История Ичкерии с точки зрения ислама. Часть 2

5

بسم الله الرحمن الرحيم

الحمد لله رب العالمين

والصلاة والسلام على رسوله محمد

Вторым заметным этапом в развитии чеченского государства стал период с конца первой войны (лето-осень 1996 года), когда в ЧРИ начались «исламские реформы», выразившиеся в том, что суды, выносившие решение по куфрским законам, были заменены шариатскими судами.

Процесс этот начался ещё во время войны, когда импровизированные «полевые шариатские суды» назначали наказания провинившимся бойцам и решали спорные ситуации. И хотя, конечно, квалифицированных знатоков Шариата не хватало, само появление таких судов говорило о мощном исламском импульсе, возникшем в наиболее активной части чеченского общества.

После войны сперва З. Яндарбиевым, а затем и А.Масхадовым этот процесс был закреплён, в частности созданием гражданских шариатских судов, заменивших суды куфра. А в феврале 1999 года А.Масхадов издал указ «о полном переходе к исламской форме правления».

Надо отметить, что эта «исламизация» Ичкерии никак не отразилась на её конституции и не помешала провести по-настоящему демократические выборы президента и парламента в январе 1997 года.

Также надо отметить, что процесс «исламизации» не был поддержан всеми «ветвями власти» Ичкерии. И даже указ Масхадова 1999 года был отменён парламентом ЧРИ как «противоречащий основе конституционного строя республики«.

Важным событием этого периода стали боевые действия в Гудермесе в июле 1998 года между Шариатской гвардией и подразделениями ВС Ичкерии под командованием Сулима Ямадаева.

На этом хотелось бы заострить внимание, потому что эти события и их последствия оказали значительное влияние на дальнейшее развитие ситуации.

Гудермес, второй по значению город Ичкерии, был вотчиной братьев Ямадаевых, один из которых, Сулим, прославился во время войны и стал самым молодым бригадным генералом Ичкерии. После войны город стал также одним из центров «ваххабизма» – в нём было создано учебное заведение для подготовки шариатских судей, которым руководил шейх Абу Умар Мухаммад Ас-Сайф, а также имелась база Шариатской гвардии, и, если я не ошибаюсь, Исламского полка особого назначения, которым командовал один из самых известных чеченских «ваххабитов» Арби Бараев.

Одной из задач Шариатской гвардии было преследование и наказание употребляющих и продающих алкоголь, что и стало формальной причиной конфликта. В исполнение полицейских функций Шариатской гвардии вмешались бойцы Ямадаева, начались перестрелки и бои, которые длились несколько дней. В итоге «ваххабиты» отступили, город остался за ямадаевцами.

В этом конфликте президент Масхадов стал на ямадаевско-кадыровскую сторону. Он разжаловал генералов Абду-ль-Малика Межидова и Арби Бараева в рядовые и приказал расформировать подчиненные им подразделения, а также уволил судей, считавшихся «ваххабитами», в частности Шамсуддина Батукаева, Абдуррахмана Гойтинского, Фарука Хасуханова. Назначение новых судей и формирование новых полицейских подразделений было поручено А. Кадырову. (Как мы знаем, именно эти судьи сперва вынесли перешедшему на сторону русских Кадырову смертный приговор, а затем за несколько сот долларов, полученных от российских генералов, отменили и этот приговор, и сам шариатский суд).

Ни Межидов, ни Бараев свои подразделения не распустили, но вывели их из Грозного и избрали своей основной базой Урус-Мартан, город, контролировавшийся «ваххабитами»-братьями Ахмадовыми.

При этом с ямадаевско-кадыровской  стороны в отношении «ваххабитов» начался террор, выражавшийся в похищениях, пытках и убийствах. Точная статистика, насколько мне известно, не велась, но, если влиятельных «джамаатовцев», часто после пыток и унижений, ещё удавалось выкупить (например, известного в своё время амира Ису Такбира, которого ямадаевцы, в частности, побрили стеклом), то, как минимум, несколько человек так и пропали без вести.

Таким образом Джамаат Ичкерии, состоявший из нескольких джамаатов, в том числе «Абдульмаликовского» и «Бараевского», оказался в жёсткой оппозиции к режиму Масхадова.

Через годы после этих событий у некоторых джамаатовцев появилась тенденция обвинять в этом расколе только Джамаат. Возникли даже фразы «джамаатовцы были хариджитами, вышли из подчинения правителю» и т.п.

По всей видимости, многие лидеры Джамаата были недостаточно зрелы исламски и политически, но даже и в другом случае, что они могли сделать? Сдать оружие и  сдаться на милость масхадовско-ямадаевской-кадыровской коалиции?

В любом случае, бои в Гудермесе и последующие события стали явным «антиваххабитским», то есть антиисламским переворотом в Ичкерии. Не нашедшие места в мирной Ичкерии военные джамааты в скором времени реализовали свои амбиции в походе на Дагестан летом 1999 года, который привёл к началу нового вторжения России.

После Гудермеса Ичкерия оказалась фактически на пороге гражданской войны. Я хочу напомнить гулявшую тогда в Ичкерии фразу, которую приписывали то Абдуллаху Аззаму, то Фатхи: «Если увидите, что дело идёт к войне между вами, то нападайте на внешнего врага». И эта мысль, также как песня Муцураева «Держись, Россия, мы идём!», мощная харизма Шамиля Басаева, активная деятельность «учебок» и многое другое,  стали одними из факторов, подтолкнувших джамааты к походу на Дагестан, естественным смыслом существования которых был джихад.

Подводя итог: второй этап также проходил под эгидой куфрской конституции 1992 года, которую президенты ЧРИ не трогали, и проводили свои «исламские реформы» в нарушение её норм, о чём всё время говорили последовательные ичкерийские демократы, например, Ихъяд Идигов, а теперь и другие люди, которым куфры этой конституции должны вроде бы быть очевидны.

В  то же время президент Масхадов летом 1998 года сам встал на сторону ярых врагов таухида Ямадаевых и Кадырова, которые через год, в самом начале второй войны, перешли на сторону России и нанесли тяжелейший удар по сплочённости чеченского народа и его способности к сопротивлению.  С другой стороны сам факт их предательства внёс ясность в суть этого противостояния: при том, что «ваххабиты» часто были далеки от исламского идеала, подавляющее большинство их отдали свои жизни в джихаде, в то время как те люди, на которых сделал тогда ставку Масхадов, предали и его и свой народ.

*****

Третий этап, о переходе к которому интересно рассказал Абу-ль-Валид Аль-Гамиди, начался в июле 2002 года, когда после почти трёх лет войны две структуры сопротивления – «Государственный комитет обороны» Масхадова и «Высший военный маджлисуль шура» Басаева и Абу-ль-Валида (который сменил погибшего Хаттаба), после принятия Масхадовым выдвинутых ему условий, объединились под руководством Масхадова.

Среди условий были и изменения конституции 1992 года. Эти изменения были внесены и получили название «Дополнения и поправки к действующей Конституции ЧРИ«. При всём уважении к намерениям и стараниям авторов этого документа, нельзя не признать, что выглядит он сыро и не решает многих из тех проблем конституции 1992 года, о которых мы уже говорили. Этот документ является не новой конституцией, отменившей предыдущую, а лишь «дополнениями и поправками» к «действующей», то есть куфрской конституции 1992 года.

Можно предположить, что люди, требовавшие изменений конституции в 2002 году, просто её не читали до конца, так же как, скорее всего и некоторые из тех, кто требуют сегодня уважения к этой конституции.

Тем не менее, это был огромный шаг на пути дальнейшей исламизации чеченского сопротивления, и, естественно, сторонниками демократии и секуляризма он был воспринят как попытка государственного переворота, тем более что по конституции 1992 года изменения в конституцию может вносить только парламент ЧРИ, и таким образом с точки зрения конституции, все эти «поправки и дополнения» были незаконны.

Ещё одним важным условием «низама 2002 года» было лишение амира ГКО ВВМШ права единолично принимать решение «по важным государственным вопросам». Хотя в отрыве от ситуации оно выглядит просто бредово – во время войны отменить в войске единоначалие, – но было вызвано недоверием к самому Масхадову со стороны других амиров.

И хотя некоторые люди преподносили и преподносят «низам 2002 года» как выдающийся, «победивший фитну и поставивший точку во всех спорных вопросах», Абду-ль-Халим Садулаев вскоре после этого поручил сформированному за границей «Совету алимов» разработать программу по дальнейшему реформированию Ичкерии и всего исламского сопротивления.

Важнейшей характеристикой этого этапа, о которой почему-то часто забывают, является то, что фактически независимое чеченское государство на момент принятия «низама 2002 года» уже прекратило своё существование, так как его территория была оккупирована, и сопротивление велось исключительно в форме партизанской войны. Сам маджлис 2002 года, не смотря на его представительность и важность,  проходил буквально в лесу, потому что населённые пункты находились под контролем кафиров и муртаддов (в отличие от первой войны, когда Дудаев или Яндарбиев могли собирать свои советы в сёлах, в более-менее подходящих условиях).

Также надо отметить, что «низам 2002 года» объединил не всех ключевых чеченских командиров. Так, в него не вошли и не присягнули Масхадову Абду-ль-Малик Межидов и Хамзат Гелаев, фигуры достаточно влиятельные.

Краткие итоги:  территория Ичкерии на этом этапе уже была полностью оккупирована, и государство сложно считать существующим.

Реформы, принятые Масхадовым, в частности, внесённые в конституцию «изменения и дополнения», не устранили полностью куфров конституции, но снизили их остроту и позволили двум крыльям ичкерийского сопротивления объединиться под руководством Масхадова.

Хотя существуют разные,  причём иногда диаметрально противоположные, оценки чеченского государства, сама тенденция его развития была, очевидно, исламской.

Не смотря на явную исламскую тенденцию и вероятные благие намерения участников этих процессов, писаный закон – конституция 1992, включал множество тягчайших противоречий исламу,  и поправки 2002 года не смогли устранить этих противоречий.

5
Оставить комментарий

avatar

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.

  Подписаться  
Уведомление о
Donald Duck
Гость
Donald Duck

Извини, пароль не сохранил, можешь ещё раз прислать.

Дауд
Гость
Дауд

Ассаламуалейкум братья. Может не стоит так набрасываться на братьев, которые пытаются что-то сделать используя эту конституцию. Мы же знаем, что если они щас начнут пытаться что-то сделать под знаменем таухида, то их всех закроют.
Если они будут использовать Ичкерию и ее конституцию для того, чтобы помогать братьям, тех, кого хотят депортировать в руки Кадырова, или в общем чеченцам Европы, разве не будет от этого огромное благо ?

А конституция, ее вообще никто не читал даже. Она ни для кого ничего не значит, но ее наличие может помочь не дать кафирам закрыть любую более менее «официальную» организацию чеченцев.

Donald Duck
Гость
Donald Duck

Ва алейкум ас-салам. Брат, это распространенное заблуждение. Давай подумаем, а много ли было помощи светской Ичкерии, от кого и в какой-форме она была? От кафиров Запада она была в основном словом и минимальной, США была полностью на стороне РФ, где-то были симпатии чеченцам, но это единицы людей.

Помощь словом была в основном из стран Восточной Европы и от мусульман словом и делом из разных уголков планеты.

Сменили светскую Ичкерию на Шариатскую и затем на Имарат и что поменялось? Осталась поддержка словом от т.н бандеровцев и в какой-то форме от мусульман. Отдельные личности в мире с демубеждениями иногда, что-то позитивное про мусульман Кавказа говорят.

Кафиры Запада поменяли свое отношение к Чечне в 2001 и чеченцы и тем более муджахиды здесь вообще не причем.

Светские куклы вроде Закаева, как раз и нужны, чтобы в нужное время играть в демопозицию, как раньше в чеченскую опозицию, чтобы не допустить создание самостоятельного гос-ва на Кавказе, тем более основанного на Шариате. Поэтому игра в умеренность заведомо проигрышна.

Мое мнение, братьям в Европе стоит сосредоточиться исключительно на трех вещах — правозащита и юридическая помощь братьям, образование и помощь в устройстве в высшие заведения, создание бизнесов чтобы дистанционно предоставлять возможность своим братьям и сестрам на Кавказе зарабатывать деньги, не унижаясь перед кафирами РФ. Это три важных направления для деятельности, в политику лезть не надо. Тем более устраивать сходки про создание/возвращение гос-ва на Кавказе тоже не стоит, потому что это гос-во будет всегда входить в идеологическое противостояние с Западом.

Donald Duck
Гость
Donald Duck

Маленькое дополнение к уже написанному. Кто Ичкерии помогал с оружием в руках? УНА-УНСО и исламские фундаменталисты со всего мира.

Ничего про вооруженную помощь демократов и либералов не слышал и убежден, что не услышу.

США кинула Польшу, страну НАТО, со сбитым в 10-м году самолетом и убитой вместе с президентом элитой страны. Молчали, чтобы не портить отношения с Россией. Все что надо знать о великой сверхдержаве современности, цене подписанных с ней бумажек и куда нас зовут евроичкерийцы.

Donald Duck
Гость
Donald Duck

Извини, брат, в суете забыл сообщить. Все в порядке.