Comments: (2)

Не ищите счастья у кафиров!

Category : Трибуна

От того, что проблема замалчивается, ее решение не становится ближе.

И то, что сейчас все чаще появляются публикации на тему нежелательности отъезда в кафирские страны, если существование на Родине прямо не угрожает жизни семьи – уже шаг к тому, чтобы проблема воспитания детей в кафирской среде была поднята и получила бы более широкое и серьезное обсуждение.

Если говорить о публикации «Хукм переселения в кафирские страны», многоуважаемый Шейх, да помилует его Аллах, описывает ситуацию чрезвычайно мягко и деликатно.

Возможно, здесь нужны конкретные примеры того, с чем сталкиваются мусульмане в землях кафиров.

Если обратиться ко второй публикации «О фатвах про переезд в страны Запада», где рассматриваются вопросы надлежащего присмотра за детьми и как можно большей изоляции их от окружающих, это и вовсе нереально, учитывая социальную политику кафиров.

Что значит в Европе изолировать детей от общества?

Де-факто со дня подачи прошения об убежище ребенок становится собственностью государства, которое о нем по-своему заботится.

Попадая под опеку тагута, семья, получившая убежище, находится под пристальным вниманием.

Дело даже не в том, что родители не имеют достаточно времени на беседу с детьми, а в том, что дети со временем приучаются  вести двойную жизнь: дома они знают и умеют вести себя в той парадигме, которую им выстраивают родители, в школе и на улице – приспосабливаются и ведут себя так, как требует большинство.

И, видит Всемогущий Аллах, что я бы хотела ошибаться, но многие согласятся с тем, что реальность выглядит намного хуже, чем описали уважаемые авторы предыдущих публикаций.

Я лично наблюдала несколько драм, связанных с данной проблемой. Поэтому с тем, о чем пишу, знакома не понаслышке.

Со временем детям кафиры вдалбливают, что тагут лучше сумеет защитить их права, и то, о чем постоянно говорится родителями, для очень многих теряет авторитетность.

После того, как родители получают от учителей замечания, что их несовершеннолетний ребенок непристойно ругается, курит, пропускает уроки, хамит учителям, дома нужны соответствующие внушения.

Но ребенок либо говорит, что так делают все, либо замыкается в себе.

На другой день в школе его опрашивают в какой форме проходила беседа дома: не ругали ли его, не применяли ли насилие?

Если ребенок скажет нечто, что может показаться тагутским учителям чрезмерным, такая семья ставится на строжайший учет, а в случае повторных инцидентов из нее изымаются все дети.

Более того, собеседование с ребенком может проходить прямо в присутствии родителей.

При этом ему говорят, что до 18 лет он должен слушаться родителей, а уже когда станет самостоятельным, может сам устраивать свою жизнь.

Если же более взрослый подросток обращается в кризисный центр и говорит, что его дома бьют, заставляют одеваться соответственно мусульманской религии, (хотя зачастую, чтобы детей приняли в центр, им приходится сгущать краски), то из семьи также после расследования могут изъять детей.

Жалобы на то, что родители заставляют носить платок или платье вообще рассматриваются как элемент деспотизма.

Что касается одежды, то нередки случаи, когда, отойдя от дома, девушка просто снимает платок, а в школе меняет юбку на брюки, и никто не в силах обеспечивать контроль, так как сопровождать ребенка от звонка до звонка родным никто не позволит.

Ни о каком разделении полов речи само собой вообще идти не может, и в играх на переменах происходит фактически контактное смешение полов.

Привожу фрагмент интервью русско-«чеченской» писательницы Полины Жеребцовой, издающейся в том числе в Русне, от которой она получила  в Финляндии политическое убежище. Вот ее ответ на вопрос журналистки русской службы финского издания yle:

– У вас довольно жесткие взгляды на миграцию из-за пределов ЕС, как
мне показалось, несмотря на то, что вы сами переехали в Финляндию и жили какое-то время в лагере для беженцев в Суоми. На чем основывается такое отношение?

— Финское общество благотворно влияет на эмигрантов, однако не все люди соблюдают закон, некоторые привозят издалека «свою культуру», верней, ее полное отсутствие, поскольку они являются выходцами из тоталитарных сообществ. Есть беженцы, которые живут кластерами, слушают духовных наставников, не принимают европейские ценности. Поэтому финнам, да и другим европейцам с некоторыми беженцами не очень просто. В некоторых республиках Кавказа, в странах Ближнего Востока, в странах Африки, нередко практикуется страшное и жестокое обращение с девочками, например, женское обрезание. Детей воспитывают в строгости, применяют телесные наказания. Также практикуется «убийство чести», когда брат, дядя или отец может убить девушку или женщину, которая, по их мнению, опозорила род: не носит традиционную одежду, встречается с мужчиной другой национальности или еще совершает еще какой-то незначительный проступок с точки зрения европейца. Подобные «традиции» беженцы привозят с собой и свято чтут. Я считаю, что нужно проводить более глубокую интеграцию, чтобы дети и внуки выходцев из тех мест, где права и свободы для женщин отсутствуют, уважали и принимали законы Европы. Я не замечала, чтобы финские женщины в чем-то уступали мужчинам, они успешны, хорошо зарабатывают, а мужчины с легкостью могут воспитывать детей и помогать по дому, когда это требуется. Здесь есть равноправие!», — считает Жеребцова.

И со временем дети воспринимают это как норму и несут эту «норму» во взрослую жизнь.

Вот что говорит в пользу того, чтобы, если уж семья и решится покинуть родину, то отъезд в кафирские страны  наименее желателен.

То же самое касается курения и пристрастия к алкоголю и наркотикам.

И это при том, что подобное происходит в школах, где кафирских детей может быть меньшинство, а основная масса – выходцы с Ближнего Востока, с  африканского континента,  из  Афганистана и других стран, где Ислам является религией большинства.

Дети мгновенно переходят на кафирские рельсы, если так можно выразиться и в более старшем возрасте на простое замечание взрослых отвечают, что в Европе детей не ругают и им все разрешено.

Беседуя с одними добропорядочными родителями, психолог сказал, что их проблема встречается в 90 процентов случаях в мусульманских семьях, приехавших в Европу.

В некоторых странах, в частности, в странах Скандинавии, достигшие 18 лет, считаются абсолютно самостоятельными, и формально у семьи пропадают рычаги воздействия.

В реальности же ситуация, конечно, остается проблема, которую разные люди решают по-разному, увозя детей домой, либо пытаясь устроить их жизнь с минимальными моральными издержками для репутации семьи.

За небольшим исключением, от ментальности детей ничего не остается, и никакие каникулярные поездки на родину помочь не могут.

Конечно, есть примеры, когда молодежь вразумляется по Воле Всемилостивого Аллаха, но есть более ужасные случаи, когда подростки уходят в среду т.н. «плохих парней» и «плохих девчонок», сожительствуя и развратничая.

У детей со временем теряются такие понятия, как стыд и запрет. Потеря этого предела и является основой в воспитании кафирами своей молодежи.

В данном случае нельзя сбрасывать со счетов и темперамент, который у детей из арабских стран и с Кавказа отличен от темперамента тех же скандинавов. И особенности физиологического взросления  детей из южных стран также не исчезают с их появлением в новых землях. И в то время, когда девочке нужно выйти замуж, она еще учится в школе, а родители или родственники планируют дать ей высшее образование.

Здесь необходимо обратить внимание на еще одну немаловажную деталь в виде смартфонов и компьютеров, без которых невозможен учебный процесс. Да и отсутствие у ребенка более менее престижного телефона сразу отбрасывает его в среде сверстников на самый низший уровень. Если даже представить, что родители убедили ребенка пользоваться обычным телефоном, то он будет черпать запретное из интернета в смартфонах друзей. При этом беспроводной интернет доступен повсюду, а сами препоны только усиливают жажду познать вкус запретного плода.

Плюс ко всему незаметно подлетает и время, называемое переходным возрастом, когда протест становится некоей потребностью. И, если вне дома харам имеет абсолютную доступность, уберечь ребенка практически невозможно.

Эту тему пару лет назад пытались поднимать секуляристы с националистическим уклоном, но все кончилось обвинением друг друга в провокаторской деятельности и очернении кавказской молодежи.

Однако, корнем самой проблемы являются даже не столько кафиры, которые живут по своим нормам, устраивающим их, сколько те, кто находится дома и мечтает выехать, чтобы заработать и дать детям образования, а также пользоваться возможностями европейской медицины и социальной инфраструктуры.

Там, дома сложились устойчивые мифы, например, о том, что если родить ребенка уже непосредственно в Европе, то он автоматически станет гражданином страны пребывания соискателя убежища. Это не так, потому что для гарантированного гражданства нужно, чтобы один из родителей был гражданином этой страны. Однако иногда женщины решаются на чрезвычайно сложные путешествия, подвергая опасности не только себя, но и будущих детей.

Жаль, что в силу невозможности для широких масс людей читать издания, запрещенные на Кавказе, многие этих опасностей для себя не узнают.

Тему нужно поднимать в таких ресурсах как youtube и всевозможных мессинджерах, которыми люди могут пользоваться.

Видео разгоняются  в сети намного быстрее. Да и рассказывать об этом должны те, кто является авторитетом для слушающих.

Мифы, привозимые беженцами, доходят до того, что, например, во время собеседования в миграционной службе нельзя пить воду, которую человеку предлагают, так как туда якобы подсыпают сыворотку правды, после чего соискатель вместо легенды о своем преследовании начинает говорить правду о том, что приехал вовсе не по политическим причинам, а по экономическим или социальным.

И беженцы едут и едут, трудоспособные, с маленькими детьми, которых уже на стадии соискания убежища, если сроки затягиваются на годы, кафиры устраивают в детсады и школы.

Предварительно я имела беседу на эту тему с беженцем, прожившим на чужбине несколько лет, который сказал буквально следующее и дал разрешение на публикацию его слов: «Насколько я знаю, например, в Финляндии экономических беженцев намного больше, чем политических. Они должны знать, куда едут и что их здесь ждет. Здесь нужно или жить по закону страны, или не приезжать вообще. И если они не уверены, что смогут правильно воспитать детей, пусть сидят дома и растят их до такого возраста, когда те уже смогут избежать многих соблазнов и только потом посылают их в Европу учиться или работать. А соблазнов порой трудно избежать даже взрослым людям. Я говорю, что я знаю. А когда они приезжают и просят написать им легенду для миграционной службы, тут уж, извините меня», — говорит мой собеседник.

Безусловно, есть и те, кто находит силы с помощью правильного построения графика занять детей спортом и привить им правильные ориентиры, но подавляющая часть сталкивается с неразрешимыми проблемами.

И из-за того, что многие пытаются закрывать глаза годами на надвигающуюся катастрофу, вместо того, чтобы хватать детей и возвращаться, проблемы усугубляются и на поздней стадии становятся позором для семьи и гибельным путем для детей.

Один маленький пример, насколько кафирская система заточена на растление личности: Если человек, приходя в магазин, просит продать ему дорогой пылесос в кредит, ему могут отказать по причине небольшого дохода или отсутствия достаточного заработка. Но, если человек хочет купить айфон, который может быть дороже того самого пылесоса, ему продадут технику без всяких возражений.

Каждый год, вспоминая депортацию в Казахстан, умудренные жизнью люди говорят о том, что она подорвала устои и нарушила ментальные коды народов Кавказа. То же самое касается и многовековой русской оккупации.

Однако, нынешнее переселение, эта вынужденная депортация, имеет в сотни раз более разрушительные последствия.

Марьям Строкина

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Comments 2 комментария

Ассаляму алейкум.
Допустим, автор прав и все противники переезда в западные страны правы. Я побывал в нескольких странах, в том числе России, Кавказе, Европе, Средней Азии.
Хорошо, автор а куда бежать например из России, скажем из Чечни или из КЧР, в Москву? Или в Тюмень? Россия такая же кафирская страна как и Франция. Впрочем и Чечня субъект кафирского государства хотя там есть мечети. Но мечети есть и в Англии! В Москве 4 мечети а в Лондоне около 300! В Дагестане есть бордели под видом саун. В Казахстане водку пьют и мужчины и женщины, даже старухи.
Я не про экономических беженцев, а про людей преследуемых властями в РФ, на Кавказе. Куда им бежать? В Казахстан, в Узбекистан? В Грузию? В Турцию? Может, в Сирию? Или в Афганистан?
Вы говорите про одну часть проблемы но не говорите про решение, куда податься этим людям

Не все народы Кавказа выселили, дагестанцы, которых не выселяли, сильно деградировали.
Кабардинцы, черкесы, балкарцы не были выселены, но обрусели сильнее, чем аварцы или ингуши.
Высылка ли подкосила моральные устои народа?
Рад бы поселиться в Чечне но кадыровский режим мне не по вкусу

Post a comment

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: