действия этого договора была территорией РФ, на которую запрещено нападать так же, как для Пророка, ﷺ, было запрещено нападать на Мекку на время действия Худайбийского договора, несмотря на то, что Мекка священный город, в котором находится главная святыня мусульман — Кааба, и который мусульманам рано или поздно обязательно было освободить, но на время действия договора Мекка территория многобожников, на которую исламское государство, заключившее договор с мушриками, не имело права нападать. 

Некоторые братья считают, что договор между РФ и ЧРИ был недействительным, так как он не был ратифицирован депутатами Госдумы РФ. Но эти братья акцентируют внимание на бюрократической формальности, в то время как необходимо в первую очередь акцентировать внимание на реальной действительности — на соблюдении Россией этого договора — а она его соблюдала, и на том, что Чечня находилась не в том положении, чтобы нападать на Россию из-за того, что этот договор якобы не имел юридическую силу в России. Слабый не должен выискивать лазейки чтобы начать невыгодную для себя войну против сильного. Слабый должен радоваться тому, что сильный дает ему время окрепнуть. 

Также не могли быть поводом для недействительности договора слова Лукина о том, что они окрепнут и «покажут» чеченцам через пять лет. Опять-таки нужно было сплотиться и готовить страну к обороне, а не нападать на Россию первыми, давая ей повод «наводить конституционный порядок» в Чечне, где царила анархия, орудовали различные бандитские группировки, проводившие диверсионные и бандитские операции в России, а правительство Чечни не контролировало ситуацию — на фоне такой благоприятной для России обстановки эти группировки из Чечни сделали фактически подарок для РФ. Разделаться с разъединенными и разногласящими друг с другом группировками было легко для армии России, в отличие от первой войны, когда муджахиды были единой армией под командованием единого военачальника.

Итак, после этих неоднократных нарушений мирного договора со стороны группировок из ЧРИ, русские начали отвечать, проводя ответные вылазки на территорию Чечни, что некоторые русскоязычные проджихадские СМИ несправедливо называют нарушением договора русскими. Мы обязаны быть справедливыми во всем и в отношении всех — и друзей и врагов, и мусульман и кафиров. Всевышний Аллах говорит в Священном Коране:

«О те, которые уверовали! Будьте стойки ради Аллаха, свидетельствуя беспристрастно, и пусть ненависть людей не подтолкнет вас к несправедливости. Будьте справедливы, ибо это ближе к богобоязненности. Бойтесь Аллаха, ведь Аллах ведает о том, что вы совершаете». (Трапеза, 8).

Правительство ЧРИ обязано было контролировать силы, находящиеся на своей территории, и не допускать самовольных действий этих групп. В свою очередь те группы обязаны были подчиняться правительству. Однако одним мешали личные амбиции, другим обиды, третьим такфиризм.

Окончательным поводом для России для полномасштабного вторжения в Чечню и начала второй войны стал поход из Чечни в Дагестан в 1999 году под командованием Шамиля Басаева и Хаттаба. 

В Кадарской зоне в Дагестане ещё во время первой российско-чеченской войны, шла интенсивная «исламизация» нескольких сёл — Карамахи, Чабанмахи, Кадара и Ванашимахи. После победы ЧРИ официальные российские власти признали, что в этих дагестанских сёлах действует Шариат, а не российские законы. В этом анклаве возникла напряженность, и на встречу с лидерами этих сёл отправился министр внутренних дел РФ Степашин. Он снял напряжённость вокруг этих сёл, сказал, что всё нормально, жители ничего плохого не делают, и ничего против России не замышляют.

Затем Бахауддин Мухаммад, который во время войны говорил, что в Чечне не джихад, а просто война, сделал хиджру из Дагестана в Чечню, в то время как в дагестанской Кадарской зоне действует Шариат. В Чечне Бахауддин создал организацию под названием «Исламская шура Дагестана». Затем он совместно с Шамилем Басаевым и Мовлади Удуговым в апреле 1998 года создал организацию под названием «Конгресс народов Ичкерии и Дагестана» (КНИД), и «Исламскую международную миротворческую бригаду» в рамках КНИД. Целями КНИД заявлялись освобождение Дагестана и создание единого исламского государства на Кавказе. А к лету 1999-го года Бахауддин со своей организацией вернулся в Дагестан в Цумадинский район. Официально провозглашаемая цель КНИД заключалась в освобождении Дагестана, в том числе военным путем. Таким образом фактически на территорию Российской Федерации вернулась военно-политическая организация Бахауддина, созданная и подготовленная в Чечне, и заявлявшая цели, с которыми Россия не могла мириться. И соответственно через некоторое время начались бои между последователями Бахауддина и российскими силовиками. И россияне начали военную операцию по зачистке от группы Бахауддина в Цумадинском районе Дагестана. Тогда Бахауддин позвал на помощь Шамиля Басаева, и тот вместе с Хаттабом возглавил поход в Дагестан, в котором помимо групп Шамиля и Хаттаба также участвовал и «Джамаат».

Несмотря на то, что некоторые наши братья преподносят этот поход исключительно как ответ на зов о помощи дагестанских братьев, в то время у этого похода был также совершенно иной окрас. Помимо вышеупомянутой деятельности КНИД, которая демонстрировала свои амбициозные намерения в отношении Дагестана, Шамиль, Хаттаб и Мовлади Удугов озвучивали куда более амбициозные цели и громкие лозунги, чем «помощь угнетенным» дагестанским братьям. Удугов перед походом выступая перед бойцами сказал речь следующего содержания: «Или мы будем строить экономику и налаживать мирную жизнь, или же мы впервые за двадцатый век первые нападем на кафира и первыми начнем убивать их!» Также и Хаттаб рассказывал в своих мемуарах, что они выступили в наступательный джихад на Россию, опередив их, напав первыми. Также Хаттаб утверждал, что у Кавказа теперь есть армия, имея ввиду войсковую группировку под своим и Шамиля командованием. А Шамиль ссылался на то, что Чечня и Дагестан раньше были одной страной, что кафиры нас искусственно разделили, и что надо воссоединяться. Также эти люди, по свидетельствам их близких соратников, предвкушали выход к Каспийскому морю и создание кавказского государства. А «Исламская шура Дагестана» во главе с Бахауддином во время этого похода приняла декларацию о «восстановлении Исламского Государства Дагестан», власти Дагестана были объявлены низложенными, и «сформировано исламское правительство» во главе с Сиражуддином Рамазановым, а Шамиль Басаев назначен «командующим вооруженными силами Исламского правительства Дагестана». Также дагестанские братья уверяли Шамиля, что как только они придут в Дагестан, к ним примкнут десятки тысяч дагестанских бойцов, и вместе они смогут победить в войне и освободить Дагестан. Но никаких десятков тысяч, и даже тысяч, не было.

Но первоочередная проблема не в обещанных десятках тысяч муджахидов, а в нарушении запретов Аллаха, в том числе нарушении договоров. Именно шариатские нарушения являются главной причиной поражений. Из-за ослушания Аллаха мусульмане остаются без помощи.

В Чечне для привлечения бойцов для этого похода использовался даже лозунг: «Кто не пойдет, тот не мужчина!». И я говорил на эту тему с участниками того похода, близкими соратниками Хаттаба и Шамиля. И даже высказываний Шамиля и Хаттаба на эту тему, находящихся в открытом доступе в интернете, достаточно, чтобы понять всю ошибочность и авантюризм той операции.

Что касается освобождения Дагестана, то дагестанским братьям следовало самим заниматься движением джихада в Дагестане, а чеченцам тайно помогать этому движению. Но вместо этого туда были втянуты чеченские группы, в то время как сам дагестанский народ, в отличие от чеченского, не поддерживал идеи освобождения от России. 

Другим правильным вариантом для дагестанских братьев была бы помощь чеченцам в объединении вокруг правителя ЧРИ и построении крепкого шариатского государства, которое стало бы в будущем местом безопасного жительства семей кавказских муджахидов, местом получения военного образования, центром шариатского просвещения и да’вата на Кавказе, и так далее.

Чеченским лидерам и группам следовало объединиться вокруг избранного правителем мусульманина и строить шариатское государство в Чечне, чтобы оно стало центром мусульман Кавказа, а не идти в демонстративный поход на Россию. Необходимо было наводить порядок и строить государство у себя на уже освобожденной и подконтрольной территории, а не пытаться освободить новые территории, начиная войну с РФ, ставя под удар Чечню, которая еще не пришла в себя.

Многие участники того похода на Дагестан сегодня понимают всю ошибочность и авантюризм той операции.

Эта операция была ошибкой с военной и политической точек зрения, но главная ошибка этой операции — шариатская. Некоторые братья любят говорить, что это не было нарушением договора, так как Шамиль и Хаттаб не подчинялись чеченскому государству, у которого был договор с РФ, и были лишь независимыми добровольцами. Но это «оправдание» является следствием другого шариатского ослушания — Шамиль и Хаттаб были независимыми добровольцами по той причине, что они не подчинились правителю мусульман и раскололи чеченских муджахидов на враждующие группировки. Так что их независимость и «добровольческая деятельность» являлись ослушанием Аллаха. 

Нарушение мирного договора с Россией было еще в 1997 году, и он нарушался упорно и повсеместно, и громким нарушением этого договора была атака Хаттаба на российскую воинскую часть в Буйнакске в 1997. Но поход в Дагестан в 1999 стал последним и окончательным ударом по этому мирному договору.

И России было наплевать на независимость от правительства ЧРИ этих «добровольцев». Ей было принципиально важно то, что Чечня в той сложившейся обстановке являлась источником проблем и угроз для России, и группы из Чечни периодически проводили в России операции разных масштабов с момента заключения мирного договора. Так что вторая война и разрушение государства ЧРИ несомненно является виной этих независимых «добровольцев», которые вместо укрепления государства и его обороноспособности, наоборот, дали врагу повод к войне в то время, когда ЧРИ была наиболее слаба.

История с Бахауддином, «Исламской шурой Дагестана», «Конгрессом народов Ичкерии и Дагестана», «Исламской международной миротворческой бригадой» и «Исламским Государством Дагестан» является сплошной провокацией и одной из роковых ошибок, приведших ко второй войне, геноциду и поражению.

Поход на Дагестан, из-за вышеупомянутых причин закончился поражением. Эта операция стала главной причиной начала второй войны между РФ и ЧРИ. Россия вторглась в Чечню и за полгода ЧРИ была разгромлена. Фаза полномасштабной войны фактически закончилась в марте-апреле 2000-го года, когда муджахиды потеряли последние населённые пункты и были вытеснены в безлюдные леса и горы. 

 * * *

НОВЫЕ РЕАЛИИ 

После фактического падения ЧРИ и поражения в полномасштабной войне, началась новая фаза, позиционировавшаяся как партизанская. Муджахиды скрывались в лесах и горах, проводя партизанские операции против врага. После этой череды бед и поражений многие лидеры заявили об объединении вокруг Масхадова, но это, к сожалению, было лишь формальностью. Даже на фоне такой тяжелой обстановки они не стали на деле подчиняться ему, и некоторые основные командиры продолжили свою отдельную деятельность, подрывавшую чеченское сопротивление изнутри, вместо того, чтобы работать в правильном направлении, разобрав и признав свои ошибки. Этого (признания ошибок) не сделано до сих пор. И, соответственно, в той войне череда ошибок продолжилась.

ПАГУБНЫЕ МЕТОДЫ И ДАЛЬНЕЙШЕЕ УХУДШЕНИЕ ОТНОШЕНИЙ С НАРОДОМ

Несмотря на то, что муджахиды были вынуждены отказаться от стратегии прямого противостояния и выбрали партизанскую войну, что было единственно возможным методом противостояния в данной ситуации, эта война не была в полной мере партизанской. Да, в военном плане она выглядела партизанской, но в ней отсутствовал главный столп партизанской войны — поддержка со стороны населения. Без работы с населением война не может быть партизанской в полной мере. Без поддержки народа невозможна победа в партизанской войне.

Муджахиды отдалились от народа. Население Чечни настрадалось в первую войну, вдобавок настрадалось от анархии и бандитизма, царивших в Чечне 3 года межвоенного времени. Народ не увидел от муджахидов, победивших в первой войне, помощи и поддержки, не дождался от муджахидов процесса налаживания нормальной жизни. И уставшее от всего этого население вдобавок ко всему было ввергнуто в новую катастрофу — вторую войну, во время которой оно подвергалось массовым бомбардировкам и жестоким бесчеловечным зачисткам со стороны российской оккупационной армии и спецслужб, подверглось очередному геноциду, начавшемуся на этот раз уже по вине чеченских лидеров. Вчерашние герои, в глазах многих людей стали тогда антигероями.

То унизительное положение, в котором сегодня живет народ Чечни, это не что иное, как следствие тех действий тех лидеров времен Ичкерии после 1996 года. И никакое предательство Кадырова и Ямадаевых не могло быть причиной поражения, если бы муджахиды не разрушили бы всё сами своими отклонениями, ошибками, страстями и преступлениями. 

А тем временем Россия вела свою хорошо известную нам политику — народ был успешно запуган и ему обещались мир, порядок и социально-экономическая база взамен на отказ от помощи сопротивлению. Одновременно проводилась «чеченизация» конфликта. Был создан марионеточный режим, который начал устанавливать порядок в Чечне, — не шариатский, но порядок, который избавлял народ от анархии, войн между бандгруппами, похищений с последующим выкупом, и так далее. Противников новой власти этот порядок конечно же не касался — они рассматривались как безоговорочные враги, подлежащие искоренению без какого-либо диалога и объяснений, и повсеместно убивались, похищались и запытывались, и такой режим террора сохраняется по сей день.

Оккупационным режимом строились дороги, больницы, школы и так далее. Начали выплачиваться пенсии и компенсации, появляться рабочие места. То есть от муртаддов народ увидел ту заботу, которую они не увидели от мусульман. Это нисколько не умаляет бесчисленных гнусных преступлений муртаддов, но преступления были и от мусульман, а никакой заботы не было. Поэтому значительная часть народа сблизилась с марионеточным режимом, и была отдалена от муджахидов с межвоенного времени по вине самих муджахидов.

Но для муджахидов никогда не было поздно начать работу по сближению с народом. Нужно было лишь разъяснить народу и признать свои ошибки, и призвать их помогать муджахидам в новой борьбе, которая должна была дальше уже вестись с исправляющимся манхаджем вместе с народом. Необходимо было прилагать усилия для улучшения отношений с народом. Значительная часть народа была готова поддерживать муджахидов, несмотря на все беды, и несмотря на мирские блага, которые предлагали оккупанты. Но муджахиды продолжали гнуть свою линию, замалчивая свои ошибки, и более того, используя ложь для сокрытия этих ошибок. Более того, муджахиды продолжили совершать действия, которые ухудшали отношения с народом. Совершались операции, в которых заведомо был высок риск жертв среди мирного населения, например, подрывы на оживленных улицах в населенных пунктах.

Сопротивлением велась работа, которая ещё больше отдаляла народ от муджахидов и которая не вредила оккупационному режиму, а наоборот, была ему фактически на руку. Например, убийства глав сельских администраций (на чеченском — «юрт-да»), работников паспортных столов, и любых других бюджетников, получающих зарплаты от режима. Бойцы подполья прямо так и объясняли их убийства: «они получают зарплату от кафиров, работают на кафирскую систему, значит являются кафирами». Большинство этих работников ничем не вредили джихаду и народу, а часто, наоборот, занимались решением проблем этого народа. Сопротивление тратило свои силы против себя же, подтверждая своими действиями утверждения кафиров о том, что они бандиты и враги народу, а не друзья. Тут на защиту встанут люди, которые далеки от тех событий и идеализируют движение сопротивления, но нам достаточно того, что мы сами являемся частью чеченского сопротивления и непосредственными свидетелями тех событий, и многие наши соратники — участники тех событий, ветераны джихада, бывшие соратники Басаева, Хаттаба, члены «Джамаата» и другие, являются свидетелями всех этих преступлений и того, насколько такфиризм был распространен среди муджахидов. Да и народ, который всё это видел своими глазами, и членов семей которых бесправно убивали такфиристы, не получится обмануть пропагандой в защиту тех преступников.

Был также, например, случай, когда бойцы подполья наведались в одно село для определенного разговора с главой администрации села (который, кстати, был мусульманином и достойным человеком, несмотря на свою должность). Они взяли в этом селе заложников из числа мирных людей, среди которых были и женщины и дети (обычные чеченские мусульмане), и затем уже позвали того главу села на встречу. И я знаю имя амира, руководившего этой «операцией», это один из известных кавказских амиров, которого многие героизируют. А глава села предъявил тому амиру: «Почему вы не нападаете на небольшую базу русских войск, находящуюся тут неподалеку, а приходите ко мне, захватывая людей в заложники?» Стоит ли говорить, как народ будет относиться к таким действиям и тем, кто их совершает. 

Одновременное ухудшение репутации в глазах народа из-за преступлений и ошибок и отсутствие положительной работы с населением являлись катастрофическим ударом сопротивления по самому себе. 

Если народ будет видеть в муджахидах благодетелей, заботящихся о них, решающих их проблемы и защищающих их, а не бандитов, тогда народ станет помощником для муджахидов во всех сферах сопротивления. Муджахиды имели все возможности для такой работы с населением, в те времена они и так часто бывали в населённых пунктах горной Чечни, где стоило проводить такую работу.

ОТСУТСТВИЕ ОТВЕТА МУДЖАХИДОВ НА ПОЛИТИКУ КОЛЛЕКТИВНОЙ ОТВЕТСТВЕННОСТИ

Кадыровцы ввели в те времена политику коллективной ответственности, продолжая стратегию русских оккупантов в отношении чеченского народа. Эта политика, соответственно, продолжается и сегодня. За то, что человек примкнул к муджахидам, ко всей его семье применялись карательные действия: их похищали, пытали, унижали, убивали, лишали имущества, сжигали их дома, депортировали из Чечни, подвергали публичному унижению по телевидению, и тому подобное.

Успешной эта политика стала из-за отсутствия противодействия муджахидов этой политике.

Муджахиды, призывая молодежь присоединиться к ним, прямо призывали их жертвовать своими семьями, мол, «без испытаний джихада не бывает». Только вот губительное заблуждение заключается в убеждении, что испытание должно быть именно в такой форме. И так же является ужасным заблуждением то, что мусульманин должен или имеет права сам себе искать проблемы и беды, как, например, бросать свою семью в пасти кадыровцам.

 Всевышний Аллах говорит в Коране:

 «О те, которые уверовали! Соблюдайте осторожность» (Женщины, 71).

Многие братья неправильно понимают понятие «таваккуль» (упование на Аллаха). Правильный таваккуль — это полное упование на Аллаха при совершении всех должных причин для достижения цели. Но эти братья оставляют совершение причин, что противоречит Шариату.

Муджахиды призывали молодежь примкнуть к ним, подставляя свои семьи под удар кадыровцев, при этом ошибочно ссылаясь на испытания и таваккуль. Вместо этого необходимо было проводить адекватную ответную политику против кадыровцев, которая заставила бы их отказаться от своей грязной политики. Например, если кадыровцы сожгли дом муджахида, в ответ муджахидам следовало сжечь домá десяти кадыровцев и убить их, и не рядовых сотрудников, а одиозных муртаддов, удар по которым будет заметен, и не будет встречен народом отрицательно. И подобными жесткими ответными мерами следовало постоянно отвечать на преступления кадыровцев в адрес семей муджахидов до тех пор, пока они не откажутся от политики коллективной ответственности. И муджахиды имели в те времена возможности для этого.

 * * *

 «ИМАРАТ КАВКАЗ»

Прежде чем начать эту тему, отмечу, что у меня была присяга Докке Умарову, данная мной, когда я был в Чечне, и которой я был верен вплоть до его смерти, и что я был в составе сирийского филиала «Имарата Кавказ», и что мой амир Сайфуллах аш-Шишани тоже был под присягой Докке Абу Усману.

В 2007 году был объявлен Имарат Кавказ. Кавказские бойцы сопротивления еще с девяностых годов обзывали ЧРИ «тагутом» и требовали создания структуры, выходящей за рамки Чечни. Однако ЧРИ, несмотря на некоторые ошибки, не была тагутом. А ее конституция, которая была единственной веской причиной для называния ее тагутом, была исправлена и приведена в соответствие Шариату Асланом Масхадовым.

Что касается общекавказской структуры, то, после шахады Масхадова, амиром ЧРИ Абду-ль-Халимом Садулаевым совместно с кавказскими амирами была создана единая общекавказская военная структура — Кавказский фронт. Но, тем не менее, кавказские братья и некоторые такфиристские чеченские идеологи склоняли его к идее объявления кавказского государства, затем после шахады Абду-ль-Халима к этому был склонён Докку Умаров. И уже во время руководства Докки было объявлено государство Имарат Кавказ, в противоречие Шариату, политике и здравому смыслу. Что касается шариатской стороны вопроса, то «Имарат Кавказ» не мог быть имаратом, то есть государством, потому что к государству Шариат и любой другой закон в мире предъявляет такие требования, как наличие подконтрольной территории и власти над народом, чего у кавказских муджахидов не было. И таким образом «Имарат Кавказ» была организацией, а не государством (поэтому мы берем название организации в кавычки, как того требуют правила русского языка).

Муджахиды не контролировали даже одного метра территории. Нахождение на какой-либо территории не является её контролем. Контроль территории — это когда ты можешь открыто находиться на этой территории и оборонять её. Например, в Сирии и Афганистане муджахиды (ХТШ и «Талибан» соответственно) действительно контролируют значительную территорию, и имеют власть над миллионами людей. А кавказские муджахиды лишь скрывались в этих горах, минируя тропы к себе, и вынуждены были бросать свои базы, если кто-то их обнаружит.

 «Имарат Кавказ» был организацией, но даже сегодня, когда джамаат «Имарат Кавказ» фактически уничтожен, многие наши братья продолжают вести себя так, как будто есть такое государство — Имарат Кавказ. От них можно услышать такие удивительные разговоры, как, например: «Есть один брат, он живет в Имарате Кавказ, в Вилаяте Дагестан», или «Территория Имарата Кавказ очень большая». И проджихадские кавказские СМИ продолжают до сих пор упрямо называть республики «вилаятами», Северный Кавказ единым исламским государством Имарат Кавказ, города Грозный и Махачкала «Джохаром» и «Шамилькалой» соответственно.

Так же ведут себя и многие наши братья-«ичкерийцы», говоря, например: «В Чеченской Республике Ичкерия на днях произошло это событие». А некоторые отдаленные от реальности люди в Европе называют себя правительством Ичкерии. Такие люди то ли не знают, то ли не хотят принимать одну простую истину: если ты реально не правишь, не имеешь фактической власти, то ты не можешь быть правительством. У тебя должна быть власть над народом, чтобы ты был их правителем. Ты можешь называть себя как угодно, но от этого реальность не меняется. Так что любые утверждения о существовании сегодня как ЧРИ, так и Кавказского Имарата, являются не более чем разговорами, не имеющими, к сожалению, ничего общего с реальностью. Но мы должны стремиться к освобождению нашей страны и созданию нашего государства.

Что касается политической стороны объявления «Имарата Кавказ», то ошибка была в том, что была разрушена политическая база, созданная в результате многолетней работы ЧРИ, которая была полезна для деятельности муджахидов. Например, договор 1997 года между РФ и ЧРИ признавал чеченскую сторону отдельной политической стороной, а не субъектом РФ или террористической организацией. Например, признание мекканскими мушриками Пророка, ﷺ, и его сподвижников политической стороной путем заключения Худайбийского договора было названо победой Самим Всевышним Аллахом, несмотря на те большие уступки со стороны Пророка в том договоре. Всевышний Аллах сказал в Коране об этом договоре:

«Воистину, Мы даровали тебе явную победу» (Победа, 1).

Сподвижник Джабир, да будет доволен им Аллах, сказал: «Мы не считали победой никакой день, кроме дня Худайбии». И это несмотря на великие военные победы до этого. Это потому, что политический успех важнее военных побед. А Пророк, صلى الله عليه وسلم, сказал о суре про Худайбийский договор: «Сегодня мне была ниспослана такая сура, которая дороже мне, чем то, над чем восходит Солнце» (Аль-Бухари 4177, Ат-Тирмизи 3262, Ан-Насаи 519, Ахмад 1 / 31).

А объявление «Имарата Кавказ» уничтожило чеченскую политическую базу, и после этого прекратилась международная финансовая поддержка чеченских муджахидов. А финансы это нерв войны. Докка Умаров, отвечая в интервью на вопрос: «Приходит ли вам материальная помощь из-за рубежа, в частности, из Турции? Ранее были консульства ЧРИ в Стамбуле и Анкаре, и оттуда приходили материальные средства для моджахедов», ответил: «Помощь моджахедам идет от Аллаха. После провозглашения Имарата Кавказ, помощь из-за рубежа, можно сказать, прекратилась».

Имарат Кавказ был провозглашен в 2007 году. А уже в 2010 году среди чеченских муджахидов были серьезные разногласия и раскол из-за того, что многие влиятельные амиры в Чечне осознали ошибочность объявления «Имарата Кавказ» и выступили за перемены, и среди них были такие известные и авторитетные амиры как Хусейн Гакаев, арабский амир Муханнад, Асламбек Вадалов, и другие братья. И сначала Докку согласился с ними и сложил с себя полномочия амира и назначил на свое место Асламбека Вадалова. Но вскоре сторонники «Имарата Кавказ» переубедили Докку и он «вернул» себе должность новым указом. Тогда те амиры вышли из подчинения «Имарата Кавказ». Но тогда эти амиры были информационно разгромлены, потому что у них не было своих СМИ и пропагандистов, в отличие от идеологов ИК, и эти амиры были облиты грязью и обвинены в нифаке (лицемерии), а Муханнад был обвинен в том, что он «ихвановец». По словам лидеров ИК, амир Муханнад изначально был против провозглашения «Имарата». И сторонники ИК призывали в 2010 году отрубить голову Муханнаду — представителю арабских муджахидов и людей знаний на Кавказе, наибу военного амира ЧРИ и затем «Имарата Кавказ», амиру арабских муджахидов в Чечне, до Чечни делавшему джихад в Афганистане, Боснии, Косово и на Филиппинах. Но российские силовики опередили их, и Муханнад был убит. Да примет Аллах его шахаду. 

Вышедшие из «Имарата» муджахиды, к слову, не теряли времени зря, и организовали известное нападение на логово Кадырова Хоси-Юрт (Центарой) в месяце Рамадан в 2010 году. 

В конце концов эти амиры вернулись в подчинение «Имарату», потому что фанатичные сторонники ИК не собирались уступать тем, кто призывал к возвращению к формату ЧРИ, и готовы были пролить кровь этих братьев, и на братьев было большое давление, из-за чего они ради предотвращения кровопролития и дальнейшего развития фитны вернулись в подчинение ИК. Большинство из них пали шахидами еще до шахады Докки. 

Надо отметить, что в одном из последних обращений Докка призывал всех, кто за ЧРИ, кто против «Имарата Кавказ», чтобы они приезжали в Чечню, и допускал совместный джихад без их подчинения «Имарату», и обещал вооружить их и дать им всю военную информацию для ведения джихада. Но для этого было уже слишком поздно. 

После объявления «Имарата Кавказ» Докка оправдывал его объявление тем, что молодежь не хочет больше сражаться за Ичкерию, а хочет Имарат. Но молодежь хотела этого не от себя и не от шариатской образованности, а из-за того, что на них из популярных такфиристских рупоров лилась пропаганда такфиризма, как она льется и сегодня. Вбиваются в невежественные головы ложные убеждения, например, что лучшие муджахиды Сирии являются «джахилями», «тагутом» и так далее, что ведение переговоров с кафирами является запретным, что политика вообще запрещена, и льется пропаганда какого-то своего, нового «таухида», сильно отличающегося от таухида, с которым был послан к нам Пророк, ﷺ. Вообще, пример «Имарата Кавказ» и «ИГ» это пример того, как с помощью СМИ можно уничтожить целые поколения муджахидов и движения джихада, превратив их в такфиристов и хариджитов, распространяя среди них такфиристские и хариджитские идеи, и продвигая только нужных им для этого ученых, и переводя только те их высказывания, которые подходят им для своих целей, и замалчивая правду, и используя ложь, и искажая реальность. И эти идеологи и пропагандисты заблуждения до сих пор живут вдали от арен джихада, и вы их не встретите на полях сражений, а те, кого они оболванили, тысячами лежат в земле, никакой пользы для джихада и Уммы не добившись, а наоборот, уничтожив все плоды джихада.

Объявление «Имарата Кавказ» было объявлением чрезмерствующих. Фактически была объявлена война Западу и Израилю, и было заявлено, что для «Имарата» нет разницы между Россией и Западом (см. «Официальный релиз заявления Амира Докки Умарова о провозглашении Кавказского Эмирата»). Манхадж «Имарата» был прямой противоположностью манхаджу Пророка, ﷺ, который заключал договора с одними кафирами и закрывал глаза на других кафиров, в то время как воевал против третьих кафиров. И он, ﷺ, например, заключил военный союз с иудеями, несмотря на их подрывную информационную работу против мусульман, и закрывал глаза на мунафиков, которые также строили козни, и сконцентрировался на войне против мекканскихмушриков. 

Также мусульмане Медины не воевали против мекканских мушриков в то время, когда мусульмане под предводительством Абу Басыра воевали. То есть по Шариату у одной группы мусульман может быть мир с группой кафиров, в то время как другая группа мусульман воюет против этой группы кафиров.

Также благородный Саляхуддин аль-Айюби заключил мир с крестоносцами, которые на то время оккупировали часть Шама, в том числе священный для мусульман город Иерусалим. 

Также США были союзником афганских муджахидов во время джихада против русских оккупантов. А сегодня у афганских муджахидов неплохие отношения с Россией и другими странами, которые помогают им против западных оккупантов. То есть шариатская политика это не «дважды два». Шариатская политика это не война против всего мира, и она не подразумевает постоянной войны. Шариат допускает переговоры, перемирия, договоры и союзы с кафирами. Шариат допускает, что вчерашний враг может стать сегодня другом, а завтра опять врагом, и это зависит от реальной действительности, политических интересов и выгод мусульман. 

В условиях разных политических реалий, в которых находятся разные мусульманские страны и народы, мусульмане вынуждены каждый бороться со своим непосредственным врагом, в зоне своего влияния. И в то время как Россия является нашим врагом и врагом сирийских муджахидов, она может быть союзником афганских и палестинских муджахидов. Также США являясь врагом афганских муджахидов, может быть союзником уйгурских, сирийских и чеченских муджахидов. Абу Дауд передает хадис, что Пророк,  ﷺ, сказал: «Вы заключите мир с потомками Рума [с Западом], и вы будете вместе сражаться против общего врага».

Всевышний Аллах говорит в Коране:

«Сражайтесь на пути Аллаха с теми, кто сражается против вас, но не преступайте границы дозволенного. Воистину, Аллах не любит преступников» (Корова, 190).

Однако такфиристы игнорируют политику Пророка и шариатские доказательства, и упорствуют в своем заблуждении, в свое оправдание не к месту применяя аяты Корана и неверно понимая их, как это делали первые хариджиты. В своих работах они в большом количестве используют аяты Корана, однако достаточно прочитать общепризнанные тафсиры (толкования) к этим аятам и изучить сиру Пророка, ﷺ, чтобы увидеть по каким поводам и в каких реалиях ниспосылались те или иные аяты и как ими руководствовался Пророк, и тогда станут очевидны заблуждения такфиристов для разумеющих людей. Также они в большом количестве и не к месту разбрасываются словами «куфр», «ширк», «таухид» и так далее, имея поверхностные знания о Шариате и манхадже Пророка, либо имея слепые сердца, которые не способны принять истину.

«Имаратом» также было объявлено на весь мир о непризнании всех законов в мире. Такое поведение называется в среде такфиристов «отречением от тагутов», в то время как отречение от тагута это отказ поклоняться кому-либо и чему-либо, помимо Аллаха. И непризнание в религиозном плане чего либо, что противоречит Шариату Аллаха. Но даже если принять, что обязанностью также является непризнание кафирских государств, границ и международных законов (например, одним из этих законов является неприкосновенность послов, что, как и многие другие международные законы, соответствует Шариату), то это по крайне мере не должно быть в официальных заявлениях, в то время как мусульмане находятся на этапе слабости. Сподвижники Пророка не заявили правителю Эфиопии что не признают его правления, государства, его границ и законов, а просто попросили у него убежища и жили под его защитой. Если бы некоторые сегодняшние такфиристские идеологи жили бы во времена Пророка, ﷺ, интересно, обвинили бы они Пророка и его сподвижников в «разжижении таухида» или в том, что они «заискивают перед тагутами»? — Пресвят Аллах! 

Также одним из проявлений такфиризма «Имарата Кавказ» было то, что в официальном объявлении «Имарата» сразу же было заявлено, что те, кто будет возражать объявлению «Имарата Кавказ» и его манхаджу, являются мунафиками. А многие сторонники «Имарата» выносили такфир всем сторонникам ЧРИ, называя их муртаддами. Среди сторонников ЧРИ есть и явные секуляристы, которые открыто и искренне отказываются от Шариата, считая, что кафирские законы лучше Шариата, — такфир в их адрес законен. Но сторонники ЧРИ это разные группы людей с разной акидой и манхаджем, подавляющее большинство которых являются мусульманами, и некоторые из них делают джихад в Сирии и Украине, и сражались в чеченских лесах до тех пор, пока там не осталось ни «имаратовцев», ни «ичкерийцев», ни кого либо другого. И те известные амиры, упомянутые выше в рамках описания событий 2010 года, тоже были сторонниками ЧРИ. 

Подытоживая тему «Имарата Кавказ»: это была большая ошибка, явившаяся следствием распространения такфиризма среди чеченских муджахидов под давлением кавказских такфиристов (некоторые из которых еще во время первой войны говорили, что в Чечне не джихад) и такфиристских СМИ, имевших связь с чеченским сопротивлением.

Объявление «Имарата Кавказ» окончательно на то время разъединило чеченское сопротивление, и оно лишилось частично финансовой и полностью политической поддержки. 

Что касается кавказских муджахидов, то они предъявляли и Абду-ль-Халиму Садулаеву, затем и Докке Умарову условие, что если они не объявят кавказское государство, то они сами это сделают без чеченцев. Чеченским муджахидам нужно было дать им добро на это, а кавказским муджахидам объявить свой проект самостоятельно. Чеченцы сохранили бы единство и хоть какие-то плоды трудов ЧРИ в виде финансовой поддержки и политической сферы, а остальные кавказцы вели бы свою войну так, как они желали, и обе стороны ничем не мешали бы друг другу. Например, как мы говорили выше, во времена Пророка исламское государство в Медине имело мирный договор с мекканскими мушриками, а в то же время отряд Абу Басыра (да будет доволен им Аллах) вел войну против мекканских мушриков. Он был отдельным в этой деятельности от исламского государства, во главе которого был сам Пророк, ﷺ, потому что для этого была причина — у Пророка был мирный договор, а Абу Басыр не мог согласно этому же договору присоединиться к государству в Медине. У руководства муджахидов Ичкерии тоже были причины для отказа в объявлении «Имарата Кавказ» — несоответствие Шариату требуемого такфиристами манхаджа, несоответствие Шариату объявления виртуального государства, и политический и финансовый вред чеченскому джихаду.

Кто-то из братьев может напомнить, что политические представители ЧРИ в то время уже давно не справлялись со своими задачами и отклонились от верного курса, — это правда. Но это нуждалось в исправлении, политические институты нуждались в реформах и в новых кадрах, а не в уничтожении этих институтов как таковых и полном отказе от политики вообще. Политика — неотъемлемая часть джихада, и война вообще-то является средством достижения политических целей мусульман, а не самоцелью в государственном или организационном масштабе. 

Неправильный выбор кадров для политической работы было одной из ошибок последнего руководства ЧРИ. На эти важные должности были поставлены люди далекие от понимания шариатской политики, и даже далекие от понимания ислама. И этих некомпетентных светских людей необходимо было заменить на компетентных мусульман, которые вели бы шариатскую политику, защищая наши интересы, а не пресмыкались бы перед Западом, стараясь подстроиться под их нормы, чуждые нашему мусульманскому народу.

ТЕРРОРИЗМ

Помимо объявления «Имарата Кавказ» в духе террористической организации с объявлением войны всем и отрицанием всех правил и границ в мире (многие из которых не противоречат Шариату), они стали использовать террористические методы борьбы. Тут снова необходимо сделать небольшое отступление для привнесения ясности для некоторых братьев и сестер: терроризм — это не то устрашение врага, которое велит нам в Коране Всевышний Аллах. Господь миров говорит в Коране:

«Приготовьте против них сколько можете силы и боевых коней, чтобы устрашить врага Аллаха и вашего врага» (Трофеи, 60).

Муджахиды должны устрашать врага, а врагами муджахидов не являются мирные женщины и дети. А терроризм в современном понимании этого слова — это целенаправленное убийство мирных людей, среди которых жещины, дети и старики. Более того, среди жителей России множество мусульман, и бойцы «Имарата Кавказ» устраивали самоподрывы в гуще мирных людей. И помимо шариатской неприемлемости этого (что бы ни говорили такфиристы), терроризм и с военно-политической точки зрения является заведомо проигрышной стратегией и фактически ударом по самим себе. Терроризм для муджахидов является самым смертоносным фактором для уничтожения своих политических перспектив. Терроризм был выгоден только правительству РФ, так как настраивал народ еще больше против мусульман в общем, и муджахидов в частности — какой же это тогда да’ват? Такие действия дискредитировали джихад и муджахидов. Такие действия сплотили народ вокруг российского правительства, и всегда отвлекали русский народ от своих проблем с правительством, переключая их внимание и вражду на мусульман. Достаточно вспомнить взрывы мирных домов в Москве, Буйнакске и Волгодонске в 1999 году, совершенные российским правительством руками ФСБ, и обвинение в этом чеченцев, чтобы поднять рейтинг Путина и заручиться поддержкой русского народа в деле оккупации Чечни, по логике: «Смотрите, чеченцы взрывают вас в ваших домах, так что нам необходимо захватить Чечню и навести там порядок, а руководит этим наведением порядка ваш спаситель Путин». И вместо того, чтобы отдалиться от терроризма, который во всех отношениях неприемлем для джихада (настоящего джихада), «Имарат Кавказ» усердствовал в террористической деятельности, например, взрывы в московском метро в 2010 году и взрыв в зале международных прилетов в аэропорту Домодедово в 2011 году, в результате которых были убиты и ранены в том числе и мусульмане. 

Помимо всего вышеперечисленного, статус террористов лишает организацию бóльшей части финансирования — многие государства, организации и люди не помогают террористическим организациям, потому что финансирование терроризма является тяжким уголовно наказуемым преступлением. И, например, многие мусульмане отказываются присылать пожертвования таким организациям из-за риска. Таким образом своим терроризмом «Имарат Кавказ» отрезал себя от бóльшей части поддержки. 

В конце этой темы подчеркнем, что терроризм «Имарата Кавказ» пылинка перед горой терроризма Российской Федерации. Россия убивала мирных мусульман миллионами на протяжении всей своей истории, и продолжает целенаправленно массово убивать мирных мусульман в Сирии. Но, во-первых, этот текст посвящен не преступлениям кафиров — об этом говорили и говорят каждый день на многих ресурсах информационного пространства. Этот текст посвящен нашим ошибкам и отклонениям. Во-вторых, терроризм государств и терроризм организаций это разные вещи, потому что статус террориста не присваивается в современных реалиях лицемерного мирового сообщества сильному, этот статус присваивается ими только слабым. Терроризм государств остается безнаказанным, а терроризм организаций приводит к их уничтожению. В-третьих, мусульмане не должны соревноваться с кафирами в совершении преступлений.

ОШИБОЧНАЯ ВОЕННАЯ СТРАТЕГИЯ

На фоне всех имевшихся ошибок, муджахидами внутри Чечни была выбрана стратегия, которую они почерпнули из книги Че Гевары о партизанской войне. Однако реалии Чечни (и Кавказа) и реалии Латинской Америки были абсолютно разными, и стратегия Че Гевары не подходила для нас. Муджахиды взяли на вооружение тактику накапливания своих сил и истощения сил врага, и утверждали, что время играет на руку муджахидам. Однако на деле этот принцип не работал в наших условиях — в условиях отсутствия поддержки со стороны народа, отсутствия должного пополнения рядов и отсутствия источников пропитания. Когда у муджахидов была сила, достаточная для взятия логова Кадырова — Хоси-Юрта (Центарой), они не воспользовались этим, считая, что время еще не пришло, что кафиры должны еще ослабеть, а муджахиды накопить силы. В итоге эта стратегия привела к тому, что сегодня в чеченских лесах не осталось ни одного муджахида, а силовые структуры кафиров и муртаддов сильны как никогда раньше, и продолжают развиваться. И это неудивительно: когда ты годами по сути занимаешься выживанием в лесу, замерзая и голодая, а российские силовики имеют все условия и возможности для своего развития, то время играет как раз таки против тебя.

 * * *

Мы рассмотрели основные причины, из-за которых Чечня потерпела поражение. Все эти многочисленные причины можно объединить под несколькими факторами, следствием которых эти причины являлись:

невежество в Шариате Аллаха, в том числе невежество в шариатской политике, в вопросах шариатского государства и вопросах такфира;

подчинение своим личным обидам и предпочтение личных амбиций перед общими интересами народа, государства и муджахидов, подчинение своим страстям;

бездеятельность одних лидеров, амиров и ответственных лиц, и пагубная деятельность других, некомпетентность.

Муджахиды Чечни и Кавказа проделали долгий и тяжелый путь, но путь этот был в неправильном направлении.

Этот путь состоит из множества больших ошибок, которые стали причиной поражения. Мы должны взять себе на вооружение знания об этих ошибках, и главное — изменить сами себя, чтобы начать новую страницу возрождения у нас на родине, и чтобы эта страница, наконец, была чиста от губительных ошибок и отклонений, которые разрушают все усилия.

 «Воистину, Аллах не меняет положения людей, пока они не изменят самих себя«. (Гром, 11).

И в конце: хвала Аллаху, Господу миров.

Халид Аш-Шишани

14 марта 2019 года

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Comments 16 комментариев

историческая ошибка. цитирую :
«Остальные же мусульманские народы Кавказа находятся в состоянии униженных бесправных колоний России уже веками.»

со времен правления амиров Северо-Кавказского Имамата Узун-Хаджи Салтинского и Нажмутдина Гоцинского (Да помилует их Аллаh. Амин) век не прошёл, не говоря уже о веками…..

не знаю какую цель преследовал брат в этом ошибочном заявлении…но если это не намеренная ошибка, прошу Аллаhа простить его

Брат, слово век- значит не только сто лет, но и другие значения имеет, например: эпоха; большой промежуток времени; и так далее. «Векáми»- может означать «очень долгое время».

на своем веку…. ахи, какие бы значния ты не применил, которые подразумеваются под словом «век» — они ошибочны…так как не соответствуют истории….
не хочу тему национализма поднимать, поэтому давай не будем.

Ассалямуалейкум. Нужно делать разбор ошибок, если они действительно были, но этот разбор нужно делать кругу компетентных людей, которые могут реально повлиять на ситуацию, для того чтобы в будущем не повторять их.
Но зачем было упоминать имена братьев, которые уже стали шахидами ин шаАллах. Какая в этом польза? Кому от этого легче? Тем более они в этой умме известны как герои и многие авторитетные мусульмане об этом засвидетельствовали и такими словами подвергаешь сомнению их свидетельство. К тому же автор, чьи то имена упоминает, а чьи то нет.

Ва алейкум ассалям. «Кругов компетентных людей, которые могут реально повлиять на ситуацию» среди кавказцев сегодня не существует, иначе что же они молчат эти 20 лет как началась вторая война? — риторический вопрос.
Что касается имен, то без упоминания имен фигурантов тех событий невозможно разобрать те события. «Какая в этом польза» — если из статьи непонятно, то даже не знаю как для тебя еще объяснить. Польза в том, чтобы разобрать ошибки. А «герои» и «авторитеты», которых многие возвели в ранг святых, ошибки которых нельзя разбирать и имена которых нельзя произность — это какая-то ересь и беда, постигшая наши поколения.
«К тому же автор, чьи-то имена упоминает, а чьи-то нет» — автор упомянул имена всех ключевых лидеров чеченского джихада, которые необходимо было упомянуть для объективного описания тех событий и разбора ошибок.

С точки зрения Халида эти ошибки,это его мнение.Был бы жив Хаттаб, он с доводами отверг бы слова Халида.Хаттаб знал и был убежден,что скоро опять армада нападет на Чечению и не было ни пылинки сомнений почти у всех.Халид,хотя бы пиши,что это твое личное мнение а не убеждай,что все так,как ты думаешь!

Она бы всё равно напала, но во-первых, перед всем миром это и выглядело бы совсем иначе и политически оставались бы хорошие шансы для Сопротивления, а русские выглядели бы вероломными дикарями, напавшими на мирную независимую ЧРИ; во-вторых перед Аллахом в такой уязвимой ситуации не были бы мусульмане нарушителями договора. А Аллаху известно лучше.

Я тоже считаю, что поход в дагестан был ошибкой, но…
«перед всем миром это и выглядело бы совсем иначе и политически оставались бы хорошие шансы для Сопротивления, а русские выглядели бы вероломными дикарями, напавшими на мирную независимую ЧРИ» — и что бы это нам дало? Какую помощь мы получили бы от так называемого мирового сообщества? Россия аннексировала Крым и спокойно дальше существует. «Мировому сообществу» на нас наплевать. Главное — это легитимность перед Всевышним, а не перед мировым сообществои и международным правом
мое мнение

С Крымом не совсем правильно параллель проводить Аллаху Алим:
1. Сейчас когда Россия взяла Крым, Путин и его команда твердо сидят на своем месте, а во время похода в Дагестан и начала Второй войны возвышение Путина только началось. Я отлично помню бурную критику новой войны в газетах да и по ТВ тоже. Еще была свобода слова, еще писали то о чем сегодня не помыслили бы.
2. Крым населен преимущественно русскими, которые поддержали вхождение в состав России. Россияне и раньше свободно ездили в Крым и обратно. То есть де факто изменилось с аннексией Крыма изменилось не так уж много. А в Чечне практически никто не хотел «воссоединения» с Россией.
3. Сейчас когда Путин уже старый ему в общем уже все равно какой у него международный рейтинг: никто его трогать не будет, те страны которые заинтересованы в смене политики России предпочтут дождатся его естественного ухода и вакуума власти. А когда началась война в Чечне он только пришел к власти и ему было важно международное признание.

«На Бога полагайся, сам не плошай» Или по нашему хадису, надо и верблюда привязать: легитимность перед Всевышним не значит, что надо преднамеренно совершить нечто неразумное и таким образом в разы уменьшить (или уничтожить) свои возможности в мирских делах, а пострадает в конце концов верующий народ. Как и произошло. Крым не ЧРИ, ответная реакция Крыма не подобна той ЧРИ. В любом случае надо стараться действовать предусмотрительно.

Аллаху Акбар! Да воздаст Аллах благом Халиду Аш-Шишани в обоих мирах и сохранит его на пользу Умме! Мы давно нуждались в разборе ошибок знающими, опытными, мудрыми людьми, ибо многим из нас сегодня мешает гордыня и склонность к чрезмерству вкупе с невежеством признать ошибки и трезво взглянуть на всю современную историю борьбы мусульман!

Да воздаст Всевышний Аллах тебе благом брат и сделает тебя полезным для уммы. Очень объективный анализ, хотя было не приятно читать некоторые моменты, но наши сердца должны быть открыты для критики, потому, что мы ведем борьбу не ради поднятия авторитета того или иного человека а ради возвышения слова Аллаха Всевышнего. И каждый получит свою награду по намерению и ничто не будет утеряно. Мы имеем право приводить имена героев современников и приводить их ошибки для того, чтобы исправить себя а не идти с закрытыми глазами на теже грабли. Они были героями и останутся ими по воле Аллаха. Они получат то, что они заслужили, и мы получим то, что мы заслужили и мы не будем спрошены о том, что они совершали. Да примет Аллах их джихад и шахаду. Амин.

Ассаламу 1алайкум.

То что Халид говорит о ошибках это очень хорошо. Меня смущает абзац о суфиях в Шаме. Я понимаю что есть суфии бидатчики, а есть суфии мушрики. О каких суфиях идет речь в статье? Надеюсь с мушриками они не ходят совместно на рибаты.

Всему своё время.

Сейчас наблюдается такая тенденция — рассказывать в интернете об ошибках признанных амиров и шейхов джихада, многие из которых уже ушли к Аллаху.

Были ли у них ошибки? Да, конечно были, потому что все сыны Адама ошибаются. Вопрос в другом — насколько это всё сейчас актуально? И так мало кто из молодёжи выходит на джихад, а тут ещё муджахиды сами начинают всему миру рассказывать об ошибках своих лидеров.

Всему своё время. Сейчас надо молодёжи больше рассказывать о том, что их воодушевит на джихад, а не о том, что их от него оттолкнёт. Даже если всё, что говорится — правда, мудрость тоже должна быть, чтобы понимать, к какому результату могут привести твои слова.

Абу Хузейфа.

t.me/analitika_i_aktulnienastavleniya

Ас-саламу алейкум ва рахматуЛлахи, брат.
Ну вот когда в Сирии начался джихад, много было рассказов о том, что воодушевило молодежь на джихад, особенно в этом преуспела Дауля. И что в итоге? Наделала эта молодежь тех самых ошибок, от которых предостерегали и наши ученые, и лидеры джихада, и даже просто опытные муджахиды, в том числе чеченские, которые оказались в Сирии. И что? Знающих и опытных молодежь в массе своей зачморила и подалась в Даулю, где этой самой молодежи забили головы высокомерным такфиризмом а затем предоставили возмножность массово сложить эти головы во всяких Кобани и Мосулах во славу «вечного халифата». Так что мудрость в данном деле можно понимать по разному: кто-то видит мудрость в увеличении количества пушечного мяса для всяких авантюристов, а кто-то в воспитании поколения, развитого и в духовной, и в материальной сферах, кто сможет сохраняя и развивая свою акъиду и иман, создать и применить в реальности успешную стратегию джихада. А Аллах знает лучше.

А разных вещах говорим

Post a comment

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: