Comments: (3)

Вспомним о мусульманах Востока 

Category : Отдел писем

1. Что мы знаем о мусульманах на Востоке

Сегодня мы часто слышим про то как китайцы угнетают и унижают мусульман уйгуров в Восточном Туркестане, наверное, многие из нас только недавно узнали что в такой далекой стране как Китай могут жить мусульмане. Однако Ислам в Китае имеет очень древние корни, первые мусульмане там появились даже раньше чем в некоторых землях Кавказа.

Здесь хочется описать не только исторические  событий, но и то, как все дошло до такого положения.

Для начала расскажем, сколько мусульман проживает в Китае и на каких языках они там разговаривают.

Сразу отдельно выделим из остального Китая Восточный Туркестан, который китайцы прозвали Синьцзян (в переводе “новая граница”), потому что уйгуры обидятся, если их страну причислят к Китаю. Помимо уйгуров в Восточном Туркестане проживают другие мусульмане, преимущественно тюрки, то есть кыргызы, казахи, узбеки, татары и другие. Также там живут так называемы памирские таджики и многие из них исмаилиты. Восточный Туркестан был покорен китайцами в 18 веке при императоре Цянь Луне, до этого страна была представлена разными княжествами, где правили султаны и ханы.

Однако в самом Китае тоже живут мусульмане, и их там немало, примерно будет 50-70 миллионов, если не больше. И  ислам и мусульмане там имеют свою богатую историю. В первую очередь крупным мусульманским народом внутреннего Китая являются хуэйцзу – это китаеязычные мусульмане, кстати в Средней Азии они тоже живут, где их называют дунганами. Этот народ имеет довольно интересное происхождение. Многие из них это потомки арабов, персов, тюрков и индусов, которые попали в Китай по самым разным причинам, кто-то торговал, кто-то воевал, а кого-то в качестве пленных привезли туда монголы. Также в состав этой группы входят непосредственно китайцы, принявшие Ислам. И долгое время эта этническая группа находилась  на особом счету в Китае. Многие ее представители были богачами, воинами и даже адмиралами флота. В основном они пррживают в провинциях Ганьсу и Юньнань, где у них получалось в ходе восстаний на время даже устанавливать свои государства с султанами.

Также в Китае проживают монголоязычные мусульмане дунсян и баоань, которые в основном проживают в провинции Внутренняя Монголия и Ганьсу, что самое интересное в самой Монголии их практически нет.

Дунсян и баоань крепко держится Ислама, и по менталитету и образу жизни они очень похожи на хуэйцзу-китайских мусульман. История этого народа берет свое происхождение от потомка Чингисхана монгольского князя Ананда Хана. Этот славный герой Ислама из монгольского народа был таким же как и его родственники Берке Хан и Узбек Хан, которые распространяли Ислам среди подданных. И представители народов дунсян и баоань являются потомками его воинов, которые служили ему. Да будет доволен Аллах теми, кто в самом логове мушриков веками придерживался Ислама.

Есть еще один тюркский мусульманский народ, проживающий в провинции Ганьсу, и частично в Восточном Туркестане, это салары. Уйгуры их хотят причислить к себе, однако они отличаются от них происхождением и культурой, по языку они ближе к туркменам. В 50-е годы многие салары воевали против китайской красной армии.

Есть еще более мелкие мусульманские народы живущие в Китае. На острове Хайнань проживают уцулы, которые говорят на малайском языке, а также есть еще качи, это тибетские мусульмане, но их очень мало, и многие из них вместе со своими соплеменниками мушриками бежали из Тибета в Индию (у китайцев и тибетцев имеются давние проблемы).

Мусульманских народов живущих на территории нынешней Китайской Народной Республики свыше 10, и очень удивительно и печально, что среди них нет единства.

В настоящее время ислам в Китае исповедуют следующие тюркские народы: уйгуры (10-12 млн. человек), казахи (2 млн. человек), киргизы (300-400 тыс. человек), узбеки (15-20 тыс. человек), татары (10-12 тыс. человек), мусульмане исмаилитского толка – ираноязычные или памирские народы (сарыкольцы, эйну, пахпу, ваханцы), а также таджики (45-50 тыс. человек), монголоязычные народы – дунсяне (260 тыс. человек) и баоань (12 тыс. человек).

2. Начало

До 1644 года мусульмане, жившие в Китае, жили без всяких проблем, они торговали, молились, вели свой образ жизни и жили обособленно от остальных китайцев. Никто им не мешал и не трогал их. Однако в 1644 году к власти в Китае пришли родственные монголам маньчжуры, которые установили династию Цин, правившую там до 1911 года. Манчжурия это степной край, куда исторически входит и Приморский край. И эти мушрики маньчжуры стали массово притеснять Ислам и мусульман, что естественно вызывало ответные восстания и бунты, в которых лилось очень много крови.

Если мусульмане, жившие внутри Китая, вынуждены были жить под властью язычников, в силу своего положения, даже несмотря на сопротивление, то мусульмане Восточного Туркестана тем более не захотели видеть на своих землях незваных гостей. Однако отсутствие единства среди мусульманских правителей и военная мощь Цинской империи сделали Восточный Туркестан частью Китая… Кстати отсюда и возник термин Восточный Туркестан, тогда как Западный Туркестан (Узбекистан, Таджикистан, Кыргызстан, Казахстан, Туркменистан) вскоре станет частью Российской Империи. Само слово Туркестан означает «страна тюрков» из-за преимущественного проживания там тюркских народов, за исключением персоязычных таджиков.

Но не надо думать, что китайская агрессия угомонилась на Восточном Туркестане. Эти варвары пытались и дальше продвинутся на Запад, в земли, где проживают казахи, киргизы, узбеки и таджики. Однако казахский хан Аблай в одном из сражений заманил китайские войска вглубь степи и нанес им поражение. Также попытка китайских войск покорить Ташкент и Ферганскую долину закончилась сокрушительным поражением от объединенного войска мусульман, к которому еще подоспели афганские войска, посланные туда царем Афганистана Ахмад Шахом Дуррани. Несколько тысяч цинских солдат было уничтожено, более того Ахмад Шах не хотел останавливаться на этом, он сам хотел освободить Восточный Туркестан от китайцев, и даже отправил письмо им, чтоб они убирались оттуда поскорее, однако по воле Аллаха этому великому делу не суждено было сбыться, ибо вскоре на афганцев напали сикхи, и им пришлось вести войну на своем внутреннем фронте. Однако впоследствии многие афганцы продолжали участвовать в освободительных движениях мусульман Туркестана.

Восстания и бунты там были частыми, больших восстаний было много, маленьких еще больше, в этих восстаниях участвовали представители разных национальностей. Многие бежали в Ферганскую долину на территорию Кокандского ханства и это стало причиной того, что многие ферганские узбеки по происхождению уйгуры.

Кокандское ханство активно помогало жителям Восточного Туркестана в их борьбе как финансово, так и отправляя войска. Также на территории ханства проживали потомки уйгурских правителей. И одному из них по имени Джахангир Ходжа очень не хотелось жить на чужбине, а хотелось жить хозяином в своей стране. Он начал вести активную антикитайскую пропаганду, отправив эмиссаров в Афганистан, Бухару и Хорезм, и естественно цинские власти это не могло не беспокоить,  и они стали требовать от кокандских властей заткнуть Джахангира. Кокандский хан ,,изгнал” его, и тот бежал к кочевникам-киргизам, которые приютили его. Их князь Тайлак-батыр отказался выдавать его китайцам, и китайцы в качестве карательной меры отправили отряд во главе с генералом  Баянбату, который вырезал целое киргизское село, не оставив никого в живых. Но обратно эта банда убийц уже не вернулась, киргизы вместе с Тайлаком погнались за ними и всех до одного отправили вечно греться в Адское пламя. Сам генерал Баянбату избежал карающего меча,  успев совершить самоубийство.

Затем Джахангир и Тайлак, собрав первоначальное войско из кочевников в 1826 двинулись на Кашгар, по пути к ним присоединилось очень много добровольцев, как местных так и приезжих, также к ним присоединилась регулярная армия Кокандского ханства. После этого объединенное войско мусульман атаковало Кашгар и в результате упорного штурма захватило его. Свыше десяти тысяч китайских захватчиков было уничтожено, а колониальная администрация закрылась в цитадели, и чтобы не попасть в плен решила взорвать себя вместе с бочками пороха.

Однако все это длилось относительно недолго. Пекин не собирался терять Кашгар и отправил туда новые отряды.  В одной из битв часть китайских солдат одела среднеазиатские халаты и тюрбаны, и просочившись вглубь войска мусульман, устроили там панику и раздор, и моджахеды потерпели поражение, Кашгар пал, Джахангир Ходжа вынужден был бежать, однако вскоре одна мунафикская крыса за китайские подачки выдала его кафирам, которые увезли его в Пекин, где после долгих унижений и пыток подвергли жестокой казни.

Тем временем Кокандское ханство отправляет свои войска на земли киргизов и казахов, выставив там свое гарнизоны. Вся территория Кыргызстана и Юго-Восточного Казахстана оказалась под властью кокандцев, все эти меры были приняты для того, чтобы пресечь китайское вторжение. Ибо сами кочевники вряд ли могли бы самоорганизоваться для отпора большой державе.

Однако на поражении Джахангира Ходжи сопротивление далеко не закончилось. В  50-годы 19-го веке в Китай охватывают проблемы в виде Опиумных войн и Восстания Тайпинов, что очень сильно расшатало и ослабило империю. Мусульманам подобный расклад был на руку.

В 1862 в самом Китае в провинциях Шэньси, Ганьсу, Юньнань мусульмане хуэйцзу подняли мощное восстание, которое вошло в историю человечества как одно из самых кровавых, где с обеих сторон погибло свыше 15 миллионов человек. В ходе этого восстания были созданы султанаты, где правилось по законам Шариата. Перед самим восстанием пошел слух, что китайское правительство хочет разоружить и вырезать хуэйцзу, однако те решили не рисковать и пошли на опережение, и вырезаться начали уже сами китайцы. В провинции Юньнань (на границе в Вьетнамом) вождь повстанцев Ду Вен Сю провозгалсил себя султаном Сулейманом и отправил об этом весть, и по всему исламскому миру с радостью писали, что страна язычников стала страной Ислама. Однако китайцы перешли в контрнаступление, получив оружие и деньги от европейских держав. В подавлении восстания помогли и некоторые мунафики, в частности представители некоторых суфийских орденов тоже сражались на стороне китайцев против повстанцев.

В ходе подавления восстания язычники вырезали все живое, миллион мусульман стали шахидами, выжили те, кто успел сбежать. Особенно зверствовал генерал Цзо Цзутан, действия которого возмутили даже самих китайцев. Какая-то группа мусульман сумела спастись приняв буддизм… До сих пор в Китае живут буддисты киргизской и уйгурской национальности, и некоторые из них, будучи буддистами продолжают отмечать Ид аль Фитр и Ид аль Адха, единственное что осталось у них от предков….  Многие китайские мусульмане бежали в Среднюю Азию, которая к тому времени уже находилась под властью Российской империи.

В 1865 году на помощь восставшим в очередной раз кашгарцам, Кокандское ханство посылает туда войсковой корпус во главе со своим офицером ЯкубБеком, который раньше был наместником города Ак Мечеть (нынешняя Кызыл Орда в Казахстане). Как раз это восстание совпало с массовым восстанием мусульман внутри Китая, которое мы упомянули выше.

Якуб Бек для Восточного Туркестана был примерно как имам Шамиль для Кавказа. Это был действительно сильный лидер, который построил там мощное исламское государство, которое просуществовало более 10 лет. Помимо Шариата, он создал там экономику и регулярную армию, а всех живших там язычников и пленных китайцев обратил в Ислам (некоторые из которых приняли ислам неискренне, но об этом позже). К сожалению имели место случаи столкновения между моджахедами тюрками (уйгурами, киргизами, казахами) с одной стороны и китайскими мусульманами с другой. Отчасти это связано с тем, что некоторые хуэйцзу служили в китайской армии и помогали китайцам в оккупации Восточного Туркестана.

Отдельного внимания заслуживают взаимоотношения Якуб Бека с Османским Халифатом. Якуб Бек официально присягнул Халифу Абду-л-Азизу и отправил к нему посольство со своим братом. Халифат тоже в долгу не остался и в ответ отправил Якуб Беку титул эмира, а также дорогие подарки, ну и самое главное хорошее качественное немецкое оружие, скорострельные винтовки, револьверы, артиллерию включая по некоторым данным даже дальнобойную пушку Круппа. Наряду со всем этим добром в Восточный Туркестан отправилось множество турецких офицеров, которые ввели в армии Якуб Бека османские (считай современные европейские) военные порядки. Часть полков стала носить турецкую военную форму.

Однако отдалённость Восточного Туркестана от Турции все-таки сыграла на пользу китайцам. К тому же мусульмане получили новый удар с Севера, от России… К 60-70 годам русские войска покорили практически всю Среднюю Азию в том числе и Кокандское ханство, которое часто помогало уйгурам, то есть надежный тыл был просто-напросто уничтожен. Более того русские войска нанесли удар по Илийскому султанату, который был создан в результате восстания, и захватили город Кульджа. То есть китайцы получили хорошую поддержку от России. Восстание Якуб Бека также было подавлено, а он сам погиб при неясных обстоятельствах. Также неожиданным ударом оказались восстания мунафиков в тылу. Как написано выше, Якуб Бек обратил в Ислам всех проживавших в Восточном Туркестане кафиров, и, как оказалось, не все из них приняли религию Аллаха искренне. А ведь Якуб Бек их сразу зачислил после принятия Ислама в огнестрельные войска, тогда как большая часть тюркских муджахедов продолжала воевать лишь мечами и луками со стрелами.

К концу 19 века Россия и Китай разделили Туркестан на Западный и Восточный, похоронив все надежды на свободу и независимость местных жителей. Однако восстания и бунты продолжались.

В 1931 году в городе Кумул снова вспыхнуло мощное восстание из-за того, что китайский чиновник женился на мусульманке. В бунте приняли участие все народы, населявшие Восточный Туркестан. Даже язычники-монголы присоединились к восстанию мусульман. На помощь восставшим из внутреннего Китая пришли бойцы 36-дивизии китайской армии, которая состояла из китайских мусульман во главе с Ма Чжунином, и которая по боевым качествам была очень сильна и организована. В китайской армии мусульмане хуэйцзу были на особом счету, из них часто создавались кавалерийские отряды, и их подразделения были китайским вариантом Дикой Дивизии. Бойцы Ма Чжунина и местные повстанцы сметали китайские отряды как хлебные крошки со стола. Особенно если учесть тот факт, то в самом Китае в те дни шла гражданская война, то Пекину далекий Восточный Туркестан был не нужен на тот момент. Также к повстанцам присоединились бежавшие из Средней Азии муджахеды-басмачи, сражавшиеся с Советской властью.

Китайская армия тоже представляла из себя на тот момент сборище оборванцев, которые даже стрелять не умели толком, коррупция страшно разъедала её.  Но у них был сильный козырь, к которому потом присоединится козырь посильнее и поопаснее. После гражданской войны в России в Китай, в том числе и в Восточный Туркестан, бежало множество белогвардейцев включая казаков Дутова, Анненкова, Семенова и других атаманов. Это были опытные солдаты за плечами которых были фронты Первой Мировой и Гражданской войн.  Вот их китайцы и решили использовать против муджахедов, в случае отказа припугнув их депортировать в СССР. С ними мусульманским войскам пришлось намного труднее нежели с дезорганизованной китайской армией.

Руководители восстания были тоже людьми разной акыды и разной ориентации. Были просто авантюристы, были агенты иностранных разведок, были националисты, были коммунисты, но были и искренние единобожники, желавшие Шариат.

Свои интересы преследовали в восстании англичане и японцы, которые помогали разным группировкам.

В Кремле одна часть коммунистов желала поддержать восстание, надеясь, что это восстание вскоре поднимет красное знамя, и что через это восстание можно будет сделать экспорт социалистической революции в сторону Китая, и действительно часть вождей повстанцев ожидала от СССР поддержки.

Однако преобладание исламской составляющей в рядах повстанцев, и в особенности участия в нем басмачей, то есть тех, с кем только вчера сражались советские войска, предопределило исход событий не в пользу экспортеров мировой революции. К тому же повстанцы во главе с шейхом Сабитом Дамуллой Абду-л-Баки провозгласили Исламскую Республику Восточного Туркестана, также наряду с ним в городе Хотан мусульмане во главе с Мухаммад Имин Бугра построили Хотанский Эмират, где всех проживавших китайцев обратили в Ислам.

Было решено подавить восстание самым жестоким образом. На помощь дезорганизованным китайским войскам отправились бронетанковые и авиационные соединения одетых в белогвардейскую форму солдат. Только на самом деле это были не белые, а красные. Группировка войск, созданная из подразделений РККА и ОГПУ вторглась в Восточный Туркестан на борьбу с мусульманами. Чем-то напоминает операцию ВКС РФ в Сирии…

И случилось то, во что очень трудно поверить, вчерашние враги белые и красные в одном ряду стали сражаться против мусульман. Белым обещали, что в случае победы над врагом они будут прощены и смогут вернуться в СССР.

Для чего СССР устроил весь этот цирк? Чтоб как и сегодня не прослыть агрессором, и чтобы не вызвать возмущения других держав. И советским солдатам и чекистам на время пришлось обращаться друг к другу согласно манерам царской армии. Советско-китайские войска сокрушали муджахедские отряды, а те ничего не смогли противопоставить со своими саблями и конями против бронетехники и авиации.

К тому же китайский наместник Шэн Шицай вместе с НКВД сумел внести раскол среди повстанцев. Его агенты связались с командиром китайских мусульман Ма Чжунином и командиром уйгуров Ходжа Ниязом, и каждому из них пообещали уступки и льготы, в частности власть и управление на обширной территории. И все это привело к тому, что муджахеды стали сражаться друг с другом, причем с большим ожесточением… Как печально… Некоторые командиры китайских моджахедов оказались сторонниками Гоминьдана и для них участие в газавате было в первую очередь не ради Ислама, а ради единства демократического Китая против СССР и его наместника и сепаратиста Шэн Шицая.

На потрепанных в междоусобицах мусульман наступила карательная орда советско-китайских войск и подавила восстание. Лидеры Исламской Республики Восточного Туркестана и Хотанского Эмирата были казнены либо бежали в Индию и Афганистан.

Однако в 1937 году мусульмане тюрки и хуэйцзу снова восстали против режима Шэн Шицая, и опять не обошлось без активного вмешательства всей советской мощи. Советские самолеты разбомбили города Хотан и Кашгар, а их танки дошли аж до индийской границы. Даже в официальных своих документах красноармейцы отмечали не только убитых в битве и плененных, но и сколько врагов было убито из числа попавших в плен. Весь этот кровавый сброд “ихтамнетов” был назван “киргизским отрядом” и был одет в киргизскую национальную одежду.

Теперь думаю можно понять благодаря чьей помощи китайцы так легко смогли удержать Восточный Туркестан, и на этом помощь медведя дракону не закончилась…

Китайская деспотия была воистину невыносимой, причем неважно в каком проявлении, имперском, гоминьдановском или коммунистическом. В 1944 году мусульмане снова подняли бунт против властей. Однако тут появились некоторые нюансы. Шэн Шицай, который долгое время был советской марионеткой, вдруг резко изменил направление своей политики. Он разорвал все отношения с СССР и переметнулся к Гоминьдану. Естественно Советский Союз не мог простить такое предательство своему холопу, и решил восстание мусульман против его диктатуры поддержать. Для этого НКВД заслал своих агентов в ряды повстанцев, а также начал отправлять вооружение, бронетехнику и прочую помощь. Крупное войсковое вторжение СССР пока не мог организовать, поскольку шла война с фашистами, однако НКВД сформировало несколько кавалерийских отрядов из числа граждан СССР преимущественно уйгурской, казахской, киргизской, узбекской и татарской национальностей, которые под видом добровольцев пошли сражаться с войсками Гоминьдана. Просоветскую группировку повстанцев возглавлял уйгур коммунист Ахмаджан Касыми, но других повстанцев возглавляли узбекский генерал и ученый Алихан Тура Шакирходжаев, имевший титул Имам Бухари 20 века, а также казахский лидер Оспан Батыр, и они в отличие от Касыми не были марионетками СССР и стремились видеть Восточный Туркестан независимым и под властью Ислама. После изгнания Гоминьдана Восточный Туркестан начал управляться просоветским правительством Касыми, а Алихан Тура который хотел видеть страну под властью Шариата, был похищен НКВД и вывезен в Ташкент, где он оставался под домашним арестом до конца своих дней. Оспан Батыр продолжал сопротивляться как китайцам, так и просоветским марионеткам из правительства Касыми, чья армия уже в прямом смысле этого слова ничем не отличалась от РККА, ее солдаты не только были вооружены советским оружием, но и носили советскую военную форму, да и сам Восточный Туркестан уже практически и неформально превратился в Уйгурскую Советскую Социалистическую Республику, однако очень скоро случились те события, которые в очередной раз резко изменили судьбу региона.

Сразу после окончания Второй Мировой Войны в Китае с новой силой разгорелась гражданская война между прозападным Гоминьданом во главе с христианином и масоном Чан Кайши и коммунистами во главе с Мао Цзэдуном. По понятным причинам СССР оказывал помощь последним, одним из примеров этой помощи являлась передача им всего арсенала капитулировавшей японской Квантунской армии. Коммунисты в итоге перешли в наступление и сокрушили войска Гоминьдана, изгнав их с материкового Китая на остров Тайвань и в США.

На Восточно-Туркестанском фронте это означало то, что Сталин все же в выборе между двумя коммунистами предпочел коммуниста-императора целой страны, нежели какого то туземного царька, чья сила полностью зависела от военной мощи СССР. Кремль просто напросто решил слить проект Уйгурской ССР ради укрепления отношений с Китаем, так как они были важнее.

И так получилось, что все правительство Ахматжана Касыми разом погибло в авиакатастрофе. Официальная версия был несчастный случай, неофициальная конечно же имеет множество разных слухов, один из которых что их всех вывезли на Лубянку, где за раз расстреляли, а авиакатастрофу задним числом придумали. Пока правда неизвестны, но известно что гибель всего правительства Касыми сыграла на руку как красному медведю так и красному дракону.

Новым исполняющим обязанности правителя Восточного Туркестана стал татарин Бурхан Шахиди, который сразу же объявил о “добровольном” вхождении в состав Китая.

После этого китайская армия снова вошла в Восточный Туркестан, где их уже поджидала армия бывшего правительства Касыми, а точнее говоря советские войска. Фактически в очередной раз Китай на блюдечке получил обратно то, что потерял.

Что такое коммунизм думаю объяснять никому здесь не нужно, а что такое коммунизм с азиатским варварским лицом тем более понятно. Реформы Мао Цзэдуна и Культурная Революция, которые потрясли весь Китай, не обошли и мусульман.

Однако против китайской армии продолжал сражаться казахский князь Оспан Батыр, он долго воевал, пока не попал в плен и не был расстрелян в 1951 году.

Оставшиеся без вождя казахи решили отступать, и отступать пришлось в Индию, отходить в СССР не было возможности, в Монголию с ее коммунистическим руководством тоже, поэтому только Индия оставалась, пришлось уходить на верховых животных и пешком, через заснеженные горы. Переход был очень тяжелым, выжило только около трети. Многие погибли от холода, голода, болезней, многие срывались в пропасти, сзади по ним стреляли гнавшиеся за ними китайцы. Маршрут проходил через Тибет, где миролюбивые буддисты успели убить около 2000 казахских беженцев. Исход казахов из Восточного Туркестана был пострашнее чем то, что мы сейчас слышим про рохинджей, сирийцев или палестинцев.

Они подошли к границе Индии и Пакистана, где местные пограничники их поначалу не захотели пускать, однако видя с каким упорством отступавшие казахи отстреливались от китайцев впустили их к себе в страну.

В этом плане киргизам повелзо чуть больше, многие из них ушли в Афганистан в провинцию Вахан на Памире, где издавна проживало множество киргизов.

Уйгуры кто успел бежал в разные страны, но когда режим Мао укрепился, то из страны стало сложнее выйти чем из тюрьмы. Многие из тех кто бежал, бежали в Советский Союз, где многие в итоге “осоветились”.

Кто-то бежал в Саудовскую Аравию, кто то в США и другие западные страны, в Индии было трудно находиться, поскольку индусы выжимали всех мусульман в Пакистан, а в Пакистане тоже радость не ждала, поскольку очень скоро пакистанский режим сдружился с Китаем, с соответствующими последствиями для беженцев из Восточного Туркестана, поэтому многие выбрали Турцию.

Режим коммунистического террора был очень жестоким и беспощадным. Мечети сносили и закрывали, мусульманских женщин заставляли выполнять тяжелую работу, запретили носить хиджаб и заставили стричь волосы. Восточный Туркестан стал еще больше заселяться китайцами из внутреннего Китая, и в основном это были уголовники и асоциальные элементы, которые среди своего общества считались отбросами и нигде не могли найти себя.

3. Что теперь?

Коммунисты повели очень хитроумную политику, которая оправдывает себя до сих пор. Врагами номер один стали для Китая уйгуры, тогда как китайским мусульманам внушалось, что они хорошие, они умеренные мусульмане, пусть молятся, пусть строят мечети и ездят в хадж, главное пусть будут лояльны, и пусть не берут пример с этих уйгурских бунтовщиков. То же самое китайцы делали и с киргизами, казахами, монголами и другими ранее упомянутыми в статье народами. Им тоже внушалось, что они “умеренные” только вот из-за этих уйгуров у них проблемы. Мусульман неуйгурской крови репрессии сильно не касались, кроме особых редких случаев, а вот уйгуров подавляли беспощадно.

В итоге у уйгуров стало возникать недоверие к мусульманам других национальностей и отвращение к ним, им стало казаться, что остальные просто напросто продались, а тем в свою очередь постепенно реально стало казаться, что если б не уйгуры, то им бы спокойнее жилось. Особенно надо учесть тот факт, что часть сторонников уйгурской независимости возглавляет националистический конгресс уйгуров, который поддерживает Запад, и который выступает за демократию и национализм, и которым управляет женщина без хиджаба.

Пропасть между уйгурами и неуйгурами усилилась еще больше. Даже в рядах уйгуров исламистов практически нет представителей других мусульманских народов Китая и это кардинально отличается от того, что было раньше, когда рядом с уйгурами бок о бок бились представители других национальностей. Не без помощи Компартии так получилось, что у хуэйцзу своя “умма”, у уйгуров -своя, у монголов-мусульман своя, у киргизов или казахов – своя,  тогда как быть Уммой мусульман и заявлять о своей причастности к этой Умме считается посягательством на государственный строй. Если бы все мусульманские народности, проживающие в КНР были едины, то на вряд ли до такого дошло.

А теперь весь мир узнал про концлагеря, те самые концлагеря, куда с 2016 года начали сгонять и неуйгуров.

Начались самые жестокие репрессии против Ислам и мусульман, которые сродни Реконкисте в Андалусии. Даже самый заядлый мадхалит или тарикатчик оказался бы вне закона там. Ибо хотят вытравить даже самое минимально проявление Ислама из сознания, и в лагерь можно попасть даже за такие безобидные вещи как поздравление с Курбаном или Уразой, просто сказать “ас-саламу алейкум”, или носить мусульманское имя.

Почему же китайцы дошли до такого? Наверное, кто-то скажет, ну ядерная держава и миллиард населения. А вот и ошибетесь, дело не в них, дело в мусульманах. Мусульмане сами виноваты и наделали ошибок во всех аспектах. Когда мусульмане были едины, для китайских солдат пойти служить в Восточный Туркестан было хуже штрафбата, но теперь мусульмане в этом плане упали низко.

Китайский империализм купил за кредиты правительства всех мусульманских стран и платой за эту “помощь” китайцы требуют не поднимать уйгурский вопрос. Особенно это сильно заметно по Пакистану, где уйгурам жить небезопасно.

В свою очередь уйгурские националисты, многие из которых даже акыды элементарно не знают, начинают говорить “вот ваше мусульманское или тюркское братство, всем наплевать на нас, нету никакой Уммы, оставьте мысли о Шариату, вернитесь к национализму”.

Может, теперь мусульмане поумнеют и поймут, что надо быть вместе и надо прекращать жить по принципу “моя хата с краю”. Причем это касается не только мусульман Восточного Туркестана, этой касается всей Уммы.

К сожалению, мы уже и на бытовом уровне не можем нормально общаться друг с другом. Мы даже мечети начали делить “по национальному признаку”,  и не будем своими в мечети, куда приходят представители иного народа. Если мы не решим эту проблему внутри себя, враги по-прежнему будут собираться вокруг нас, как едоки вокруг блюда.

И хвала Аллаху, Господу миров.

Инсан аль-Мадани

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Comments 3 комментария

Ас салам алейкум. Очень интересная статья, вообще ничего не знал об этом. Оказывается они всю жизнь там рубились с мушриками. и как обычно русские и коммунисты предали, продали, воткнули нож в спину.

ДжазакаЛлаху хайран, брат Инсан.

23 Сентября 2019 год, делегация Талибов поехали в Китай строить мосты.

СубханАллах, мы наблюдаем как Китай угнетает мусульман Уйгур, принуждают их к куфру, держат в концлагерах СубханАллах.

А Талибы поехали в Китай решать свои собственные проблемы, потому-что проблемы мусульман Уйгур это не их проблемы, и проблемы других мусульман их не касаются.

Аль -Каида дружно молчит об этом. Напомним, что Аль-Каида это часть Талибана, и Завахири каждый год об этом твердит без остановки. И визит Талибана в Китай это визит от Аль-Каиды в Китай, так как Аль-Каида в подчинении Талибану с её руководством.

СубханАллах, и выш сайт тоже молчит о визите Талибана в Китай. Будь ваша мать, сестра, отец, брат, дети, жена в этих китайских лагерях вы бы тоже промолчали о визите Талибана в Китай?
СубханАллах, до чего-же вы лицемеры, и тут имеется ввиду не только этот сайт, в общем движения Аль-Каида, группы в Сирии из Идлиба в том числе ХТШ, Талибан и все их сторонники.

Не могу даже представить масштаб как бы это было преподнесено под соусом и раздуто до космических масштабов еслибы туда съездил даже рядовой воин ИГ.

Последний абзац – характерный ИГИШевский эмоциональный вопль. Прямо даже представить не можешь?

Напоминайте мусульманам не покупать, насколько это возможно, китайские товары и не пользоваться китайскими программами. Бойкот товаров это минимальная пассивная помощь не требующая вообще никаких действий и не наказуема уголовно.
Да унизит и уничтожит Аллах всех кафиров враждующих с Исламом и мусульманами!

Post a comment

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: